Заказать третий номер

Просмотров: 0

ВАСИНО КОЛЕСО

 

(Из восточноевропейских историй второй половины ХХ века)   

                                  

 

            Между живущих людей безымянным никто не бывает.

                                               Гомер. Одиссея.

           

            Отраженье отражает отражения,

            И от этого происходит движение.

                                                                                 

   

            ...и как во власти непонятной стихии оказался во власти маленьких вещей: серые, через плохую копирку отпечатанные листы - инструкция, лиловый чертеж - синька, длинный зеленый карандаш. Самое знаменательное: "Отопление и вентиляция" - книга в углу стола. Часть вторая: "Вентиляция". И прочие мелочи, разбросанные в беспорядке: спички, сигареты, железная скрепка, маленькая пепельница по левую руку, узоры и царапины на доске стола.

            Все это вдруг завладело его существом, и если б это вдруг убрать, он бы задумался: зачем он сам на свете?

            Некоторые линии на столе напоминали хвосты комет на рисунках в древних рукописях, или частиц в камере Вильсона (из синей книги "Физическая и коллоидная химия"), другие походили на дороги, видимые с самолета. Он проследил одну: она была совсем как дорога куда-то далеко-далеко...

            Несколько крючков он прочитал как фонарь или как виселицу...

            Знаки - это рабство? Или освобождение от оков? Или то и другое сразу? Как много всего изображено на столе, который и сам, безусловно, является изображением.

            Изображением чего? Моста, разумеется.

   

Утро в точности напоминало предыдущее. Он проснулся в семь по будильнику (медленный неприятный звон). Пошел умыться. В зеркале над раковиной увидел сонное растерянное лицо. Долго курил над чашкой жидкого (заварка кончилась) чая.

            Пребывание на работе напоминало ему игру, правила которой он никак не мог постичь и всегда чувствовал себя проигравшим.

            Он поздоровался с вахтером и поднялся в свою комнату, где и остался один со своими бумагами, за столом, доски и царапины которого обозначали тайные немыслимые пути.

            Некоторое время он был там один, думая сам не зная о чем, или ни о чем вообще не думая. Потом его потребовало к себе начальство. Требование было осуществлено заглядыванием лысой головы и тихим, мягким голосом:

            - Зайдите ко мне на минуту.

            В кабинете начальника было душно. Чужие бездушные вещи наполняли его. Блестящие телефонные аппараты, красные папки с бумагами, блокноты, линейки, циркули, прямые холодные карандаши. И, кажется, каждый предмет хотел потеснить соседние, каждый взывал: Вот я!

           

По своему обыкновению пряча взгляд, начальник разъяснил очередную задачу: нужно было поехать в одно секретное учреждение и выправить там одну совершенно необходимую бумагу. Ввиду секретности учреждения проникновение в него было делом далеко не простым, но:

            - Вы туда попадете - он кивнул, начальник подмигнул, как будто речь шла о каком-то авантюрном приключении, - но пропуск действителен только один день, оформлять его долго и хлопотно, так что вы уж постарайтесь поторопиться и все, что требуется, сделать сегодня. Ваш пропуск будет готов после обеда, так что прямо из столовой поезжайте с богом. Вот адрес. Вы просто на проходной назовете себя и пропуск вам выдадут.

 

На двух автобусах проехав половину города, он отыскал на грязной безлюдной улице  нужную ему проходную, вошел и оказался перед маленьким окошком...

Читать далее...