Заказать третий номер

Просмотров: 1397

Никто не думает столько, сколько думает русский человек.  Результаты процесса этого мышления оказываются, правда, не всегда разумными, поскольку его основная драматическая, так сказать, тяжесть концентрируется в нем самом.

  «Главное - мысль разрешить», - это точнейшее определение Достоевского свидетельствует именно о том, что отечественному менталитету обязательно нужно «додуматься» не столько до какого-то логического результата, не говоря уже о результате практическом, сколько до простого физического изнеможения.

    Одна очень образованная грузинка рассказывала, что, изучая в Тбилиси Толстого, Чехова и того же Достоевского, она искренне считала все написанное выдумкой авторов, а, приехав в Москву, была искренне потрясена тем, что столь выразительно изображенное ими интеллектуальное и психическое напряжение - просто норма жизни.

    Другая же, русская, женщина, ко всему прочему и публикующаяся поэтесса, прожившая всю жизнь в Казахстане и недавно приехавшая в Россию на постоянное жительство, тоже удивлялась тому, как тут у нас происходит общение: «Вы же все телепаты!», - утверждает она. «Вы даже не замечаете, как мало вы говорите и как много понимаете!...»

      Для того, чтобы читать мысли, необходимо, чтобы они были. Для постоянного телепатического общения нужно, чтобы эти самые  мысли были всегда в вашем распоряжении, то есть процесс мышления не должен, по возможности, прерываться никогда, исключая, разве, время  сна, когда, впрочем, сознание всего лишь сдает свою вахту подсознанию.

     В классической книге Бахтина о Достоевском более чем убедительно доказано, что в диалогах его персонажей содержание ответной реплики относится не к содержанию прежде произнесенной, а к тому, что тот, кто отвечает, успел подумать по поводу услышанного. Признанный мэтр отечественного театра Сергей Юрский, говоря о тайне драматических текстов Чехова, приводит пример из «Трех сестер» в виде трех же, стоящих последовательно фраз разных персонажей, по внешнему смыслу вроде бы и не связанных одна с другой. Но все три - те же самые ответы на «внутренние»  тексты, которые успевал создать в  момент  восприятия текстов «внешних» каждый из участников этой сцены. Поэтому-то классический русский театр рубежа прошедших веков, основанный именно на текстах Чехова, просто не мог не стать психологическим, опирающимся на легендарную «мхатовскую паузу». Тот же Сергей Юрский свою книгу об актерском мастерстве назвал именно «Кто держит паузу», утверждая, что именно в этот момент и происходит основное, неслышимое внешне, «телепатическое», если угодно, общение исполнителя и аудитории.

      Тютчевская «мысль изреченная» есть ложь только в случае отрыва ее от возникающей вместе с нею «мыслью неизреченной»...

Читать полностью