Заказать третий номер

Просмотров: 0

ТЫ И БРАТ ТВОЙ

(Повесть о жизни)

 

 

«…Не говорите мне, что реки Азии, разливаясь, уносят и топят сотни тысяч людей. Не говорите мне про войны, ураганы, бешенство стихий. Не рассказывайте про потоки крови на бойнях и про отчаяние тех, кто приговорён к смерти: я вам отвечу – это здесь ни при чём.

   Вы предпочитаете возвышенные речи? Тогда я скажу вам о боге. О том, как он безмолвен и неколебим. О том, как гневлив и нетерпим. О том, как это беспросветно и как тошно – жить в мире, о котором бог забыл…»

                                                        Ф. Нурисье

 

 

...Но однажды начинаются снегопады, и уже поздно что-либо переделывать. Как будто закончился фильм, и в зале вспыхивает свет, и белым-бело полотно опустевшего вдруг экрана.

Вот и я говорю тебе: перестань на что-либо надеяться. Во всяком случае, на чудо надеяться не стоит.

Не стоит надеяться, и даже не потому, что, скажем, после двадцати чудес не бывает – в этом, я думаю, каждый, кому за двадцать, убедился сам,  – нет, даже не потому. Просто любое чудо, которое может произойти, наперёд лишено истины. Жизнь ведь не состоит из чудес – и что было бы, если б она из них состояла?

Только ты пока ещё в это не веришь, и сейчас, когда ты выходишь из подъезда, неслышно притворяя за собой дверь, и натягиваешь перчатки, ты не думаешь ни о чём, кроме чуда. Город уже зажигает свои ежевечерние огни, становятся ярче рекламы, ниже – небо (впрочем, последнего ты не видишь, ибо не поднял головы), ты идёшь по тротуарам, грязным и серым от снега, смешанного с солью и песком, ты идёшь и думаешь о своём – думаешь свою думу. И, пожалуй, никто на земле не смог бы сказать, о чём твои мысли – никто, кроме меня, – потому что я знаю тебя не понаслышке. Только что от этого проку? Что изменится, если я предложу тебе помощь, в которой ты не нуждаешься и которая тебе, в общем-то, не нужна? И поэтому я не окликаю тебя, не беру за локоть в сутолоке метро, не спрашиваю, который час. И поэтому ты идёшь себе молча, один, сам по себе, и все помыслы твои заняты чудом. А снег продолжает падать, он падает, падает, кружась, опускается на крыши, на машины, на деревья в пустынных парках, на тёмную и недобрую воду реки, которая этой зимой так и не покроется льдом. Но ты ведь ничего не знаешь об этом – ты ничего не знаешь даже о том, что случится через полчаса, за поворотом, на следующей остановке – где уж тебе проглядеться сквозь зиму… Плохо, когда человек слишком занят собой, надеждами на своё чудо, а в мире не прекращается снегопад. Известное дело – когда начинает идти снег, уже не отыщешь тепла. Только ты идёшь, идёшь, сейчас ты исчезнешь, растворишься в толпе, и вот мне уже не разглядеть тебя сквозь мерцание падающих хлопьев… Но рано или поздно мы встретимся снова – ты пройдёшь мимо меня в утренней толчее, или встанешь за мной у  газетного киоска, или попросишь огня на пустынной улице. Но даже если это и будет так – даже если мы будем вдвоём – в городе, в ночи, в мире – и даже если ты наклонишься над огоньком, прикрытым моими ладонями, – даже и тогда ты не узнаешь, как моё имя, и что я о тебе думаю, и кем я тебе прихожусь. Нам нечего сказать друг другу – может быть, потому, что мы слишком долго и слишком многое друг от друга храним, не выдаём своей тайны. Может быть, потому, что один ещё надеется на чудо, а другой надеяться перестал. Думал ли я когда-нибудь, что сделаюсь старше тебя, что раньше перестану надеяться?..

 

Читать далее...