Заказать третий номер

Просмотров: 1246
09 Сентябрь 2011 года

  «Он говорил, что не хочет возвращаться в Россию простым евреем, а хочет – русским писателем. Так, в общем, и случилось. Но уже без него», – рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД писатель Александр Генис, много лет проработавший в легендарной газете «Новый Американец» и приехавший в Петербург на Дни Довлатова.

 

 ВЗГЛЯД: Александр Александрович, вы много лет работали вместе и наверняка видели, в какой момент Довлатова посещало вдохновение...

 Александр Генис: Он сочинял утром, пока спали все домочадцы и не звонил телефон. Потому что по телефону он мог говорить часами, годами. Ему нужно было время часов около пяти–шести утра, самые ранние-ранние часы, когда его никто не отвлекал.

 

ВЗГЛЯД: А был у него какой-то ритуал, когда он сочинял? Обязательная чашка кофе или что-то еще?

 А. Г.: Да. Как он сам говорил, его рабочий завтрак состоит из кофе и «Голуаза» – это такие французские сигареты. А покурить он выходил на лестничную клетку, потому что дома курить тоже было нельзя. На лестничную клетку он выходил в халате, стоял там, придумывал одно предложение, а потом возвращался и говорил: «Ну все, рабочий день закончился...» Но, конечно, сочинительством он не занимался при мне или при ком-то еще. Чисто технические какие-то дела, редактуру газеты – да, мы делали вместе. А творчество, написание рассказов – это очень интимный момент для любого писателя.

 

ВЗГЛЯД: Ощущал ли Довлатов себя большим писателем, гением?

 

А. Г.: Я не думаю, что Довлатов был гением. Порой очень легко пользуются этими словами. Гением был Бродский. Гений – это человек, которого никто не может понять. А Довлатов был человеком, который понятен всем. И в этом заключается огромная разница между ними. Однажды я даже сказал ему: «Ну, ты прямо как Чехов». А он: «Ну и что?» То есть на самом деле Довлатов прекрасно понимал, что он делает. И если бы он прожил еще буквально несколько лет, я думаю, он бы занял то же самое место, какое занимает сейчас, только раньше. С другой стороны, смерть, к несчастью, всегда помогала популярности в России. Кто рано умирал, тот обретал определенный ореол славы.

 

ВЗГЛЯД: Насколько он был популярен в Америке? Узнавали ли его на улицах? Просили ли автограф?

 

А. Г.: В «Русской Америке» – да. У него была замечательная фраза на этот счет: «Я удивляюсь, когда меня узнают на улице. Но когда меня не узнают на улице – я еще больше удивляюсь...»

 

ВЗГЛЯД: Хотел ли он снова посетить Россию, вернее, Советский Союз, вернуться насовсем? Скучал по Ленинграду?

 

А. Г.: Довлатов вернулся в Россию именно так, как хотел. Вы знаете, когда мы пишем – мы используем лучшую часть себя... Он вернулся сюда лучшей своей частью, своими замечательными произведениями. Другое дело, что он не успел насладиться этим успехом. Ему недодали того, чего он заслуживал. Мне часто снится, что я встречаю Довлатова и рассказываю ему о том, как его все читают и любят после смерти.

 Еще он говорил, что не хочет возвращаться в Россию простым евреем, а хочет – русским писателем. Так, в общем, и случилось. Но уже без него. Я не думаю, доживи он до сегодняшнего дня, он насовсем переехал бы в Россию. Тем более что в наше время вопрос так бы и не стоял. Сейчас можно жить везде. Я думаю, он приезжал бы сюда периодически, а потом отбывал обратно в Америку.

 Что касается Ленинграда, мне сложно судить о том, как он жил в этом городе, я ведь знал его только по Америке, по эмиграции. Но помню один смешной случай. Однажды мы шли по какому-то району Нью-Йорка, такому далеко не парадному, где-то в простенке между гаражами и стройкой, и он вдруг говорит: «Ну, прямо как в Ленинграде...» А вообще, он очень тепло отзывался о своих ленинградских друзьях, коллегах, литераторах.

 

ВЗГЛЯД: Вы помните вашу первую встречу? Первое впечатление от знакомства?

 

А. Г.: Да, безусловно, помню. К тому времени мы уже знали друг о друге. И в первые же дни, когда он приехал в эмиграцию, в Америку (1978 год – прим. ВЗГЛЯД), мы специально собрались, чтобы познакомиться. Довлатова я уже знал по книгам, они произвели на меня ошеломляющее впечатление. И с первого же вечера знакомства мы были с ним на «ты». А потом, несмотря на какие-то размолвки, которые были между нами за 12 лет, мы не могли долго обходиться друг без друга.

 

ВЗГЛЯД: Насколько сыто он жил в Америке? Некоторые говорят, что жил он там чуть ли не в нищете?

 

А. Г.: Нет, это полная ерунда. Даже не понимаю, откуда берутся такие разговоры. У него была там, я бы сказал, средняя, нормальная жизнь. В Америке нет такой уж нищеты, но и деньги ему всегда были нужны. Знаете, люди разные бывают: у кого-то есть деньги, а у кого-то долги. Вот у Довлатова были долги. При этом на гонорар от книги, изданной на английском языке, он купил дачу.

 Иван Чернов, "Взгляд"

 
 
Римма Казакова. "Я не здесь"
Сергей Гандлевский: Олимпийская игра Иосифа Бродского
ВИОНОР МЕРЕТУКОВ. "Учебное пособие"
Нестерюк Стас
СТАС НЕСТЕРЮК. СКАЗ ОБ ОГНЕ И ГНЕВЕ
Литпроцесс и литературная учёба онлайн
Все публикации
Вениамин Бурмистров

Сыктывкар
Комментарий
Дата : Пт. Сентябрь 16, 2011, 23:33:45

А мне - нет!
Алкаш, бабник, самодур и патологический самолюб. Рисовать словами, да, умел, но больше ничего: ни смысла, ни души. Всю жизнь описывал себе подобных, а скорее всего - себя любимого, прикрываясь чужими именами.
Просто, видимо, Александр Генис (и кто-то там за ним) пытаются сделать себя на фоне Довлатова. Бренд раскручивают.
Вионор Меретуков

Прага
Комментарий
Дата : Чт. Апрель 04, 2013, 10:08:37

Так может сказать лишь тот, у кого глуха и слепа душа. Бурмистров, это я Вам
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Апрель 04, 2013, 14:55:36

Статья - так себе. Взгляд иммигранта в Америке на Довлатова. А Довлатов - писатель русский, он и жил только полной грудью в России. Алкаш, бабник? Это не самые худшие характеристики))) И вернуться в Россию он хотел - очень. Говорил, что Америка иссушивает душу. В Перу - в Лиме - совершенно случайно мне довелось встретиться с удивительной дамой ( она русская, живет в Дании сейчас), у них был бурный роман в Пушкинских Горах, где она работала экскурсоводом. Она до сих пор хранит его 15 писем, которые он писал ей из Америки. Удивительно нежно-тоскливые и покаянные. Вот думаю сейчас заняться статьей об этом периоде Довлатова, тем более добро на использование архивной переписки получила.
Волков Александр Павлович

Севастополь
Комментарий
Дата : Пт. Апрель 05, 2013, 19:49:42

Вообще-то гений, это тот, чье творчество выше всякого анализа. Довлатов такой.
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Сб. Апрель 06, 2013, 21:11:24

Жонглирование словами - это не о Довлатове. Его личные качества - это всё "топливо" его таланта. Если бы талант потребовал иной жизни - эту бы жизнь Сергей Донатович прожил бы... Не все могут соответствовать своему таланту, дорасти до него, дотянуться... У Сергея Донатовича это получилось. Он хотел быть как Чехов, но он стал Довлатовым. С Чеховым его роднит, не только писательское ремесло, но и Русский язык... Он его услышал. Дай же Бог и нам его расслышать.
Денис Васильев

Пекинск
Комментарий
Дата : Вт. Апрель 09, 2013, 07:34:12

я бы не стал превозносить Довлатова и низводить его до "жонглирования словами" и прочих штампов, во всем этом проглядывает лицемерие. кому-то он не нравится из-за того, что "алкаш и бабник", и герои многих его рассказов тоже алкаши, бабники и матершинники. кому-то нравится простотой своей. для меня он - современный и своевременный писатель, у кого хотелось бы учиться.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте