Заказать третий номер

Просмотров: 1288
23 Март 2015 года

ЗИМА 92/93

 

Труднее всего было с Достоевским.

Я не знал, с чего начать. То ли с Униженных и оскорбленных? Или, может быть, с Братьев Карамазовых? Конечно, символично было бы начать Преступлением и наказанием. Но, в конце концов, я решил двигаться по порядку. Впрочем, Достоевского оставил напоследки. Сначала я добил кое-кого из наших, во главе с Крлежой и Чопичем, затем принялся за иностранцев – Фолкнера, Гессе...  Интересно, что чужаки давались мне намного легче.

Вскоре настал черед Селимовича, Чосича, Киша, Павича, и еще некоторых. Но – Иво Андрич! Над Андричем я обливался горькими слезами.

Однако труднее всего было с Достоевским. Когда я, наконец, решил взяться за него, в доме больше нечем было топить: полки, паркет, мебель, одежда – все давно уже ушло на растопку. Холод мог спокойно пощипывать, покусывать, грызть меня, сколько душе угодно. Ему уже ничто больше не могло помешать.

Я сидел в ожидании белой смерти.

После сожжения Достоевского моя библиотека прекратила свое существование, и я был скорее мертв, чем жив.

 

 ПРАВДИВАЯ СКАЗКА

 

Жил некогда Один. Хотя на самом деле их было больше. Но он хотел быть единственным. И был настойчив и преуспел в этом.

Итак, жил некогда один король. Нет, царь. Нет, нет, фараон. На самом деле он был один, а когда ты один, то ты и король, и царь, и фараон.

Итак, жил некогда Один, и правил он страной. Он только это и знал. На самом деле, он ничем не правил. Когда есть один, страна управляется сама. Он так и сказал: управляйтесь сами! И они послушались его. Они во всем слушались его. Легко слушать одного. Нет никаких дилемм.

И все были счастливы. И довольны. На самом деле, может быть, и не совсем все. Но закон был предельно ясен: Все обязаны быть счастливыми и довольными. А закон надо уважать. Особенно, если его писал Один.

Да, да, Один написал все законы. И все книги. И все, что написано, написал Один. На самом деле что-то он только подписывал, но и этого было достаточно. Более чем достаточно.

Он был самым богатым человеком на свете. Потому как народ ему все отдавал. В действительности, народ даже не знал, что все ему отдал, но, когда есть один, пусть будет он самым богатым. Даже если народ не имеет ничего.

И жил он долго и счастливо до конца жизни своей. Очень счастливо. И очень долго. Впрочем, некогда жил.

А люди?

Люди как люди, из поколения в поколение рассказывают сказку о том, как жил некогда Один.

 

ПРЕСТУПЛЕНИЕ

 

С тех пор как я открыл частную лавочку, мне приходилось работать день и ночь. Я не знал, насколько это тяжелое дело. То одно достань, то другое, то туда беги, то сюда, обязанностей куча – сплошной нон-стоп. И так получилось, что мне доставили хороший товар как раз на наш семейный праздник, Иванов день. Работа ждать не могла, и я должен был корпеть весь день. Вечером, когда  вернулся домой и сел ужинать, кто-то позвонил в дверь. Я глянул в «шпионку»: два милиционера! Я начал перебирать в голове, не ошибся ли я где-нибудь, но точно знал, что все в порядке. Я аккуратно вел книги, исправно платил налоги, мне нечего было бояться. И я открыл дверь.

– Ты – торговец Петар Петрович?

– Да, это я.

– Тебе придется пройти с нами!

Делать нечего, я взял пальто, попрощался со своей женой и пошел следом. Конечно, мне это было небезразлично, и я спросил, как бы между прочим, порядка ради:

– Не могли бы вы мне сказать, в чем дело?

Милиционеры, ясно дело, промолчали.

Когда мы пришли в участок, меня завели в какую-то комнату, полную картин с видами монастырей и ликами святых, и оставили дожидаться прихода инспектора.

– Ты Петар Петрович?

– Я сам.

– Так, Петрович, зачем тебе это было нужно?

– Что?

Инспектор сделал обычную психологическую паузу, открыл папку, начал как будто читать что-то, потом снова повернулся ко мне.

– Ну, хорошо, Петрович, тебе это было нужно?

Глупо было опять что-либо спрашивать, и я решил подождать. Он тоже чего-то ждал. И тогда я все-таки решился.

– Товарищ инспектор, в чем дело? Я не понимаю, за что вы меня...

– Я тебе не товарищ! – заорал инспектор. – Посмотрите-ка на него! Товарищ? Это я тебе, что ли, товарищ?

Я онемел.

– Нет больше товарищей, господин Петрович. Нету товарищей! Прошли те времена, слава Богу, – и он перекрестился.

– Извините, господин инспектор, – попытался я успокоить ситуацию, – я немного смущен...

– Я вижу, что ты смущен, и не мало, а много!

Инспектор что-то написал на скоросшивателе, а потом начал снова ворошить папку с документами. Когда я уж подумал было, что он забыл обо мне, его вдруг прорвало:

– Почему ты сегодня не справлял свой праздник?!

– Мой праздник?.. Ну, я отметил ...

– Не ври! Не ври, здесь всё написано! Сегодня у тебя был праздник, а ты целый день работал, праздник не праздновал, в церковь не ходил, свечи не возжигал... Нам всё известно!

– Ну, хорошо, сегодня у меня было много работы... Но я всегда отмечаю наши праздники...

– Нет смысла выкручиваться. Ты сегодня не праздновал наш праздник!

– Я отпраздновал его по-своему...

– По-своему?! Невозможно, Петрович,  праздновать праздник по-своему! Видите ли, он знает, как праздновать праздник!

С ним не стоило больше препираться.

– Молчишь? Значит, осознаешь свою вину!

– Какую еще вину?

– Вину, Петрович, большую вину. Ты не праздновал наш праздник, несчастный ты человек!

– Я хотел бы попросить вас, господин инспектор, сказать, зачем вы вообще вызвали меня, и я бы вернулся домой...

– Ты хочешь вернуться? Господин хочет домой? Ну что ж, если господин спешит, то дело за малым: надо только подписать признание, и всё.

– Какое признание?

Инспектор вытащил из кипы какую-то бумажку.

– А такое: признаю, что я не праздновал праздник Святого Иоанна Крестителя и не совершал ни никаких предусмотренных в этой связи  церковных обрядов.

Я так разнервничался, что подписал бумагу, попрощался с господином и отправился домой.

Не прошло и семи дней, как мне вручили синий судебный конверт. И в нем приговор.

«За грубое нарушение сербских обычаев, неуважение к сербским традициям, пренебрежительное отношение к Сербской Православной Церкви, оскорбление религиозных чувств православных граждан и презрение к Святому Иоанну Крестителю, торговец Петар Петрович исключается из сербского народа, без права на обжалование».

Подпись неразборчива.

 

ВЫБОРЫ

 

Случилось это тогда, когда под давлением Неба и Земли, Дьявол вынужден был объявить о первых демократических выборах в Аду. Как и следовало ожидать, со всех сторон съехались многочисленные кандидаты. Были здесь и демоны и ангелы, и проходимцы и святые, и разбойники, и пророки, – все посю- и потусторонние силы. Каждый проводил свою кампанию, каждый что-то обещал и предлагал несчастному и измученному народу Грешному. Одни обещали погасить вечный огонь, другие – упразднить Девятый круг и в последствие все до одного, третьи даже сулили Рай, говоря, что могут обустроить его в самом Пекле. А народ Грешный, привычный к всевозможным и каждодневным пыткам, стоически переносил все те кампании. Кандидаты говорили красно и умно, однако Небо и Земля все же сделали вывод, что у Дьявола нет достойного соперника. И упросили самого Господа Бога выдвинуть свою кандидатуру.

Бог долго колебался, по большей части из чисто принципиальных соображений. «Это безнравственно», сказал Бог, «что я, самолично отправив грешников в Ад, теперь спасаю грешников от адского огня». Тем не менее, гуманность победила. И Бог поддался на уговоры.

Когда Господь появился в Аду, вечный огонь тут же погас, и всех присутствующих озарило Божественное сияние. «Я хочу всем отпустить грехи», сказал Бог, «голосуйте за меня, и все будет вам прощено». Церковная музыка заглушала бормотание воодушевленных, и большой огненный крест блистал над головами восхищенных. «Идите и голосуйте за свое спасение», сказал Бог грешникам, провожая их на избирательные участки.

После подсчета голосов выяснилось, что на выборах вчистую победил Дьявол. Все были удивлены, кроме Дьявола. «В Аду всегда будет побеждать Дьявол, – сказал он, – потому что со мной нет неопределенности».

И огонь разгорелся с новой силой...

 

ПРАВОСУДИЕ

 Международному суду в Гааге

От рыболовецкого товарищества «Перучац»

 

Сообщаем Вам, что 15-го июля 1994 года в верхнем течении реки Дрина, Республика Сербия, пойман сом, которого безуспешно разыскивали в течение длительного времени. Благодаря великой личной самоотверженности и мужеству члены товарищества после многочасовой титанической борьбы обуздали огромное чудовище и вытянули его на берег. Была сформирована Комиссия, которая установила, что речь идет о соме, опознанном большим числом свидетелей и подозреваемом в том, что он активно и добровольно участвовал в поедании людей, погибших при трагических обстоятельствах во время гражданской войны в Боснии, а затем разными путями оказавшихся в реке Дрина. Подозреваемый сом с первых дней войны патрулировал на всем протяжении реки и использовал любую возможность для осуществления своей чудовищной деятельности. В качестве неоспоримого доказательства был принят и тот факт, что сом, по словам свидетелей, к началу военных действий весил не более 12 килограмм, а на момент поимки достигал уже 26-ти с половиной килограммов. Эксперты пришли к важному заключению, что такого килажа он не смог бы достичь законным и естественным сомовьим пропитанием. Тем самым определённо доказано, что обвиняемый сом причастен к ряду тяжких злодеяний и военных преступлений, и что его настигла заслуженная кара. Рыболовецкое общество «Перучац» продолжит расследование, поскольку есть достаточные основания подозревать, что осужденный сом действовал не в одиночку, и что речь идет о большой организованной группе. Запланировано, что в ближайший период мы, не жалея сил, переловим всех и представим перед лицом правосудия.

Fiat justitia!

И да восторжествует справедливость!

Перевод с сербского Кайрата Бакбергенова

 

 


 
ВИКТОРИЯ ЛЕБЕДЕВА. ОДНА ДЕВОЧКА
ВИКТОРИЯ ЛЕБЕДЕВА. ОДНА ДЕВОЧКА
ПАВЕЛ КОСОВ. МОЙ ПРАДЕД И ГРАФ ТОЛСТОЙ
НАТАЛЬЯ ЧЕРКАС. ЖЗЛ: АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ (сказка)
ВАЛЕРИЙ БОХОВ. ЗДОРОВЯК
АНТОН ЧУМАКОВ. В ПОИСКАХ АНТИСМЕРТИНА
Все публикации
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Апрель 22, 2015, 22:02:19

Мы уже подзабыли то время, а каким оно было в Югославии, в те страшные годы, мы тут, в России, знали только из СМИ. И вот, пожалуйста, можем заглянуть туда, причем, под таким углом зрения, уже ироничным. И как же всё актуально! Мир не меняется... "Осужденный сом", на мой взгляд, апофеоз того абсурда, который последовал за расчленением Югославии. Черный юмор, конечно...
----
Интересно, что для российского читателя сделал доступными эти вещицы казахстанский поэт и переводчик Кайрат Бакбергенов.
Последняя правка: Апрель 22, 2015, 22:16:31 пользователем Наталья Баева  
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Май 25, 2015, 23:07:20

Отличная вещь... и перевод сделан отлично. Спасибо!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте