Заказать третий номер

Просмотров: 1735
17 мая 2012 года

Дождь, видно, решил затопить эту грешную землю. Дворники с каким-то противным звуком сгоняют воду с лобового стекла. Стрелка спидометра  дрожит  на ста сорока километрах. Слава Богу, хоть трасса сегодня не загружена. Интересно, почему мы  забываем за какими-то своими делами о близких людях, ведь нет на свете дороже никого?

Интересно, мои братья так же «часто» общаются со стариками? Ох уж это наше умение находить оправдание для себя! Ну и свинья же я!

Ну,  вот  еще  один   такой   нарисовался.

    -Командир, извини, отец лежит в больнице с инфарктом, а мне еще восемьсот километров ехать.

    -У всех кто-то лежит в больнице, если все будут правила нарушать, что же это получится? Там  знак  висит -  шестьдесят  км.  А  ты   едешь  сто сорок. 

   Достаю сто рублей, «мент», оглядываясь, прячет их в карман. Господи, что за страна у нас такая! Дворники скрипят, дождь смывает свои же слёзы. Вот было бы здорово, если бы дождь унёс всю гадость, накопившуюся у меня в душе за сорок пять лет жизни.

    Когда я учился в первом классе, был у меня случай с участием милиционера, правда, тогда они были другими. Я ходил в школу, находившуюся в километрах четырёх от нашего дома. Иногда, особенно после школы, меня подвозили шофера, возившие стройматериал на стройку, где работал мой отец. Ну, вот: напросился я в машину, в кабине места не было, шофёр посадил меня в кузов. Едем. Я довольный, кругом зелень, лес, красота. Подъезжаем к стройке, вижу, отец машет мне рукой, но машина не останавливается. До кабины добраться не могу, кузов завален какими-то ящиками, на мои крики шофёр не реагирует, видно, заболтался. В общем, увезли меня километров на пять.

На шестом километре нас, как в кино, на жёлтом мотоцикле догоняют милиционер и мой отец, они сигналят, машут руками. Шофёр останавливается, глаза квадратные: не поймёт, в чём дело. Когда до него дошло, они все посмотрели в кузов, и видно, увидели выражение моего лица, потому что разом начали смеяться. Им смешно, а я чуть из кузова на ходу не выпрыгнул...

    Как всё-таки медленно еду! Дорога на этом отрезке как после бомбёжки, вся в ямах. Больше ста здесь не дашь, иначе останешься без колёс. Как там отец... Есть в этой районной больнице толковые врачи или нет?

    Я в детстве, помню, тоже не вылазил  из  больниц. В классе восьмом у нас мода пошла  делать «поджиги». Это такая штука вроде самодельного пистолета с медной трубкой, куда засыпается порох или сера от спичек. Опасная игрушка. Обычно мне везло, но однажды трубка после выстрела сорвалась и разорвала мне руку между большим и указательным пальцами. Шёл домой, замотав руку носовым платком, который сразу пропитался кровью, и думал, что отец убьёт меня за эту выходку. Отец был дома, он молча размотал платок, но вместо осуждения или злости я увидел в его глазах такую боль!  Потом он бегал, искал врача, ругался с санитарками. Больше в жизни подобными  игрушками я не баловался.

    Кто там опять нарисовался? Остановился. Женщина с ребёнком просится до ближайшего посёлка. Посадил. Поехали. Также моросит мелкий дождь. Наконец-то пошла нормальная трасса. Набрал скорость. Из-под колёс в разные стороны разлетаются лужи, магнитофон хрипит голосом Высоцкого о загнанных конях. Хороший был мужик, да загнал сам себя.

    Сзади что-то скрипнуло. Поднял глаза к зеркалу. Оттуда на меня в упор смотрели внимательные глаза мальчишки лет двенадцати. Интересно, какие мысли крутятся в его голове. Когда мне было столько же лет, я заболел воспалением лёгких и попал в больницу. Отец каждый день приходил с чем-то вкусным. А потом купил нам мопед. Это было так здорово! Правда, мы его с братьями   загубили, когда проехались без масла. Ну, вот и Дагестан. Ещё четыреста километров, и я буду на месте. Женщина с сыном, пожелав счастливого пути, вышли у посёлка. Дождь закончился. Стало чуть светлее и на душе. Может быть, не всё так плохо в этом мире.

    В больницу успел засветло. Опять заморосил дождь, о чем-то хмуро молчали горы. Здание было обшарпанным, неухоженным и холодным. Внутри пахло чем-то горелым и резким. Зашёл в палату. На койке в тёплой куртке сидел отец. Господи! Как этот человек с телом подростка сумел прокормить, выучить, поставить на ноги семь человек?! Нас в семье пять братьев и две сестры. Я не помню отца сидящим. Он всегда был в движении, работал на двух-трёх работах. Умудрялся сам, без посторонней помощи, построить три дома, закончить в сорок пять лет второй институт! А теперь передо мной сидел усталый, выжатый жизнью и болезнью старый человек. Мне на миг показалось, что мы поменялись местами, и передо мной сидит сын, так он был худ и беспомощен сейчас. Не дай бог кому-либо видеть близкого человека в таком состоянии!

    Я не хороший сын. Месяцами не пишу, не звоню, не приезжаю, в горячке могу сказать что-нибудь грубое. Но поверь мне, отец, я жизнь за тебя отдам, не задумываясь.

 Захотелось сказать это вслух, но понял по его глазам – незачем. Он всё знает и без моих слов. Когда-то и в его жизни все это тоже было.

фото С. Селюнин

 


 
No template variable for tags was declared.
Андрей Самарин

Феодосия
Комментарий
Дата : Сб мая 19, 2012, 15:17:33

Отлично написано. Почему не в прозе, странно.
Я не сентеминтальный человек, но чуть не защипало в глазах. Тоже нехороший, сын, блин. Спасибо.
Любовь Гудкова

Москва
Комментарий
Дата : Сб мая 19, 2012, 18:11:42

Добрый день, Магомед!
Знаете почему так немного у Ваших произведений отзывов? Потому что люди, прочитав, чувствуют в себе эмоциональный всплеск. Это всплеск самых сильных человеческих эмоций: жалости, нежности, сострадания, сочувствия. Читатель, встречая в Ваших строчках приметы своего собственного (часто невесёлого) бытия, зачастую просто не может выдавить ни звука из горла, к которому подступил ком, ни написать ни буковки в ответ... Просто молча уходит размышлять над своей собственной жизнью.
Так было со мной, когда я прочитала рассказ "Спекулянт", да и эту историю тоже...
Вернулась сюда из вежливости. Как-то неудобно и неправильно промолчать в ответ на такие простые с виду, но очень проникновенные истории.
Спасибо Вам.
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Пн мая 21, 2012, 01:23:55

Внушительный рассказ. Спасибо.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вт мая 22, 2012, 00:35:36

Как будто на соседнем, пассажирском сиденье была...
Это традиционный сюжет - и жизни, и литературы, но сколько же здесь портретного, сколько же здесь души и... взвешенных, а потому таких проникновенных слов!
Спасибо, Магомед.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Вт мая 22, 2012, 12:53:35

Что тут, и правда,скажешь? Здесь можно только вместе молчать и думать, когда ехать за билетом, чтобы навестить своих.
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Чт мая 24, 2012, 23:16:39

Прекрасный рассказ. И почему "Былое и люди"? Только из-за взятки в 100 рублей, которая сейчас выросла до 100 тысяч рублей...Разве ушла в прошлое настоящая отцовская и сыновья любовь? Ушло в прошлое всё доброе и естественное? Ну, если этого больше нет, то вообще ничего нет, и пора убиться головой об стену. То, что испытывает герой к своему старому отцу - это, не побоюсь так сказать, святое чувство. Родители растят детей, потом пускают их в жизнь, на какое-то время даже хорошие дети и хорошие родители отдаляются, ведь жизнь она больше родительского дома, и потом воссоединяются вновь, значит, всё не зря, во всем есть смысл, и отец воспитал прекрасного человека с душой и сердцем. Для него самого, для себя и для мира, каким бы ни был этот мир, со всеми его плохими дорогами, взяточниками-гаишниками и прочим. Если в мире еще существуют такие отцы и такие сыновья, значит, не всё с этим миром потеряно, и будущее БУДЕТ.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Чт мая 31, 2012, 23:21:50

Действительно, после прочтения чего-то такого настоящего не хочется говорить. Хочется просто сказать - спасибо.
Василий

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Вс января 11, 2015, 23:24:01

Найти себя читателю в тексте не всегда удаётся. Для этого должны сойтись не столько звёзды в небе, сколько состояние собственной "спелости". Магомед созрел раньше, не потому что возрастом старше, а потому что трудился и трудится много, вот и "радия" о котором говорил Маяковский, у него не щепотка, а горсть.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте