Заказать третий номер

Просмотров: 0

Oh...you touch my tra la la

Mmm...my ding ding dong…

 

Ангел.

Нет. Нет, не ангел. Я впервые не знаю, как реагировать. Это… Так не бывает. Так не может быть. Это такой сумасшедший сексапил, что мне крышу срывает с первого взгляда.

Я в жизни не видел таких красавиц.

 

Высокие скулы. Серые умные глаза, уголки подняты вверх, как у кошки. Невероятно пушистые ресницы. В сочетании с такими светло-русыми волосами такие чёрные брови раньше называли соболиными. Упрямый лоб. Длинная упругая шея. Прекрасно сшитое платье по фигуре, тонкие сильные загорелые руки с тонко вылепленными мускулами. Это… Думаю, это теннис и что-то ещё. Нет, не плаванье, что-то кроме фитнеса. Чтобы так вылепить тело, нужен какой-то другой спорт. Что-то из боевых искусств. Спрошу позже. Стараюсь не пялиться на грудь. Чёрт побери — она без лифчика. Да ёлки…

 

Меня выручает официант:

— Ваш сок. Морковный. Сливки отдельно.

— Спасибо.

—Ваш мохито.

— Спасибо.

 

Мы говорим уже второй час. Передо мной лежит её визитка — топовая хантинговая компания. Я их знаю — у них хозяин экспат, скорее всего, из разведки, в девяностых в Россию приехало много разведчиков, ещё бы, "время возможностей", теперь они хантят только топ-менеджмент, собирают такое досье, которое ты бы предпочёл сжечь, не читая. Их фирменный стиль — вежливая, умная простота в общении. Я когда-то трепался с Катькой Мироновой, она рассказывала мне о своих недостижимых конкурентах — и, вот, теперь Рита меня слушает второй час.

Второй час.

Меня слушает.

Рита.

 

Забавно нас наблюдать со стороны — я включаю расщепление — контролирую себя со стороны — дыхание, осанка, присоединение, подстройка дыхания, тембра, отзеркаливание позы, жесты, ещё расслабиться, ещё. Ёлки, она тоже "зеркалит" меня — но без напряга, легко, с юмором. Игры профессионалов. Смешно. Я поднимаю глаза. Она ловит мой взгляд. Корчит неуловимую рожицу. Проскакивает искра — мы хохочем. Она поправляет волосы. Я знаю этот жест — это особый, неконтролируемый женский жест женщины, получающей удовольствие от извечной игры мужчин и женщин. Она младше меня лет на десять. Тот самый возраст, который заставляет пресс-секретарей, председателей профильных комитетов Думы, президентов нефтегазовых компаний, разведчиков с безупречными генеральскими звёздочками бросать своих многочисленных жён, любовниц с телевидения и любовников из Минэкономразвития, и, очертя голову, падать к загорелым коленкам, пахнущим солью Лазурного берега, лавандой, полынью, конными прогулками и свежевыпавшим снегом в сосновом лесу — где будут играть дети — дети, которых она тебе родит, товарищ генерал. Но сначала…

 

— Григорий, как вы считаете, у наших с Фирташем серьёзно?

— Серьёзно?

—Я подбираю для моих клиентов людей, целую команду, которая сходу могла бы оценить реальную ситуацию в холдинге. Финансистов, математиков, ваших коллег. Петербургский офис мы почти уже закрыли, московский тоже, сейчас речь идёт о том, где разместить головной офис — в Цюрихе, Вене или Лондоне. Вы какой город предпочитаете?

— Вену.

— Хм… Почему?

 

Срочно нужна пауза. Что-то идёт не так. Это проверка. Поднимаю руку. Из лёгкого гула разговоров и беспечной летней музыки, заполняющей кафе, материализуется мальчик.

 

— Молодой человек, вы делаете капучино с лавандой?

— Это любимый кофе нашего шефа.

— Отлично. Можете попросить шефа, чтобы он сделал свой самый любимый кофе, но не как для себя, а для своего самого любимого человека? А вы, Рита?

— Чёрт, вы так вкусно обсуждаете, что я, пожалуй, тоже. Да, и мне.

— Два кофе.

Читать далее...