Заказать третий номер

Просмотров: 2249
24 Январь 2013 года

                                  

 

                                  * * *

 

                                   Я долго не писал.

                                   Должно быть, сожаление

                                   сквозит из каждой вынутой строки.

                                   А просто умирает поколение,

                                   другое – мне не подаёт руки.

                                   Я где-то в середине, в центре,

                                   между

                                   вселенской мудростью

                                   и нигилизмом тех,

                                   кто носит безалаберно одежду,

                                   за деньги поступая на физтех.

                                   Я – перекрёсток мыслей и культуры,

                                   как средоточье выстраданных слов.

                                   Вспотевший пахарь от литературы,

                                   угрюмый толкователь мрачных снов.

                                   Я – лабиринт для собственных исканий,

                                   во мне сошлись все линии судьбы.

                                   Я – полигон для новых испытаний

                                   и бесконечной внутренней борьбы.

                                   Как уцелеть,

                                   как не сорваться в бездну?

                                   Как устоять под ветром перемен?

                                   Боюсь молчать по прихоти Небесной

                                   и ничего не получить взамен...

 

                                                                           

                                      * * *

 

                                   Город разорвав на лоскуты,

                                   ветер нашалил и был таков,

                                   и луна, стесняясь наготы,

                                   куталась в лохмотья облаков.

                                   И легла декабрьская хмарь

                                   посреди ингульских берегов,

                                   и в полях замешкался январь,

                                   стряхивая глину с сапогов.

 

 

                                   * * *

 

                                   Разъезжен снег, разбросан по кюветам,

                                   изрезан чёрным скальпелем дорог,

                                   освобождён от девственного цвета

                                   и от прикосновения продрог –

                                   прикосновенья гусениц к асфальту,

                                   прикосновенья тысячи подошв,

                                   размыт цивилизованною фальшью,

                                   как горстку пепла размывает дождь.

                                   И я стою, уже не веря в чудо,

                                   ловя губами сырость января.

                                   Теперь мой город – грязная лачуга,

                                   испачканная ретушью заря.

                                   И я стою, лишившийся наследства –

                                   той чистоты, струящейся в тетрадь,

                                   которая вросла корнями в детство,

                                   и без которой страшно умирать...

                                  

 

                                   * * *

 

                                   Мороз крепчал.

                                   И отражались

                                   в холодной бездне фонари,

                                   и тополя друг к другу жались,

                                   чтоб продержаться до зари.

                                   И дым струился вертикально,

                                   шурша по небу языком.

                                   И стайка воробьёв нахально

                                   упала с крыши кувырком

                                   на мой балкон.

                                   Луна – как плошка.

                                   Ступает без поводыря.

                                   И спит на батарее кошка

                                   уже почти пол-января.

                                   И чай с малиновым вареньем –

                                   сходить за аспирином лень.

                                   И ледяным стихотвореньем

                                   я завершаю каждый день.

                                   Мороз крепчал не понарошку,

                                   в подъезде – холод,

                                   в лифте – мрак.

                                   И я кормлю чужую кошку,

                                   хотя всю жизнь любил собак...

 

 

                                   * * *

 

                                   Когда в объятьях синего заката

                                   косые тени лягут на песок,

                                   и застучит пунктирное стаккато,

                                   хрустально разбиваясь о висок,–

                                   я вдруг пойму, что в этом мире тленном,

                                   где чувства зыбки, будто витражи,

                                   мне не обнять изменчивой Вселенной,

                                   распавшейся у ног на миражи.

                                   И не остановиться в дне летящем

                                   на той черте, где чудо сорвалось,

                                   и лишь жалеть о светлом настоящем,

                                   что, как погода, так и не сбылось.

 

 

                                  * * *

 

                                   ... Я роль забыл...

                                   Подайте мне суфлёра!

                                   Я выбился из колеи времён –

                                   я не заметил “красный” светофора

                                   и сел на поезд,

                                   но не в свой вагон.

                                   Куда теперь?

                                   К какой стене прижаться?

                                   И где искать тепло любимых глаз?

                                   Я не привык юлить и унижаться...

                                   Суфлёра мне, – прошу, –

                                   в последний раз...

                                   Но падал дождь

                                   крупнее спелой вишни,

                                   шепча в окно: "Такие не живут..."

                                   Я роль забыл.

                                   Прошу тебя, Всевышний,

                                   побудь суфлёром несколько минут...

                                   И я поправлюсь,

                                   я ещё поправлюсь.

                                   Ту мизансцену впутаю в сюжет,

                                   где, может быть,

                                   и зрителям понравлюсь,

                                   и с временем останусь

                                   tete-a-tete...

 

 

 

 

                                   * * *

 

                                   ... И оторвавшись от перрона дня,

                                   мой поезд застучал по рельсам ночи.

                                   И проводник, дождавшийся меня,

                                   приносит чай и уходить не хочет,

                                   сидит напротив, курит "Беломор",

                                   лениво отвечает на вопросы,

                                   и медленно струится разговор,

                                   изломанный, как дым от папиросы.

                                   Я не гоню: он нужен мне теперь –

                                   как Проводник в иное измеренье,

                                   куда зовут меня стихотворенья,

                                   куда лишь ночью открывают дверь.

                                   Там нет того, что мучает меня,

                                   что душу разоряет по крупицам.

                                   Там я стряхну с себя остатки дня,

                                   чтоб никуда уже не торопиться.

                                   И поплыву за образами вдаль,

                                   в сиреневые облака сравнений,

                                   и тесноту моих стихотворений

                                   рассеет, как метелицей, февраль.

                                   Стучат колёса, ночь идёт к концу,

                                   мелькают полустанки, перелески,

                                   и свет луны приклеился к лицу,

                                   как путаный орнамент к занавеске.

                                   И лишь к рассвету падает рука,

                                   уставшая записывать полночи.

                                   И я вступаю без Проводника

                                   в холодный мир проблем

                                   и многоточий...

 

фото Никита Евдокимов

 

 


 
ТАТЬЯНА КОСТАНДОГЛО. "КОГДА ВХОДИШЬ В СВОЙ МИР..."
ВЛАДИСЛАВ РУСАНОВ. "ОКОЁМЫ, ОКОЁМЫ..."
ЕКАТЕРИНА КАРГОПОЛЬЦЕВА. "ГЛУХОЕ ДЕЙСТВО СНЕГОПАДА"
АЛЕКСЕЙ ВЕСЕЛОВ. "НЕПРОИЗВОЛЬНО"
ОЛЬГА СТАРУШКО. "ЧУВСТВО ДОМА"
НИКОЛАЙ ИОДЛОВСКИЙ. "ПОСЛАНИЯ"
Все публикации
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Январь 27, 2013, 22:54:31

"и лишь жалеть о светлом настоящем,
что, как погода, так и не сбылось".

"Ту мизансцену впутаю в сюжет,
где, может быть, и зрителям понравлюсь,
и с временем останусь tete-a-tete..."

"и медленно струится разговор,
изломанный, как дым от папиросы".

Как важно все-таки для поэта, чтобы его строки хотелось запомнить!Еще лучше, если они врезаются в память сами по себе. Стихи Юрия Гельмана богаты на такие удачные находки, да и просто ложатся на душу. Зрелая поэзия - в меру с горчинкой, в меру умная, в меру музыкальная, и вообще какая-то... гармоничная. Приятно в ней находиться.
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Вс. Январь 27, 2013, 23:40:58

Рад знакомству, Наташа. Спасибо за теплые слова. Приятно, что мои строки нашли отклик в душе представителя следующего за моим поколения. Значит, все, что делалось, - не зря.
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Январь 28, 2013, 00:23:39

Даже не морозно, а как-то "стеклянно-студено". По погоде стихи. Если осенью душа плачет, весной стремиться "пробиться надеждой сквозь асфальт", летом томиться всеми несбывшимися желаниями сразу, то зимой впадает в некое ожидание, сгибается под тяжестью снега, и уже не вскрикнуть, не заплакать крик на морозе "стынет", слезы превращаются в лед. Мы остаемся в холодном мире проблем и многоточий, всё вроде бы, понимаем и принимаем, но куда и как двигаться дальше - ведь снега навалило по пояс. Нужно чуть-чуть подождать, просто понять, осмыслить, а новое оно придет, неизвестно каким оно будет, но оно будет... Вот такое вот лирическое отступление, навеянное стихотворениями Юрия Гельмана. А подборка мне очень понравилась.

"И я стою, лишившийся наследства –
той чистоты, струящейся в тетрадь,
которая вросла корнями в детство,
и без которой страшно умирать..."

"И не остановиться в дне летящем
на той черте, где чудо сорвалось,
и лишь жалеть о светлом настоящем,
что, как погода, так и не сбылось".

Четко, искренне, благородно.
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Пн. Январь 28, 2013, 22:57:52

И Вам, Ирина, спасибо за теплые слова - слова человека, тонко понимающего поэзию, и мою - в частности. А другие стихи есть, и они, надеюсь, когда-то появятся здесь, чтобы снова затронуть струны нежной женской души. Рад знакомству.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Январь 31, 2013, 21:30:57

"...между /вселенской мудростью/ и нигилизмом..."

Таким автоэпиграфом волне можно предварить эту подборку.

Для меня эти стихотворения с оголенным и острым восприятием мгновения, экзистенциальные. И почему-то еще кажется, что поэт испытывает мощное пронзительное чувство преходящести всего и, осознав его как основной закон, пытается понять, насколько его "Я" сопоставимо с этим законом, насколько возможно принять эти правила и поставить их во главу угла.
Наверное, я выразилась "не в меру умно", прошу прощения! :)
Хочется возвращаться к этим стихам.
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Чт. Январь 31, 2013, 23:11:08

Как раз в меру умно и в меру тонко, Лариса! А что хочется возвращаться к стихам - это для меня высшая оценка. Спасибо! Рад знакомству.
Денис Васильев

Пекинск
Комментарий
Дата : Вт. Февраль 19, 2013, 05:03:23

Юрий, ваши стихи хочется перечитывать и запоминать.
такая философия городских мифов и пейзажей, сдобренная или подперчёная погодой.
специально сделал эту отметку, чтобы потом продолжить разговор...
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Вт. Февраль 19, 2013, 20:21:06

Денис, за перечитывать благодарю, а вот запоминать не стОит, потому что потом отпадет необходимость в перечитывании. Разговор, естественно, готов продолжить, тем более что, вероятно, нам есть, чем поделиться друг с другом.
Денис Васильев

Пекинск
Комментарий
Дата : Вт. Март 05, 2013, 21:26:31

перечитывать - чтобы еще раз ПЕРЕЖИТЬ, ПРОЧУВСТВОВАТЬ.
а запоминать - чтобы ПРОДУМАТЬ образы, ОСМЫСЛИТЬ.
вот так, наверно)).

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте