Заказать третий номер

Просмотров: 1868
18 февраля 2013 года

Лена бежала дворами от метро, оскользаясь на высоких каблуках, и от окружающей темноты, холода, снега внутри нарастало раздражение – тяжелое, вязкое, прибивающее к земле. Хоть Лена исправно ходила на йогу, сегодня она ничего не могла с ним поделать, как ни старалась расслабиться и сбросить дурную энергию – бывают такие дни, когда всё одно к одному, одно к одному.

Это началось еще утром, когда не завелась Дайночка. Буркнула что-то нечленораздельное, неисправно чихнула, да так и осталась посреди заснеженной стоянки, а Лена, как была в короткой сиреневой дубленочке, в узенькой юбке на два пальца выше колена, в тонюсеньких капроновых колготках спустилась под землю, в сутолоку и кашу, где мяли с боков, горячо и зловонно дышали в лицо и норовили с мясом вырвать каждую пуговку. А ведь дубленка была куплена только на прошлой неделе, и Лена, еще влюбленная в новую вещь, берегла ее как зеницу ока.

Лена пришла в офис самая первая и сорок минут бесцельно слонялась между столами, нервно пощелкивая по безжизненным клавиатурам и рассматривая глупые пестрые картинки, которых натащили сотрудники. «Какая пошлость», – кривилась Лена. Уж она-то, с ее образованием и воспитанием, никогда бы не позволила держать на рабочем месте подобный мусор – всех этих умильных щеночков, котяток, деток; все эти сладенькие открыточки с виньетками и наспех отпечатанные на принтере сетевые приколы ниже пояса. А потом стало и того хуже – пробираясь между двумя стульями, загородившими проход, Лена почувствовала внезапный предательский щипок под коленом и, обернувшись, с ужасом обнаружила на черном капроне космическую дыру размером с десять копеек, от которой уползали в голенище две ослепительно белые стрелки. Запасные колготки, как назло, остались у Дайночки в бардачке.

Лена бросилось было вниз, на улицу, искать палатку, магазин, что угодно, но на лестнице ее поймал под локоток непосредственный начальник. И она, делать нечего, безропотно пошла за ним, на ходу пытаясь незаметно опустить пониже узенькую юбку, хоть понимала, насколько бесполезны эти попытки. Она, пока шла по коридору, старалась держаться у начальника за спиной и ужасно смутилась, когда он первой пропустил ее в кабинет. Когда Лена только устроилась в офис, начальник проявлял к ней галантное внимание и звал Еленой Прекрасной, но прошло время, и она превратилась в Ленусика-лапусика – по собственной глупости, позволив лишнего на прошлом корпоративе по случаю восьмого марта. С тех пор приходилось терпеть двусмысленные намеки и раздевающие взгляды, а о повышении даже заикнуться было страшно. Лена надеялась, что со временем в офисе неизбежно появится какая-нибудь новая юная барышня и начальник на нее переключится, но тут неожиданно грянул кризис и набор юных барышень прекратился на неопределенный срок, а старые тряслись под угрозой сокращения и старались выслужиться кто как может.

Начальник усадил Лену перед столом, а сам погрузился в вертящееся кожаное кресло с высокой спинкой. Лена ждала очередного неприличного предложения, но дело оказалось еще более неприятное – давно запланированная и вымечтанная стажировка в Италии сорвалась. Вместо Лены отправляли Волкову, новую любовницу коммерческого директора. Волкова, оказывается, улетела еще вчера и сегодня праздновала католическое рождество в Милане, а Лена не только оставалась в холодной слякотной Москве, но должна была теперь до Нового года работать сверхурочно, закрывая и перепроверяя все волковские сделки. Хорош подарочек, ничего не скажешь.

Весь день Лена сидела как в воду опущенная, по десяти раз прокручивая каждую компьютерную страницу, но Волковских расчетов совершенно не понимала. Так ничего и не проверила толком, а с работы вышла в начале одиннадцатого, когда уборщица уже возила шваброй по линолеуму и верхний свет на этаже был пригашен до минимума. За новыми колготками сбегать времени так и не нашлось.

В метро Лена старалась держать сумочку за спиной – так, чтобы она прикрывала дыру и бегущие от нее отвратительные белесые стрелки. В результате едва не обокрали. Лена в последний  момент почувствовала копошение за спиной и обернулась. Молодой неряшливый парень, кажется, немного поддатый, отдернул руку и полез в другой конец вагона; молния была уже раскрыта, но мобильник и кошелек не вытащили, Лена предусмотрительно хранила их в потайном кармашке, который просто так не прощупывался, запрятанный среди извечной косметической мелочевки.

От метро Лена свернула во дворы – идти по многолюдной освещенной улице ей не хотелось. Да и тут, в темноте и пустоте, бежала и озиралась – ей казалось, что все оглядываются, все замечают чудовищную дыру и смеются, смеются за спиной. «Я выгляжу как дешевая проститутка, – в отчаянье думала Лена. – А ведь я не такая, не такая!» Вокруг не было ни души, снег падал тихими белыми хлопьями, кружась в свете редких фонарей, но и снег раздражал – он оседал на воротнике, на рукавах, копился в капюшоне, лез в глаза. Мерзость, мерзость. Коленки у Лены замерзли и стали совсем деревянные, как будто вместо ладных стройных ножек, натренированных месяцами йоги, фитнеса и бассейна вдруг оказались два чужих неисправных протеза.

Лена быстро обогнула стоянку, где между машинами попой кверху суетился какой-то тип в черном, колесо, что ли, менял, и выскочила на пустынную дорогу за девятиэтажкой, освещенную единственным фонарем.  Тут она остановилась, наклонилась, неудобно вывернув шею, и снова стала изучать мерзкую дыру под коленом. На стоянку завернула солидная иномарка. Через несколько мгновений где-то за спиной раздались частые хлопки. Лена вздрогнула. «Как же достали эти чертовы петарды!» – подумала она, раздражаясь еще больше. Она терпеть не могла предновогоднюю неделю, когда окрестные гопники начинали пулять и пулять сутки напролет, так что ни поспать спокойно, ни по улице пройти. Со стороны стоянки послышался лай, потом вскрик,  потом снова частые хлопки и жалобный истошный визг. И точно – собаки этих петард как огня боялись. Вон хоть у Людки кокер – как Новый год, по неделе под диваном прячется, а привыкнуть не может.

Закончив инспекцию колготок, Лена поправила берет, немного растерла варежками озябшие коленки и поспешила дальше. В зеленоватом свете фонаря ее очаровательная сиреневая дубленочка выглядела грязно серой, какой-то мертвой. Гадость.

Дома Лену никто не ждал. Последний гражданский муж исчез еще в начале октября; да оно и к лучшему, все равно он из-за кризиса потерял работу и никак не мог найти другую, а мужских истерик Лена не любила – она была современная женщина с амбициями и подобных слабостей не прощала никому. Она, Лена, никогда не была слабой и уж точно не распустилась бы, а, случись чего, за неделю подыскала бы новое место, еще и получше прежнего. К тому же, последний сожитель планировал со временем завести детей, а какие могут быть дети, когда еще тридцати не исполнилось?

Лена заворачивала за угол девятиэтажки, когда ее едва не сбил с ног смешной невысокий человечек в черной куртке и драных спортивных штанах, несущийся откуда-то сзади. На человечке была уморительная лохматая шапка-ушанка, подвязанная под подбородком. Голова от этого казалась непропорционально большой, а щек, наоборот, было почти не видно под мехом – только нос и встревоженные глаза. «Страшная, конечно, зато в такой петард не слышно», – мельком подумала про шапку Лена. Человечек скользнул по ней взглядом и проскочил дальше, во двор, где прыгнул в черную не то синюю заляпанную машину и уехал не прогреваясь – так стремительно, что опытная автомобилистка не смогла определить марку. Она не смогла бы наверняка сказать даже, иномарка это была или отечественная. И опять Лена почувствовала раздражение – ей не нравилось хамское отношение к большим дорогим вещам, например, к тем же машинам. Ну что это, в сам деле? Грязи по крышу, номера заляпаны, стекла забрызганы? То ли дело Дайночка – всегда чистенькая, ухоженная. Бензина ест немного, как истинная леди, на любом клочочке тротуара умещается и за два года – хоть бы царапинка. Интересно, что же с ней случилось? Теперь придется на сервис ехать, разбираться. Может быть, даже менять. А жалко. Лена совершенно не по-женски привыкала к некоторым вещам.

С этими невеселыми мыслями она подошла к своему подъезду и долго выуживала замерзшими пальцами связку ключей, озираясь, не идет ли кто из соседей и не заметит ли стрелок на колготках. Но нет, дорожка перед подъездом была абсолютно пуста, даже собачники уже отгуляли со своими питомцами. Лена посмотрела на часы и вздохнула. Почти двенадцать. А ведь завтра опять в офис с утра пораньше, и опять без Дайночки. «В брюках поеду», – решила Лена и вошла в лифт.

Дома было хорошо – тепло, уютно. Лена бережно обтряхнула от снега сиреневую дубленочку, повесила на плечики. Стянула и выкинула в помойку драные колготки. Заварила большую чашку чая с мелиссой, достала из холодильника обезжиренный творожок. Мельком глянула в окно, выискивая на стоянке красную макушку Дайночки. На стоянке происходило какое-то непонятное шевеленье. Бегали люди, на въезде крутила мигалками милицейская машина. Впрочем, с Дайночкой все было в полном порядке, она стояла в дальнем уголке и около нее никто не ошивался. Лена допила чай, доела творожок, вымыла чашку и отправилась под горячий душ смывать неприятности прошедшего дня. После душа она постелила чистое хрустящее белье, забралась под одеяло и мгновенно уснула. Чертовы колготки – они же ей все нервы вытрепали; организм требовал компенсации.

Лена спала крепко до самого будильника и ей ничего не снилось.

 

На следующее утро, запустив кофемашину, Лена краем уха слушала телевизор. В мире, как всегда, не происходило ничего хорошего. Где-то на ближнем Востоке опять что-то взорвалось, как всегда под Новый год подняли квартплату и тарифы на проезд, умер кто-то из великих. Криминальная хроника была и того хуже – ограбление ювелирного магазина, продажа в сексуальное рабство, заказное убийство.

«…южном округе Москвы. Генеральный директор ООО «Икстрел» был застрелен накануне вечером на стоянке около дома. Нападение произошло в тот момент, когда бизнесмен со своей собакой породы ротвейлер выходил из автомобиля, – говорил хмурый диктор. – Убийца сделал несколько выстрелов из автомата и скрылся в неизвестном направлении. Бизнесмен скончался на месте. Собака, которая, предположительно, кинулась на убийцу, пытаясь защитить хозяина, тоже была застрелена. Убийство явно носит заказной характер. Правоохранительные органы призывают всех, кто мог стать свидетелем данного преступления, позвонить по телефонам…»

«Нашли дураков!» – подумала Лена и выключила телевизор. Да разве кто пойдет в свидетели, по нынешним-то временам? Она бы точно не пошла, факт. И потом, это сколько же наворовать нужно, чтобы тебя заказали?

По счастью, жизнь у Лены была мирная, тихая. Неприятно, конечно, что с Италией так вышло. От Волковой, безусловно, исходила потенциальная опасность. Да вот надолго ли? Коммерческий любовниц раз в полгода меняет. А с Волковой она посчитается, факт – документы на руках, всегда можно найти, к чему придраться. И стажировку к лету выбьет, летом в Италии даже лучше.

Утро было морозное, солнечное. Лена улыбнулась хорошему дню, молодой, стильной и, главное, сильной женщине в зеркале и в хорошем настроении отправилась на работу. Дубленочку надевать не стала, надела пуховик – все-таки опять на метро тащиться, пуговиц жалко.

 

 


 
НАТАЛИЯ СЕРГЕЕВА. "ЗА ТЕБЯ!"
Лауреаты литературного конкурса "Живые души": ОЛЬГА ВИХАРЕВА
ИЛЬЯ ЛУДАНОВ. ЗВЕРИНОЙ ТРОПОЙ
ОКСАНА СИЛАЕВА. РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ
ЕВГЕНИЯ ДЕРИЗЕМЛЯ. НЕВЕРОЯТНОЕ ОГРАБЛЕНИЕ
ТАТЬЯНА ТАРАН. ОДИНОЧЕСТВО
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пн февраля 18, 2013, 14:10:50

А слона-то я и не заметил :). Это ж надо было так сконцентрироваться на разорванных колготках, чтобы не понять, что стала свидетельницей преступления. Я это восприняла как добротную, увлекательную новеллу. Рассуждать о том, какая Лена поверхностная, бездушная обывательница, индивидуалистка и эгоистка почему-то не хочется. Наверное, потому что сие очевидно.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Пн февраля 18, 2013, 16:49:35

А я иной раз завидую туполобому "оптимизму" таких, как героиня этого рассказа.:)) До чего же понятен, логичен, объясним их мир... Хорошо в нём жить. Не страшно. Никакие внешние и внутренние "шорохи" не собьют твоего жизненного ритма, даже если - при взгляде извне - жизнь твоя просто полный ...

Вот интересно, что таких - выбивает из колеи, пробивает толстую кожу? Существует ли что-то, что может заставить их стать другим человеком, в природе?

Ведь бывает же им страшно по ночам?..
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Вт февраля 19, 2013, 21:26:10

В рассказе очень сильна, на мой взгляд, даже не ироническая, а сатирическая нота, которая делает повествование "однобоким": автор явно не только не на стороне своей героини, но и очень чётко её характеризует теми или иными "оговорками" во внутренней речи.
Наверное, мне стоит перестать ожидать от любого повествования обязательного драматизма.
Ведь в целом - это прекрасный, динамичный, "крепкий" по стилю рассказ. Может быть, ему не хватило какой-то эмоциональной толики, какого-то легкого блюзового штриха, чтобы стало совершенно ясно: страшное одиночество может быть и таким. Мы умолчим о том, "кто виноват" в нём.
Галина Мальцева-Маркус

Москва
Комментарий
Дата : Ср февраля 20, 2013, 17:15:20

как хорошо пишет Виктория... у меня как раз, наоборот, получилось ощутить происходящее именно в шкуре героини - настолько мне не близкой, что удивительно, но даже не сразу "вылезла". Катя и Лариса отметили две стороны одной медали - "туполобый оптимизм"- защита от страшного одиночества, определенный набор вещей, марок, знаков-сигналов: я такая, как надо, с полным набором, у меня все хорошо. Стенка, кокон. Страшный портрет совершенно обычного(что и страшно) человека - без рефлексий и сомнений.
Павел Косов

Москва
Комментарий
Дата : Пт февраля 22, 2013, 19:46:55

А у меня после рассказа осталось странное ощущение: как, неужели это все, что нам хотели сказать? К чему были эти ухищрения, эти сложные описания героини? Такое чувство, что автор, что называется, не дожал - резво начав, финал сделать не смог.
Галина Мальцева-Маркус

Москва
Комментарий
Дата : Пт февраля 22, 2013, 19:50:28

Павел, вот не знаю, нужен ли здесь финал... интонации и эта "безфинальность", мне кажется, здесь как раз и играют на руку основной мысли... и что страшное, что этот рассказ действительно может быть продолжен бесконечно, и в жизни героини ничего не произойдет, т.е. будет происходить, но она этого предпочтет так же не заметить...
Геннадий Русских

иркутск
Комментарий
Дата : Сб сентября 07, 2013, 09:32:53

Хороший образчик неомещанства.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте