Заказать третий номер

Просмотров: 844

В 2009-ом году в городе Сухарево взошли не только многоэтажки, но и фисташковые деревья.

В город, находящийся в 48-ми километрах от Москвы, приезжали из разных мест, в том числе и из столицы, чтобы воочию посмотреть на достопримечательность, полакомиться и увезти с собой полный мешочек фисташек. Не у всех деревьев были вкусные плоды. Вкусные деревья, по приказу городской администрации, огородили и поставили рядом с ними столы, на  стол положили кассовый аппарат, за кассовый аппарат посадили человека. Поднялся вопрос – а не переименовать ли Сухарево в Фисташкино. Почему, собственно, Сухарево? Ведь в городе никогда не росли сухари, никогда их не производили, только продавали, как в любом другом городе.

Народ быстро разделился на три группы. На тех, кто был за сохранение названия, это были в основном пожилые люди, обратившие свой взгляд в историю и защищающие имя графа Сухарева, которому принадлежало то самое село, которое позже стало городом. Другие, что помоложе, этот аргумент опровергали.

В местной газете, которую вели молодые люди, давался подробный исторический очерк, отрицающий какую-либо причастность графа Сухарева к той земле, на которой теперь цвели невиданные деревья, к некоторым из них, самым вкусным и самым молодым, по ночам ставили охрану.

Вторая группа, желающая переименования, была намного активнее первой, изворотливее, решительнее. Кирилл Мостовой, лидер движения и заместитель главного редактора газеты, с помощью своих помощников развешивал по всему городу агитационные листки с изображением дерева и требованием выступать за переименование.

Старые люди не успевали эти листы сдирать, только сдерут, разорвут на мелкие кусочки, как на следующий день, на этом же месте оказывался новенький, блестящий лист.

Но ведь на бумагу, на проведение акций нужны были деньги. Откуда же они были у Кирилла Мостового, восемнадцатилетнего парня, студента московского института, будущего юриста? Кириллу помогал дядя, работающий в администрации города. Дядя выходил к старикам и старушкам и уверял их, что город никогда не будет называться Фисташкино. “Да чтобы мы... Да никому не позволим!”

Довольные бабушки и дедушки расходились по домам, а дядя возвращался в кабинет, в котором его ждал племянник...

 

Читать полностью