Заказать третий номер

Просмотров: 0


Завершился восьмой международный литературный фестиваль "Чеховская осень-2017". Масштабный: более двухсот участников в 11 конкурсных номинациях. Представительный: члены жюри и конкурсанты приехали в Ялту из Иваново и со Ставрополья, из Москвы и Петербурга, из Палестины и Афганистана. 

Устроители фестиваля, оргкомитет и руководство одного из крымских писательских союзов, сделали всё, чтобы на фестиваль прибыли и выступили в Ялте делегации из Донецкой и Луганской народных республик.

Поэты и барды сражающихся республик не подвели: собрали на фестивальных конкурсах множество призов.

"Артбухта" поздравляет с присуждением Гран-При "Чеховской осени-2017" донецкую поэтессу Анну Ревякину, нашего автора. На фестивале она читала отрывки из поэмы "Шахтёрская дочь". В руках - книжка из допечатанного тиража. Расходится стремительно: эти тексты изучают на уроках литературы в школах Донецка.

 

Мы – подвальные, мы – опальные,

кандалы наши тяжелы.

Мы – идея национальная,

мы – форпост затяжной войны.

Чёрной совести боль фантомная,

боль, что мучает по ночам,

эта домна внутри огромная,

наша ненависть к палачам.

Мы священные, мы убогие,

мы у боженьки в рукаве.

И глаза Его слишком строгие.

И следы Его на траве.

Утром встанем, пересчитаемся,

похоронимся, поревём.

Эх, война-война – девка та ещё!

Частоколы да бурелом,

заминированы окраины,

человеческий страшный суд.

Авель помнит, что всюду Каины,

только высунешься – убьют.

 

- Я до сих пор не могу в это поверить, - говорит Анна, - но самый-самый главный приз международного фестиваля отправляется в город-герой Донецк. Это прорыв для донецкой литературы, прецедент, огромная честь для меня, для всех нас. Тот самый мост, который соединяет и объединяет.

Как это было? Утром читки. Три члена жюри, я помню всё наизусть, но волнуюсь дичайше, поэтому выхожу с книгой, в которую ни разу не глянула. Мой голос, как стая юрких крымских рыб, проплывает над головами жюри и гостей. Потоком воздуха голос выносит за пределы аудитории. Голос плывёт по коридору четвёртого этажа, голос этот принадлежит мне и мне не принадлежит вовсе, это голос моей Марии, это голос моего Донецка. Кто-то заплакал, кто-то покрылся мурашками...

Читать далее...