Заказать третий номер

Просмотров: 0
28 Февраль 2018 года

– Ань, ты сегодня просто Мисс Уныние!

– Да всё хорошо…

Игорь первый раз пригласил Аню к себе. Родители улетели на неделю в Грецию, и этим приятным обстоятельством глупо было не воспользоваться. С Аней он учился в одной группе, девушка давно ему нравилась. Аня приехала из Твери и жила в общежитии. Но это был единственный её недостаток.

Пока ехали в метро, Игорь пытался разгадать тайну женской логики – Аня почему-то решила, что он хочет познакомить её с родителями. А он-то, наоборот, полгода ждал, пока до родителей дойдёт, что им срочно требуется отдых. И вот сейчас он вынужден скрывать факт отъезда предков в Грецию, потому что непонятно, не свернёт ли Аня с полдороги, если узнает правду. Девушки очень загадочны.

Аня спрашивала всякую ерунду про родителей, а Игорь удивлялся её волнению. Ему казалось, что Аня думает не о том. Какой смысл волноваться, понравится она им или нет? Тем более что их даже дома нет. Игорь никак не ожидал, что будет чувствовать себя обманщиком. Но про Грецию надо было или сразу сказать, или молчать до конца. Он выбрал второе.

Они вышли из вагона поезда, поднялись по лестнице и прошли через турникет.

– Теперь два раза повернуть направо, наш выход в самом конце, – предупредил Игорь, чтобы Аня чувствовала себя немного увереннее.

Народу было совсем мало. Игорь придержал для Ани первую дверь и увидел на полу кожаную перчатку, а впереди – быстро удаляющегося молодого человека. Игорь поднял перчатку, потом придержал для Ани вторую дверь и окликнул парня. Тот не обернулся и даже прибавил шагу. Игорь успел заметить, что у парня наушники, кричать громче не имело смысла.

– Ань, ты иди потихоньку, а я его догоню, хорошо?

Аня обречённо кивнула. Роль жертвы ей не шла. Прежняя уверенная и насмешливая Аня ему нравилась гораздо больше.

Игорь попытался догнать парня быстрым шагом, но в первом переходе не смог этого сделать, только в следующем, за стеклянными дверями и поворотом. Он хлопнул парня по плечу и спросил: «Твоя?» Он мог бы и не спрашивать, потому что был уверен, что его, чьей же ещё и быть. Парень обернулся, посмотрел на перчатку и, нахально улыбаясь, вынул руки из карманов куртки. Руки были в трикотажных перчатках. Игорь растерялся и сказал: «Ну, извини!» Парень, улыбаясь и кивая головой, как китайский болванчик, сделал несколько шагов назад, потом развернулся и убежал.

– Псих какой-то! – сказал Игорь вслух.

Не зная, куда деть перчатку, чтобы не выглядеть перед Аней дураком, сунул её в карман.

В дверях никто не показывался. Игорь подождал ещё немного и пошёл Ане навстречу, удивляясь, как могут теряться в трёх соснах девушки-провинциалки. Он повернул за угол и увидел, что в переходе нет ни души. Аня как будто испарилась. Мысль, что она решила его испугать, показалась абсурдной: кто другой мог бы, но не Аня. Может, передумала со страху? Игорь набрал её номер. Абонент недоступен. Ну, это обычная история в переходе! Игорь зашёл в метро, спросил женщину в будке, не входила ли девушка – красный вязаный шарф, очень симпатичная. «Откуда мне знать, я что, за всеми тут слежу?» – раздражённо ответила женщина. Потом он поднялся наверх по другой лестнице, надеясь, что Аня забыла указания. Но и там Ани не было. Телефон по-прежнему не отвечал. Непонятный страх подкрался вместе с ощущением, что ситуацию нельзя исправить, всё плохое уже случилось. Ничего не оставалось, как пойти домой одному, позвонив соседке Ани по комнате, чей телефон у него, к счастью, был. Соседка пообещала перезвонить, как только Аня вернётся. «Вся Греция коту под хвост», – сердился Игорь.

В два часа ночи соседка перезвонила. Но только чтобы сообщить: Аня так и не пришла и надо звонить в полицию.

Звонок в полицию для Игоря был тягостен, как для любого человека. Но он собрался с духом, позвонил и описал ситуацию. Трубка сказала, что его звонок записан, но признаков криминала нет, и вообще, полиция не занимается поисками девушек, передумавших идти в гости. А если девушка действительно не найдётся, от Игоря требуется приехать и подать заявление.

На следующий день кошмар перешёл в новую стадию. В институте первый же знакомый спросил, что случилось.

– Откуда знаешь? – дрогнувшим голосом ответил Игорь вопросом на вопрос.

– Да ты на себя в зеркало посмотри!

Игорь коротко рассказал. Новость очень быстро облетела и знакомых, и незнакомых. Многие подходили услышать подробности из первых уст. Игорь повторял снова и снова, ловя себя на мысли, что он как будто пересказывает сюжет триллера. И вдруг он осёкся под взглядом Оксаны – близкой подруги Ани, девушки в группе всегда держались вместе. Весь ужас случившегося опять навалился на Игоря. Он оставил девушку всего на пару минут, а теперь её нет, будто никогда и не было.

Оксана дала номер городского телефона в Твери:

– Позвони, вдруг она уехала домой? Может, что-то случилось…

Игорь позвонил и услышал Анин голос:

– Да, слушаю.

– Аня? – обрадовался Игорь.

– Нет, это не Аня, это её мама.

– А Аню можно к телефону?

– А кто её спрашивает? Аня же в Москве.

Игорь представил, как будет объяснять ни о чём не подозревающей женщине, что её дочь исчезла средь бела дня, и закончил разговор:

– Это её знакомый. Извините.

Приехав после занятий домой, Игорь увидел ту злополучную перчатку, из-за которой он упустил Аню из виду. Вчера он так и не выбросил её, притащил в квартиру и кинул на тумбочку вместе с ключами. Он взял перчатку и внимательно рассмотрел: не новая, но из хорошей кожи. Потому-то он и захотел вернуть её владельцу. Хорошие перчатки всегда жалко терять. Игорь это знал по себе. По краю шёл небольшой аккуратный шов, сделанный от руки. Игорь долго смотрел на этот шов, потом, сам себе говоря, что это полный бред, достал из коробки с катушками старое лезвие и распорол шов. Внутри перчатки был зашит маленький, свёрнутый в трубочку, жёлтый клочок бумаги. Игорь волновался, руки дрожали. Он, чертыхаясь, развернул листок и прочитал странное стихотворение, написанное красивым почерком:

Чужую потерю нашёл ты, дружок.

Но только тебе не пойдёт она впрок,

Твоя же потеря (и это хитро!)

Тебе будет часто казаться в метро.

 

Прошёл год – худший год в жизни Игоря. Изменилось всё. Родители взяли в привычку любой разговор сводить к тому, что с Игорем что-то не так. Будто он не такой же человек, как все люди, а нечто сомнительное, на что нельзя рассчитывать. Игорь возмущался, убеждал, даже умолял. Они соглашались, но неизменно в следующий раз прибегали к одному и тому же доводу: «Оставь тебя на неделю одного – и найдёшь в ящике повестку». Хождения в отделение полиции тоже не добавляли оптимизма. Игорю казалось, что ему задают одни и те же вопросы, чтобы поймать его на лжи, только и ждут, чтобы он сорвался и сказал, куда спрятал тело. Но самым страшным испытанием была встреча с родителями Ани. Они его ни в чём не обвиняли, но было понятно, что других виновных в исчезновении дочери они не видят. Анина мама, сняв чёрные очки, всего один раз посмотрела Игорю в глаза, после чего он твёрдо решил не заводить детей, чтобы никогда их не терять. Как ни тяжело ему было на своём месте, он не хотел бы поменяться местами с этой женщиной, говорившей голосом Ани, не хотел прятать своё горе за чёрными очками.

Он не понимал, что произошло в тот день. Не понимал, виноват ли. И если виноват, то в чём именно? Скажи он Ане, что родителей нет дома, изменило бы это что-нибудь? У Игоря не было ответов, а вопросы без ответов самые мучительные.

Метро из средства транспорта превратилось для него в некий мистический объект. Игорь потратил немало сил, чтобы найти и подружиться с диггерами, он внимательно читал любые их истории, даже самые невероятные. Но истории не приближали его к разгадке стихотворения из перчатки. Он в самом деле часто видел Аню, особенно, когда садился в последний вагон. Пока поезд набирал скорость, нужно было внимательно смотреть на дверь, сквозь надпись «не прислоняться». В последние мгновения, пока поезд не влетал в тоннель, на платформе можно было заметить растерянную Аню в неизменном красном шарфе. Даже если в вагоне было жарко, как в бане, Аня выглядела тем же замёрзшим снегирём, каким он её запомнил. Их взгляды успевали пересечься, пока темнота тоннеля не обрывала кошмар.

Первый раз такое свидание очень напугало Игоря. Если бы он увидел в метро зелёного монстра, он не смог бы испугаться сильнее. Глупые стихи оказались совсем не розыгрышем. Временами это так мучило Игоря, что он пересаживался в первый вагон. Потом начинал терзаться тем, увидит ли Аню ещё раз или нет, и тогда опять ездил в последнем вагоне, собирая статистику, где чаще всего появляется Аня. У неё были свои любимые станции. На «Битцевском парке», где розовое панно с «расчленёнными» лошадьми и всадниками всякий раз наводило Игоря на мысли о маньяке, Аню можно было встретить почти всегда. Любила она и «Достоевскую».

Один диггер как-то сказал Игорю, есть такая секретная статистика, из которой следует, что в метро всегда находится намного больше людей, чем проходит через турникеты. И любой человек может увидеть «детей подземелья» и опознать их по землистому оттенку лица. Надо только быть внимательнее к людям. Но внимательных мало, остальные же не видят ничего, кроме спины впередиидущего. И чем больше пассажиров топчется у эскалатора, тем больше среди них подземных жителей. Те любят толпу и живут в толпе.

Общение с диггерами давало Игорю слабую надежду, что ещё не всё потеряно. Он научился замечать мелочи. И однажды, тысячный раз вспоминая подробности того кошмарного дня, он вдруг ясно увидел, что парень, отказавшийся от перчатки, прекрасно понимал, от чего отказывается! Можно же было сразу догадаться! Ведь парень был в наушниках, он даже не потрудился их снять, потому что знал, что именно говорит ему Игорь. Ещё и продемонстрировал руки в перчатках. Хотя смысла надевать перчатки на бегу, в переходе, да ещё и прятать руки в карманы не было никакого. С чего бы такая тяга к теплу? А всё просто – парень заранее подготовился, чтобы поскорее отделаться.

Игорь достал перчатку, которую хранил в нижнем ящике стола. О ней не знал никто. Для всех была только одна версия, лишённая мистики: Игорь догнал парня и вернул ему перчатку, потом ждал Аню, но она не появилась. Все на него косились и без того. Рассказать о нелепых стихах из перчатки – и его отправят к психам. К психам совсем не хотелось. Он ещё раз перечитал стихи, которые, впрочем, знал наизусть, свернул их трубочкой, поместил внутрь перчатки и зашил. Получилось не очень аккуратно. Ну, как получилось…

Игорь плохо представлял себе, как лучше потерять перчатку, потому решил, что надо всё сделать так же, как было тогда. Только уронить её в толпе, чтобы никто не видел, что это именно он её потерял. Не хотелось смотреть в лицо человека, который по доброте захочет вернуть ему перчатку, не подозревая, чем это обернётся для него.

Следующее утро и день Игорь помнил плохо, оно и понятно, каждые пять минут он представлял себе, как именно надо поступить, раз за разом прокручивая всю сцену, так что уже начинало тошнить от одной мысли о перчатке.

А вечер Игорь запомнил до мелочей. Он едет к себе домой, вагон почти полный, многие собираются выходить вместе с ним. Игорь выходит, на платформе слегка выталкивает перчатку из кармана и с лёгким сердцем идёт дальше. Никто его не окликает. Он идёт не оглядываясь. Дома не находит себе места. Всё должно измениться! В глубине души оживает надежда, что ему удастся вызволить Аню из подземелья. Все будут счастливы, а к нему вернётся потерянный покой. А почему бы и нет? Если записка не оказалась розыгрышем, то можно всё исправить! Звук пришедшей смс заставляет чаще биться сердце. Послано с номера Ани. Он читает текст:

Перчатка упала, увы, на пути.

Не поднял никто её, ты уж прости.

Свой поиск напрасный, дружок, прекращай.

Игра завершилась. Гейм овер. Прощай.

 

Больше он Аню никогда не видел, сколько ни всматривался.

 


 
СВЕТЛАНА ЗАМЛЕЛОВА. ПОСАДСКИЕ СКАЗКИ
ЮРИЙ МИХАЙЛОВ. ВЬЮН-ВЬЮНОК
ЕВГЕНИЙ ИМИШ. "БАЛЕТ. МЕЧЕТЬ. ВЕРА ИВАНОВНА"
ДМИТРИЙ КОНАНЫХИН. МОСКВА, ДВЕ ВИЗИТКИ И KNICKERLESS DRESS
ЛЕОНИД НЕТРЕБО. ПОЛУОСТРОВ НАЛИМ
ЕВГЕНИЙ ИМИШ. СОБАКА СОЛНЦА
Все публикации

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте