Заказать третий номер

Просмотров: 867

В некотором царстве, в некотором государстве жили помещики да крестьяне. У помещиков были дома белокаменные, а у крестьян – избушки лубяные. Помещики себе принадлежали, а крестьяне  - нет. Были они до того крепостные, что не в сказке сказать, а можно только гусиным пером описать.  Гусей как раз в том царстве-государстве было в достатке: мало того что домашние не переводились, так весной ещё дикие с юга прилетали. От избытка ли письменных принадлежностей  или ещё отчего, а только многие помещики взялись за это описание и сделались художниками слова. Стало в том государстве литераторов видимо-невидимо. И наступил в нем  золотой век  русской словесности.

В это же самое время в одной помещичьей усадьбе Орловской губернии жил да был юноша небесной красоты Иван Сергеевич Тургенев. И была у него строгая-престрогая маменька Варвара Петровна да две мечты: стать самым великим писателем из всех имеющихся и чтоб к нему пришла роковая любовь. Раз в разговоре с маменькой  обмолвился он про свою первую мечту. А Варвара Петровна как закричит: «Ох, и дурак ты, Ванька! На что тебе эта литература? Ступай-ка лучше служить в министерство внутренних дел. А на литературу нету тебе моего родительского благословения, потому что это - пустая трата денег, времени и ума».

Насчет ума маменька зря тревожилась. После смерти Тургенева любопытные до всяких отклонений от нормы врачи-антропологи случайно наткнулись на  его мозг  и взвесили его. Набралось целых два килограмма в одной только голове. А им уже было хорошо известно, что норма не дотягивает и до полутора. Это научное открытие не осталось без внимания общественности. Многие стали чувствовать в себе большее количество мозгового вещества, чем у окружающих. И завещали после своей смерти непременно взвесить его и вес обнародовать вдобавок к другим заслугам и достижениям. Врачи-антропологи только рады были: и научный материал получили, и дополнительный доход. Но раз случился казус: один человек переоценил своё серое вещество. Хоть он и был при жизни  первым из лучших, но когда взвесили мозг, то его едва на килограмм набралось. Родственники ахнули, врачи-антропологи руками развели, а что делать – никто не знал. Ни объявить нельзя – воля усопшего закон, а объявить – вопросы возникнут: как это он с такими мозгами в первых рядах оказался. Но ученая медицина не растерялась. Взвесили спинной мозг, сложили с весом головного, получилось даже больше нормы. Обрадовались родственники. А врачи-антропологи после этого случая перестали кому попало мозг взвешивать, а только по научной потребности. Ни один из взвешенных пока ещё не дотянул до Тургенева.

Но маменька Варвара Петровна  не знала, что ума Ваньке хватит и на министерство, и на литературу. Поэтому приказала не давать ему гусиные перья и свечи, чтоб у него ни днём, ни ночью не было возможности писать литературу.  А Тургенев всё равно сочинял и всё  сочинённое держал в голове. Чтоб никто не отвлекал его, уходил в окрестные леса, бродил в них целыми днями. Раз встретился ему медведь. После этого случая стал Тургенев брать с собой охотничье ружьё. Потихоньку, помаленьку научился стрелять, даже начал приносить домой кой-какую добычу.  И маменька перестала относиться подозрительно к этим его прогулкам по лесу...

Читать полностью

илл. Андрей Бильжо. "Мои классики". Фрагмент