Заказать третий номер

Просмотров: 0

Одиночество

- Мне всё равно, что там и как. Меня это не колышет. Я был на пароходе, я всем сказал, что это моя баба. Чтобы ни один слюнявый юнец не порывался в эту сторону, ни один старпёр не пырхался там, добиваясь её. Я ей предложение сделал, официальное. Просил не ходить в этот рейс, хватит уже! Весь мир посмотрела, отработала за двоих, а она в ответ только смеётся: «Я тебе надоем через месяц совместной жизни, давай ничего не будем менять, нам ведь и так хорошо». И снова в кадры пошла, за назначением. А мне что делать? Ждать? Я пять лет встречаю её на берегу, сколько можно ждать? Я детей от неё хочу, спать с ней в одной постели, кружку чая подавать, когда заболеет. Вот ты, как женщина, ты можешь мне объяснить: почему все бабы как бабы, мечтают замуж, потомство, гнездо своё, а этой нужны море, качка, пароходы?

 

Вокруг шумела вечеринка, наш отдел отмечал профессиональный праздник, в кафе в третий раз заказывали песню «Ты морячка, я моряк, ты рыбачка, я рыбак. Ты на суше, я на море — мы не встретимся никак». Под неё очень здорово отбивать ритм ногами, изображая энергичный танец.

Я плохо слышала сетования Алексея, потому что с изумлением смотрела на Хорошавину и её партнёра по танцу. Как меняет человека окружающая среда! Стоило Ленке надеть вместо строгой униформы ведомства блестящее платье, длину которого условно определяла бахрома, на уровне «верхний край бедра», как из скучной офисной сотрудницы она превратилась в порхающую по танцполу бабочку-волшебницу, за которой с присвистом увивался глубоко женатый, но порочно неверный супруге начальник отдела Сергей Петрович Коробко.

Все знали, что их связывают не только служебные взаимоотношения. Несмотря на то, что Лена тоже была замужем, за моряком дальнего плавания.

— Ну, что ты молчишь? — Алексей придвинул свой стул ещё ближе ко мне, пытаясь переключить внимание на себя. — Чего ей не хватает, скажи? Я пылинки с неё сдуваю, на руках ношу, в прямом смысле слова…

— Лёша, что ты завёлся? праздник, радость, песни, пляски. смотри, как народ расслабляется! Что ты прицепился ко мне со своей зазнобой? Нравится ей, наверное, бороздить просторы мирового океана.

— А я? — подвыпивший коллега хотел понять загадочную женскую логику через меня.

— Что — ты? Ты её тихая гавань, надёжный причал.

 

Тогда я ещё не знала, что это была последняя наша совместная вечеринка, иначе, наверное, не отнеслась бы к его вопросам так равнодушно, безразлично даже. Какой пустяк — не хочет замуж. Две моих подруги тоже замуж не хотят, обжёгшись на первых мужьях. У одной пил как не в себя, а у другой… Да лучше быть одной, чем двигать с дивана эту живую «недвижимость».

Когда в активе всего лишь тридцать прожитых лет, какие могут быть трагедии, особенно в отношениях с противоположным полом? Всё впереди! Всё ещё будет! Ещё и детей не поздно, успеете нарожать… Но жестокая правда жизни тихим змеем вползает в существующую реальность, и хотелось бы повернуть рулевое колесо судьбы в положение «Стоп машина. Полный назад!», а вот и нет, ничего не выйдет. Живите теперь уже так, как есть.

Мы знали, что первый брак Алексея распался, не дожив до совместных детей. Красивая студентка после защиты диплома махнула на прощанье рыжими локонами и ушла к другому мужчине, имеющему собственную отдельную квартиру. Непонятно было, зачем вообще выходила замуж за нашего парня. Хотя, как минимум, одна причина была. Златокудрая Татьяна из общежития университета, с верхней полки двухъярусной кровати в комнате на четверых перебралась в старинный дом с видом на белую ротонду, а через неё — на сияющий синевой морской залив.

В этом «доме с историей» матери Алексея принадлежала просторная, с высокими потолками, квартира. Комнат было две, но «вагончиком», с проходным залом. Тут либо свекровь мимо тебя в туалет ночью ходит, либо ты мимо неё. Такой расклад невестке через некоторое время надоел, и она отбыла на новое место жительства, по пути зайдя в загс для расторжения скоропостижного брака.

Во дворе дома, в хилых деревянных постройках, служивших ранее дровяником, хранился предмет гордости и молодецкой удали сына — мотоцикл «Кавасаки». Замок на сараюшке висел мощный, под стать охраняемому предмету, хотя саму дверь можно было легко вышибить ногой. Но никто не оспоривал авторитет выросшего в этом дворе Алексея. Он гонял здесь на велосипеде, бежал после школы к пирсу, на ходу разматывая удочку для ловли корюшки и наваги, был непререкаем по факту рождения в этом месте, и вряд ли бы кто покусился на его имущество. А чужие люди в эти дворы-очкуры и не заглядывали.

 

Признаться, Лёшка был не красив...

Читать рассказ далее...