Заказать третий номер

Просмотров: 622
04 ноября 2014 года

* * *

Как санитарные кареты,

Спешат последние трамваи.

Шуршат дешевые газеты.

- И это юность самурая?

 

Судьба капризна и лукава,

Лиловый вечер прост, как прочерк.

Акутагава пьет какао.

И нечего придумать проще.

 

 

* * *

Дни скакали огненными львами,

Жены ждали, дворники следили.

По ночам над всеми головами

Громкие будильники ходили.

 

Было время странного пространства -

Как живой, таился звон в металле.

И на всех комодах - знак мещанства -

Каменные слоники стояли.

 

Все клялисъ, казнились, торопились,

Шли в себя из общих коридоров.

Белые слоны не шевелились

И не заводили разговоров.

 

Было все темно, как все на свете.

Ветер выл, собаки подвывали.

После школы забегали дети

И за все на свете задевали.

 

Дни - как войско, скомкав строй, с парада...

Детский, то ли пьяный хохот...

Крайний слон порою громко падал,

Отбивая ухо или хобот.

 

Остальные - разве волновалисъ?

Полагали - так и полагалось -

Колесо истории вращалось,

Уходил, другие оставались.

 

Тесен мир грамматик-арифметик -

Свет вечерний, темнота ночная.

Обстановка: зеркальце, портретик.

Белый снег - салфетка кружевная...

 

Строго вертикальная прохлада,

Ты моя высокая свобода.

Я стою, последний слон из ряда,

На краю высокого комода.

 

 

Твердые породы деревьев

 

Утро, город и плеск голубиный,

И кого-то ужасно как жаль…

У рябины на сердце рубины,

У березы на сердце печаль.

 

Мы, дурные, смеемся некстати,

Суетимся и ссоримся зря,

Время жизни по капле растратив,

Безответственно все растеряв.

 

Пробежали хорошие годы,

Ничего не осталось от них.

На веселых задворках заводов

Мы встречали любимых своих.

 

Дни заходят, как смены на отдых,

Ночи длятся и гнутся в дугу.

С неба падают редкие звезды,

Зажигают то лес, то тайгу…

 

А когда отпылают пожары,

Мы их в памяти все сохраним. -

Без огня будет трудно, пожалуй,

Бедным душам, закутанным в дым.

 

Бедным душам, так рано узнавшим,

Как совместны любовь и беда,

Бедным душам, безвестно пропавшим,

Или спрятавшимся от стыда.

 

Трудно нищим и пьющим запоем…

А когда это все совпадет,

Мы, как серые волки завоем:

Ничего, что никто не поймет.

 

        Все на свете чего-нибудь значит…

        Даже складки на Машином платье…

        Мы друг другу приснимся к удаче,

        И к огромному личному счастью.

 

        Облака над страною летают,

        Собираются в тучи и плачут.

        На могилах цветы расцветают,

        Потому что не могут иначе…

 

Но для жалости нет нам причины,

Нет предлога для грусти любой:

У рябины на сердце рубины,

У березы в печенках любовь.

 

 

 

Костер

 

Все, что хочешь: сердись, не сердись...

Как-нибудь проживу нелюбимым:

Угольком, уносящимся ввысь,

Высоко увлекаемый дымом.

 

Все, что будет: успех, неуспех...

Как смогу, проживу одиноко:

Просто так, подымаемый вверх

Восходящим воздушным потоком.

 

Успокойся, потерь не считай,

Страшно призрачна радость простая.

Сам себе говорю: - Улетай...

Сам себе говорю: - Улетаю...

 

 

* * *

Улиц, дорог и бульваров кисель.

Хохот и клекот осеннего сада.

Мы притворимся, что мы не отсель,

Что ничего нам здесь вовсе не надо.

 

Ни фонарей, ни друзей, ни дождя,

Ни угасающих листьев, ни водки…

Даже друг друга – не то, что себя…

Мы притворимся, мы вольные волки.

 

Ветки качаются, время течет,

Волчья свобода бедою чревата…

Мы притворимся, что мы ни при чем:

Не осторожны, но не виноваты.

 

В верности мы никому не клялись,

Идолам крашенным честно молились…

Сами не знаем, как здесь родились…

Что тут поделаешь – так получилось…

 

 

 

* * *

Хлеб едва добываешь...

Осень. Дни убывают.

Ты меня убиваешь,

Я себя убиваю.

 

Все уже забываешь...

Кое-как вспоминаю...

Ты себя убиваешь.

Я тебя убиваю.

 

 

* * *

Уж закат на кровлях догорает.

Как ничей у поворота нищий...

Дворник снег с дорожки убирает

Словно что-то на дорожке ищет.

 

... Никогда ты, бедная, не знала,

Как сладка вечерняя отрава...

Далеко до Курского вокзала:

Сто шагов и поворот направо.

 

Там людей и почты перевозка...

Кто спасет от городских сомнений?

 

Наше войско - строй свечей из воска,

Сзади наступают наши тени.

 

Я наивный, я надеюсь на удачу:

Все поправить, все начать сначала...

Ведь никто не видит, что я плачу

По пути до Курского вокзала.

 

Мне уже и слез моих не стыдно:

Все давно здесь залито слезами.

Все туманно. Ничего не видно -

Лишь свеченье между полюсами.

 

 

* * *

Вечный страх опозданья...

Детство дикое, где ты?

Осень. Призрачность знанья.

Увяданье. Букеты.

 

В сердце чисто и остро.

Город, шаткий от пьяниц.

Робинзоновый остров,

Бабы с лицами Пятниц.

 

Неуверенность чуда.

Незнакомое место.

Хорошо, что покуда

Ничего не известно.

 

Алых стен сотрясенье.

Сон скрипит каруселью.

 

И незнанье - спасенье,

И забвенье спасенье.

 

 

 

Деревянная лошадь в парке

 

... Деревянная лошадь не плачет -

Плачет дерево дрожью ветвей.

Деревянная лошадь не скачет -

Неподвижно увозит детей.

 

Это ваши ли, наши ли дети -

Оживленье счастливых картин?

Или мы существуем на свете,

Одинокие все как один?

 

Неживая природа мелькала,

Как живая, бежала с пути...

Вот и ты от меня ускакала,

И тебя никогда не найти.

 

Что-то дальше из этого выйдет?

Я от счастья отстал своего.

Деревянная лошадь не видит,

И не слышит почти ничего.

 

Голосам она нашим не внемлет,

Никого ей не жалко ничуть.

Деревянная лошадь не дремлет,

Или просто не может уснуть.

 

... Только самой ненастной порою

Оживёт она в новой судьбе

И возникнет под стенами Трои,

Укрывая  героев в себе.

 

Это ветер, порушивший древо,

Обалдев от вражды и любви,

Растворил деревянное чрево

И наполнил своими людьми.

 

 

* * *

Явь проста, как топор лесоруба,

Просто так, без литавров и труб

Сто солдат маршируют у клуба

Над цветами и зеленью клумб.

 

Сон насущен: короткое лето,

Там цветы не на клумбах цветут,

Снятся женщины, солнцем согреты,

Вспоминают, и любят, и ждут.

 

Все прощают и все обещают,

Всех дождаться, понять и простить...

Это их сто солдат защищают

И не могут никак защитить.

 

 

 

* * *

Заслон унынью и убытку!

Еще мы жизнью не убиты!

 

Деревья, улица, калитка,

Окольный путь самозащиты.

 

Не время лгать, не надо плакать,

Весенний сад уймет отчаянье,

Он лепестками будет плавать

В твоем окне, в моем стакане.

 

Все будет честно, по порядку.

Наш долг преодолеть упадок.

 

Ты приведи себя в порядок,

И мы с тобой пойдем вприсядку.

 

 


 
ЮРИЙ СЕМЕЦКИЙ. "ТЕРПЕНИЕ - ДОСТОИНСТВО МУЖЧИНЫ..."
ИРИНА РАБАТУЕВА. "НЕОБЖИТОЕ ВРЕМЯ- ВЕСНА!"
ИВАН ШЕПЕТА. "ОКТАВЫ, МУЗЫКА ОКЕАНА"
ТАТЬЯНА ПАРСАНОВА. "Я ПОЙДУ ЗА ТОБОЙ..."
НИКОЛАЙ ИОДЛОВСКИЙ. "НО Я НЕ ХОЧУ ИЗВИНЯТЬСЯ..."
АЛЕКСАНДР БАЛТИН. "КОЕ-ЧТО О КОНЦЕ СВЕТА"
Все публикации
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс ноября 16, 2014, 00:10:31

Строго вертикальная прохлада,

Ты моя высокая свобода.

Я стою, последний слон из ряда,

На краю высокого комода...

Редко к нам захаживают стихи Ивана Макарова, но зато какое это всегда событие! И сколько, вроде бы, таких поэтических "костров" горит и на "Артбухте", и на других литературных порталах. Но вот у Макарова каждое слово (ну, может, и не каждое, но зато уж такие древние - точно!) вновь обретает свой доисторический, сакральный смысл. В этом "костре" успевает "прогореть" чуть ли вся жизнь - трагичная, высокая, усмешливая - и вот всё возвращается на новый круг, где только стоит "привести себя в порядок" - и всё начнется сначала...
Василий

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Ср января 14, 2015, 02:05:07

"Уж закат на кровлях догорает.
Как ничей у поворота нищий...
Дворник снег с дорожки убирает
Словно что-то на дорожке ищет..." - строфы, как откровение, просты и проникновенны.
В этом стихотворении отголосок Венечки Ерофеева, новый взгляд на его путешествие из Москвы в Петушки.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте