Заказать третий номер

Просмотров: 2358
11 Март 2014 года

 

НАД ПРОШЛОГОДНЕЙ ТРАВОЙ

 

в увеличительной линзе –

                                вербное воскресенье

                 дети траву прошлогоднюю поджигают

                 а над ними стоят безымянные облака

и кириллицей алой застыло название кинотеатра

                                                       р о д и н а

           над свежим газоном где были когда-то могилы

           над омертвелой травой в кардиограмме тропинок

 

в воздухе сером шиповник цветёт растревоженная душа


 

МИЛЫЕ ПОМОЩНИКИ

 

в этом уже не этом утреннем свете

на этом утреннем пляже

           на полоске влажной песка

ящерица веки прикрыла заснула

и собака плывёт за неизвестным мне человеком

 

я не могу забыть и оставить

                                         это сияющее сентябрьское утро

                 и возвращаюсь в ту себя иногда возвращаюсь

стою с коленкой ушибленной и загорелой

и вижу мглистое небо и арку

                              неясную арку моста

 

 

СОЛНЕЧНОЕ

 

а душа моя

будто на цыпочки встала и тянется

тянется к тоненькой свечке

                     медовой и солнечной

лёгким и тающим – «благодарю»

 

 

СЛИТНО-РАЗДЕЛЬНО

 

а на сетчатке пустой совсем день

сумерки сухие цветы

и долгое

с  п  а  с  и  б  о  с  п  а  с  и  б  о

пишется-слышится слитно-раздельно

 

 

КОЛОДЕЗНОЕ ВРЕМЯ

 

долго же мы добирались

кружили ведомые парками-призраками

грелись в янтарном тепле

              в пустом дребезжащем трамвае

        задумчивыми стариками

зябли в колодезном вечере января

 

горбатился мост

            и собака спину седую с трудом выгибала

                           а граффити на сверкающем льду

сулили нам счастье: пальмы – солнце – и – море

видишь следы

            от берега – до зыбкого смертельного края

                      куда нас ведёт безнадёжная эта зима

 

 

НАД ТЕТРАДЬЮ

 

а дверь открыта

 

в лёгкой дымке день

кусты сирени и акация и дети

и эта девочка в легчайшем сарафане

 

такая грусть бывает в сентябре

когда молчим над выцветшей тетрадью

и света белого не чувствуем теченье

 

 

ГДЕ ТЫ КАК Я

 

а где-то там

где ты как я бываешь

                              счастлив

повсюду там синеет хвойный лес

и воздух вычищен весёлой жёсткой щёткой

                     до бесполезной лёгкой белизны

       и ты

       как я

       лежишь в тепле растений

       – пыльца сияющая света –

и в зеркале бегущих облаков

небесный сор  – нет, сонм – из лиц усталых

сквозь линзу озарённую росы

приветствует тебя как боги

 

кивни хотя бы улыбнись вослед

 

 

ПОСЛЕДНЕЕ ТЕПЛО ОСЕНИ

 

в колбе бездонной зрачка – утренний дождь

                                        перебродившее лето

                           переболевшие весну облака

                             и скальпели узких дорожек

                                                               от дома

                                         к первым морщинам

к сердцу усталому

в темноту

где никогда не расстанемся

куда убегают дети и тихие звёзды

 

 

НЕПОВТОРЯЕМЫЙ ДОЖДЬ

 

в сером и пыльном

сизо-жёлтом тумане

в глазах встревоженных

на устах

(на губах и во рту)

непонятое

не произнесённое

скомканное до эсэмэс

до строки бегущей к бедной и одинокой душе

неповторяемо-влажное

оживляющее даже сухую траву

в о т    о н о    –    с л о в о

 

 

КОГДА ЗАГОВОРИТ

 

могучий сон природы

неведом день когда она заговорит

на языке игольчатом высоких елей

и лопухов прохладных глянцевитых

 

когда вздохнёт бездонно небо

и выдохнет свободный млечный путь

                 и темноту зернистую

            и нас

в сияющую вечность

 

 

ВОЛЬНО И НЕЖНО

 

в знойном июле небо медленно зреет

облако зацепилось за ветку черешни

                      оторвалось

           п о л е т е л о

                    вольно и нежно

        над тёмной волной

над колоколом неумолчным земли

в жарком полуденном немигающем свете

 

 

КУКУШЕЧКИ ЛЕТЯТ

 

как быстро дни-кукушечки летят

над стылым городом холодным

когда гудят от заморозков звёзды

и счастье зыбкое по швам легко трещит

 

 

ОЗНОБ

 

раннее утро пустынное небо

сухая безветренная свободная жизнь

одинокая колокольня сияет

                                                 в воздухе

             в ознобе высоком

 


ВЕТКА СИРЕНИ

 

среди пустырей – озеро заболоченное

                                   узкая дамба камыш

домики с плоскими крышами

запах сирени весной

                       в окна настежь открытые

  звук самолёта в мутном небе степном

 

когда меня вовсе не будет

   останутся эти пыльные вязы

        сухая потрескавшаяся земля

            и ветка сирени

в стакане прозрачном невозвратимого детства


 

фото Е5

 


 
В Москве состоялась презентация первого номера альманаха "Артбухта"
"АРТБУХТА" в ЛИТЕ!
Избыточная явь Игоря Полуяхтова
Блог "Артбухты" появился в Живом Журнале
В Москве представлен альманах Артбухта №2
«Глиняная книга» Олжаса Сулейменова в Луганске
ЕВГЕНИЙ ГОЛУБЕВ. "ВНОВЬ ОСТАНОВКА..."
ГЕРМАН ТИТОВ. "ПОЕЗДА МОЛЧАТ О ГЛАВНОМ..."
АНДРЕЙ ГАЛАМАГА. "НЕЧАЯННО РОДИВШИСЬ ЗАНОВО..."
ИВАН МАКАРОВ. "ПЕРЕКЛИЧКА ФЕВРАЛЯ И МАЯ..."
ИРИНА БЛАЖЕВИЧ. "БОЖЬЯ КОРОВКА"
ИРИНА ЗИНОВЧИК. "НЕВИШНЕВЫЙ САД"
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Март 18, 2014, 15:02:15

Здравствуйте, Татьяна! Спасибо за ваши стихи. Как будто всё это видишь и чувствуешь: и одинокую колокольню, что сияет в воздухе в ознобе высоком - неожиданно и ведь точно так. Темнота зернистая, переболевшие весну облака,стакан прозрачный невозвратимого детства - очень интересные живые образы.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Март 22, 2014, 21:44:10

Еще и еще перечитываю эти стихи и всё больше удивляюсь: какие же они все-таки богатые! Каждое крошечное стихотворение - не просто целый мир (в талантливых стихах всегда так), а целое хитросплетение миров. Можно вертеть и так, и эдак, и каждый раз получается что-то новое, неповторимое. «Над тетрадью», «Милые помощники», «Над прошлогодней травой», «Слитно-раздельно»…
Вот строчка: «в этом уже не этом утреннем свете». Может быть, она и есть ключ к авторскому философскому мироощущению? Так ведь всё и подсвечено – этим, да уже и не этим внутренним светом… Двойственность, зыбкость, постоянное балансирование и тонкое-тонкое напряжение, где движение и покой слиты воедино, «слитно-раздельно».
Или вот: «ящерица веки прикрыла заснула/и собака плывёт за неизвестным мне человеком». Удивительно: как будто ящерица и собака – старые знакомые, а человек вот – неизвестный. И на таких нюансах построена вся поэзия Татьяны Грауз, представленная в подборке. Как на пуантах. И только так, на пуантах, можно за ней идти…

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте