Заказать третий номер

Просмотров: 1179
24 Февраль 2016 года

… звон дверного колокольчика пропустил его в пространство выставки. Макс ходил, рассматривал пастельные образы принцесс и пастушек, кошек, собак, пейзажи… Одна из картин называлась «Дорога» - булыжная мостовая переходила в бетонную трассу и уходила за горизонт. Слева и справа стенами стояли ели и сосны, где-то на обочине сидела собака. Наверно, ждала хозяина. Или устала бежать за машиной, в которой хозяин уехал. Бросил ли он эту собаку или пришлось оставить – было не понять…

 Они познакомились на одной из выставок. Максим даже не запомнил, была ли это её выставка, или выставка её мастера. Вера достаточно часто устраивала выставки другим художникам, не стремясь заниматься саморекламой, хотя в её работах была душа, был свой оригинальный стиль. Когда Макс пригласил её на кофе, она, явно стесняясь, рассказывала о себе – мол, чего обо мне так говорить-то? – и с воодушевлением говорила о тех, кому помогала, чьи картины её вдохновляли. Говоря об одном известном  имени, она  заметно стушевалась.

 Из множества лиц, встречавшихся ему в родном городе и в разъездах, лицо Веры как-то само по себе начало всплывать у него в памяти, когда он трясся то в промёрзших электричках, то в автомобилях. Вернувшись в город, он начал искать её – ни адреса, ни номера телефона в прошлый раз он у неё не узнавал. Один из знакомых, постоянно освещавший все творческие тусовки и выставки в прессе и на местном телевидении, когда понял о ком идёт речь, посмотрел на него с удивлением:

 - Ну, ты жжешь, старик! У нее же … как это, неразделённая любовь.

 - Какая не разделённая любовь? – не понял он.

 - Ну, с заслуженным нашим, - и журналюга назвал имя известного всему городу художника.

 - Так он вроде женат, или я что-то путаю?

 - Дак я и говорю тебе, любовь-то не-раз-де-лённая, - чуть ли не по слогам выговорил знаток всех светских слухов. – Ты что, творческих людей не знаешь?

Но с телефоном и даже с адресом помог – впрочем, может, ожидал новых сплетен.

 А вот Вера не спешила, на телефонные звонки отговаривалась то занятостью, то заботой о маме. Вежливо, но твердо отказывала.

Макс, даже сам не зная отчего, продолжал звонить - может, уже в привычку вошло, а может, и голос её слышать хоть раз в две недели было необходимостью. Более всего он испугался, когда Александр Иванович, заслуженный художник, уехал из города – говорили, что в Москве ему предложили работу над каким-то важным проектом, - и Вера замолчала. Не брала трубку.

  Макс не удержался, и вечером  на такси примчался на Старопосадскую, по адресу, что дал тогда журналист. Минут десять, наверно, звонил. Дверь открыла Вера – в халатике, то ли полусонная, то ли усталая.

  - Извини, я болею, у меня … - начала было она.

  - Ты не отвечала, вот я и приехал, - просто сказал он, проходя в квартиру.

  Недели полторы он провёл у неё – кормил-готовил, бегал за лекарствами, выводил вечером или днём на прогулку. Читал стихи, которые придумывались на ходу и минут через пять забывались. Поправлял какие-то полки, заменил краны в ванной. Пару раз даже уколы делал.

Спал на кухонном диванчике, прислушиваясь к её дыханию.

Директор пошёл ему навстречу, оформив эти десять дней отпуском, да ещё и бухгалтерия за этот «отпуск» какую-то денежку перевела на карточку.

А потом во вторник вечером позвонили.

  - И рад бы тебе отдых продлить, но работа есть работа, - сказал всегда благожелательный шеф. – Командировочные и путевку выпишут, завтра после 10-ти утра самое позднее надо стартовать.

Макс посмотрел на часы, прикинул, с кем надо созвониться, сколько понадобится времени – подготовиться, как лучше взять билеты, сколько уйдёт на саму поездку.

 - Понял, давайте через полчасика созвонимся, - сказал он. Директор  сказал: «Добро» и отключился.

 - По работе? – вошла в кухню Вера. В её глазах был тихий удивительный свет. – Езжай,  я уже в порядке, завтра надо с Кузиным созваниваться, ему выставку готовить.

- Да, завтра уеду, послезавтра вечером вернусь, - ответил он. – Мне надо будет с тобой поговорить.

В этот момент зазвонил мобильник, она схватила трубку:

 - Да, Саш, как ты поживаешь? У меня всё хорошо…

 … собака продолжала сидеть на обочине, задумавшись. Если б она была человеком, то, наверняка бы, подпёрла лапой голову. Или села в позу Роденовского «Мыслителя».

 - Ну что, друг? – не боясь, что примут за ненормального – с картиной разговаривает! – спросил Максим у собаки. – Будем так вот сидеть, ждать и думать о вечном? Или попробуем поискать свою дорогу?

 

 

 


 
ЮРИЙ КРУТОВ. ТЫ И БРАТ ТВОЙ
НАТАЛЬЯ СИМИСИНОВА. ШАРИК
Ивакин Алексей
АЛЕКСЕЙ ИВАКИН. ФЛОРА И БЕРЁЗКА
ЛЕОНИД НЕТРЕБО. КАПЛЯ
АНТОН ЧУМАКОВ. РАЗГОН, ВЫБЕГ, ТОРМОЖЕНИЕ…
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Февраль 24, 2016, 14:21:02

Кхе, значит так, дура, выключаешь мобилу и взрослеешь, то есть понимаешь, что тебе этот Александр не нужен, поскольку ты сама художник, а чтобы чего-то добиться в этом тебе нужен хотя бы один человек, который в тебя верит и предан тебе, а этот человек у тебя уже есть. Поэтому обхватываешь его лицо руками и целуешь взасос, разговаривать тут уже не о чем и так всё ясно. Дальше происходит всё очень быстро, поскольку он у тебя уже неделю на диване ночует, и всё тебе, дуре, уже доказал. Возвращается он после командировки к тебе, а не ищет какую-то другую дорогу. Другой вариант, не столь действенный, но все же: Звонишь ему всё время пока он в командировке, жалуешься на то, что тебя достали все эти выставки и эти художники, которые тебе мешают самой рисовать, и что ты ждешь-не дождешься, когда он приедет, что без него в твоей квартире стало пусто и что вообще твоя жизнь пуста со всеми этими чужими выставками и чужими талантами. И неважно правда это или нет, это твой человек и ты это поймешь и почувствуешь чуть позже, а пока хоть наври убедительно хотя бы ради себя. Здравствуйте Денис, вот на такой эмоциональный сумбур меня пробила ваша миниатюра. Дальнейших вам удач как в поэзии, так и в прозе.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Февраль 25, 2016, 00:35:16

Мне кажется, это рассказ не про "стерпится-слюбится", а как раз наоборот, про "насильно мил не будешь"... Если только через годы дружбы что-то может измениться, но не так, не за неделю)) Но для этого импульс должен быть мощным, а в рассказе такого посыла нет, увы.
Денис, спасибо - симпатичная вещь)))
Денис Васильев

Пекинск
Комментарий
Дата : Пт. Февраль 26, 2016, 03:21:11

Вот когда небольшой рассказ "пробивает на эмоциональный сумбур", как у Ирины, могу сказать, что он получился. У каждого из нас своя любовь, как своя правда в жизни, и достучаться до другой души непросто.

Посыл у героя, насколько понимаю, есть. И не исключено, что он и дальше будет "вести бой в этом направлении", как сказал бы Шарапов.

Наташа и Ирина, спасибо за ваши мнения и ваше неравнодушие!
Миньковская Роза

Севастополь
Комментарий
Дата : Чт. Январь 05, 2017, 10:48:49

Жизненная миниатюра. Неплохая зарисовка.
Ирина, это же художница, а вовсе не будущая мамочка-домохозяйка.))) Хотела бы она "устроиться, как все", вполне бы устроилась. А что это за художник, писатель, поэт, который не страдает от неразделённой любви, от тоски по несбывшемуся?

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте