Заказать третий номер

Просмотров: 0

За горами, за лесами,

За широкими морями,

Против неба - на земле

Жил старик в одном селе…

 

Строчки, столь знакомые с самых ранних лет, что уже и не замечаешь почти невероятного, - столь просто и столь «космически» увиденной человеческой жизни: «Против неба – на земле». Этот взгляд «с весьма удаленной точки» нет-нет – да и появится в знаменитом «Коньке-Горбунке».

 

Вот въезжает на поляну

Прямо к морю-окияну;

Поперек его лежит

Чудо-юдо Рыба-кит.

 

С какого расстояния можно увидеть «море-окиян», как простой водоем, «перечеркнутый» телом сказочного кита? И сказать об этом шутейно, с прибауточками…

Петр Павлович Ершов родился в Сибири, в Тобольской губернии. Служба отца, губернского секретаря, заставляла часто менять место жительства, и маленький Ершов, прежде чем он появится в Петербурге, успел надышаться сибирскими просторами, дивной жизнью «против неба – на земле». В столице семья Ершовых поселится, когда дети – Петр и Николай – закончат гимназию. Но юность – это не только образ блистательного Санкт-Петербурга. Это университет, литературные знакомства, – Пушкин, Жуковский, Плетнев. Когда он отдаст своего «Конька-Горбунка» на суд этих взыскательных читателей, ему будет всего девятнадцать. Отзывы могли окрылить и более опытного литератора. «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить», - это произнесет Пушкин, прочитав ершовскую сказку. Чего можно было ожидать от юного автора после столь блистательного начала? Но чем одаренней человек, тем явственней в его биографии проступает лик судьбы. Жизнерадостного, бескручинного по природе Ершова испытания ждали вместе с первым успехом. Отец умер незадолго до окончания «Горбунка», брат – вскоре после первого успеха этого сочинения. И дальнейшая судьба все более противилась тому, чтобы веселье духа, изначально присущее Ершову, нашло свое выражение на его литературном поприще и в его жизни...

Читать далее...