Заказать третий номер

Просмотров: 2384
30 Декабрь 2012 года

 

Дневник ангела

 

07:30

 

Тонким лезвием свет прорезает дверь -

это солнце играет. Складным ножом

ковыряет в замочной скважине. Зверь,

солнцем посланный, заползает ужом

в нашу комнату, лижет твою ладонь,

на ладони желтеет полоской след,

ты сжимаешь кулак, улетает сон,

в кулаке трепещет зажатый свет -

волосок курчавый. Скулит сквозняк,

пахнет осенью стриженный календарь.

Забирается медленно на чердак

птица-солнце, важная, как глухарь,

и рассвет собирается со двора,

прячет в рваный карман перочинный нож -

дело сделано. Стало быть, всё, пора

просыпаться, стряхивать с тела ночь,

 

07:40

 

просыпаться и с чайником в города

начинать игру, пока не вскипит:

—Краков. —Вологда. —Значит тебе на «А».

—Адлер. —Рыльск. —Калачинск. —Камчатка...

                                                                             Спит

 

07:45

 

кто-то спит и к кому-то приходят сны,

а у нас это вечное: «Всё, вставай!».

Наши тени разбросаны вдоль стены.

Умывайся, тень свою надевай,

Надевай свою тень, не забудь пришить

пару пуговиц, я вчера оборвал,

потому что с тебя эту тень стащить

в темноте не просто. Прокуковал

день кукушкой в часах, да и то добро!

Всё поделено в мире на свет и тьму.

Ты вчера обронила своё перо.

Не спускайся — сам его подниму.

 

08:00 — полёт

 

Полетели, нам завтра рано вставать.

Впереди горизонта белеет губа.

В теле всё-таки хлопотно ночевать,

а куда деваться — судьба... судьба...

 

 

*   *   *

Январь укрылся шкурою овечьей.

Мороз под вечер горячее, злей.

Вот мать с отцом (надуманно конечно)

Мальчонку забирают из яслей.

 

И тут же, возле этого детсада

Народ толпится - местные волхвы.

Напротив дом. Со стороны фасада

Лес дремлет на верёвках бельевых.

 

Пустыню наметает южный ветер.

На остановке, около ларька,

Стоит мужик. Лежит в его пакете

Початая бутылка коньяка

 

И сквозь пакет, как сквозь стекло витрины,

Смешно, но жизнь и вправду такова,

С коньячной этикетки, с горловины

Глядит звезда Звездою Рождества.

 

 

Вечерний свет

 

Мои слова, завязанные в узел:

вопрос-ответ...

Я дверь прикрыл слегка и сразу сузил

вечерний свет...

 

Вечерний свет, разлитый по паркету

собрать не смог.

Который год погибшую планету

вращает Бог

 

и тихим светом, заплетённым в звенья,

в проём двери

Господь дарует нам Своё прощенье...

Нас изнутри

 

вседенно кто-то молча изучает,

ища ответ.

И детский ангел тихо излучает

вечерний свет.

 

*   *   *

Последний выезд в этом уходящем.

Костюм и на резинке борода.

Я — Дед Мороз! Я — самый настоящий,

как никогда.

 

Меня ждёт дочь. И, как назло, соринка

попала в глаз, и катится слеза.

Лежит в моём кармане мандаринка,

но есть нельзя -

 

Подарок. Дочь старалась, выбирала

из сотни мандаринов — самый тот.

«Деду Морозу передай,— сказала,—

на Новый год!».

 

На Новый год! Лежит в кармане чудо

оранжевым, как солнца диск, мячом.

Вот мой подъезд. Но открывать не буду

своим ключом.

 

Звоню. Играю сказочную правду —

всё басом: «Это Дедушка Мороз!».

Мне открывают. Дочь безумно рада:

«Что мне принёс?».

 

«Подарки!»... Ну а после, на площадке

снять грим, и снова к дорогим моим.

А дочь рукою машет на прощанье:

«Ешь мандарин!»...

 

*   *   *

Субботний день. У мусорного бака,

где вонь ведром духов не перебить,

спит бомж с лицом апостола Иакова.

Пройду. Проснётся. Спросит закурить.

 

И выбросив пакет, с боков дырявый,

в зелёный бак, прогнивший весь до дыр,

отдам ему почти полпачки «Явы»,

услышу в след: «Спасибо, командир!».

 

Дым полетит сиреневым туманом

как в песне, про полночную звезду...

Соседка с престарелым доберманом

бомжа за километр обойдут,

 

пацан с четвёртого покроет матом,

а кто-то, может, вынесет хлебца...

В нетрезвом лике, сморщенном, косматом,

лицом к лицу не увидать лица...

 

Под вечер все зеваки разбредутся,

он ящики построит в длинный ряд,

глаза смежит — морщины разойдутся

и в полусне к нему придёт закат,

 

придёт, морозным полыхнёт пожарищем

как на рублёвской фреске «Страшный суд»...

...Придут апостолы — его товарищи,

и прямо к Богу душу вознесут.

 

*  * *
Леший покупает самогон 
в ветхой хате на краю села.
Придавив окурок сапогом,
он сидит, в чём нимфа родила,
на крыльце, терзает свой баян,
песни неприличные поёт.
Пятница. А значит, снова пьян
леший. Он ругается и пьёт.
Вымирает сонное село,
доживают бабки бабий век.
Леший рожу пьяную стеклом
бреет. Одинокий человек.
Был завклубом. Нёс культурный пласт
в массы на берёзовых плечах.
А теперь огонь в глазах угас,
а теперь пожар в груди зачах,
а теперь деревня померла,
леший спился, водяной утоп. 
Хата ветхая, что на краю села,
издали напоминает гроб.
Леший пьёт, он непривычно зол  

на людей, проспавших край родной. 

Сплёвывая горький димедрол,
пролетает месяц над страной.

 

 

Гофман

 

I Ночные этюды

 

Из темноты, где полночь рыжая урчит,

небритый Гофман, словно гвоздь кривой, торчит

и тени собственной пугается в ночи,

смычком, взволнованно, по дереву стучит,

«Тьфу-тьфу», - плюёт он через левое плечо

и догорает оплывающей свечой,

и что-то пилит, и из собственной души

плётёт верёвочку, чтоб страхи задушить.

 

II Песочный человек

 

Плетёт верёвочку, холодную как снег...

Но пробирается песочный человек

в кошмары ночи, в бессознательный проём

спинного мозга, наполняя водоём

холодных глаз комками ржавого песка,

и кровь горячая колотится в висках,

и бледный Гофман пилит лобзиком сустав,

и прорастает скрипка, плача, сквозь рукав.

 

III Кавалер Глюк

 

И прорастает скрипка вечная, как мрак,

как крона дерева, как всхлипы ветра, как

ночной кошмар, в котором с комьями песка

в один зелёный ком смешается тоска,

и всё в душе сожжёт огнём своим дотла.

Луна вращается по небу, как юла,

а там, в ночных провалах-впадинах луны

кричат горластые некормленые сны

 

IV Угловое окно

 

и клювы острые вонзают в небосвод.

Небритый Гофман прорастает и растёт,

пытаясь мысленно проникнуть в ворожбу…

Не обмануть, увы, безглазую судьбу.

 

До подбородка добегает липкий страх,

и понимает Гофман: тело — это прах,

всё прах, одну лишь только музыку души

не в состоянье сумрак ночи заглушить.

 

V Щелкунчик и Мышиный король

 

Всё прах. Все эти наши мысли и слова -

всё обрывается. Пока душа жива,

пока болезнь не отравила спиртом мозг,

он строит хрупкий, но реальный мост,

он смотрит ввысь - там по веленью Рождества:

уродец кукольный под маской волшебства

любви достоин, обретая кровь и плоть...

А душу Гофмана тем временем Господь

за нити тонкие возносит в небеса,

туда, где Сам распределяет чудеса.

 

 

*    *    *
                                                     Н.Ч
                          Нет человека,

                           который был бы,  как Остров...
                                                    Джон Донн

А я, как остров. Я окружён тобой.
И даже если колокол звонит по мне -
мне всё равно. В меня вбивает камни прибой,
надо мной глаза твои в вышине.

Звёзды, звёзды, созвездия и т.п.

И даже если волною снесёт утёс,
оторвёт от меня часть, я всё равно о тебе
буду думать. В пене твоих волос

буду слышать, как ручейки звенят,
как планета рушится, как небеса трещат
по швам. Не оставляй меня,
море, по которому ходит моя душа.

илл. А. Сергеев, "Звезда"

 


 
МИЯСАТ МУСЛИМОВА. "НАЗОВУ ЕГО МОРЕМ..."
ЕВГЕНИЙ ИВАНИЦКИЙ. "ЧАСОВЩИК"
НИКОЛАЙ АНТРОПОВ. "ОЧНИСЬ, ИОВ, ОТ СТРАШНЫХ СНОВ..."
ЮРИЙ СЕМЕЦКИЙ. "ТЕРПЕНИЕ - ДОСТОИНСТВО МУЖЧИНЫ..."
ИРИНА РАБАТУЕВА. "НЕОБЖИТОЕ ВРЕМЯ- ВЕСНА!"
ИВАН ШЕПЕТА. "ОКТАВЫ, МУЗЫКА ОКЕАНА"
Все публикации
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Вс. Декабрь 30, 2012, 21:01:04

Ромка, прекрасные, прекрасные стихи...
Дарья Ильгова

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Декабрь 30, 2012, 22:41:32

Хорошо-то как и светло от Вечернего света.
Спасибо!
Рубанов Роман

Курск
Комментарий
Дата : Пт. Январь 04, 2013, 20:11:52

Саша! Большое спасибо за добрые слова! Буду стараться писать хорошо, чтобы хоть как-то приблизиться к твоим словам!
Рубанов Роман

Курск
Комментарий
Дата : Пт. Январь 04, 2013, 20:12:27

Спасибо, Дарья!
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Пт. Январь 04, 2013, 21:29:11

"...а у нас это вечное: «Всё, вставай!»." - справедливо, на мой взгляд, только для наступления другого сна... и совсем не смертного, но такого в котором человеку не дано знать, что в действительности с ним происходит...
Стихи мимо которых не пройдёшь, и это, пожалуй, всё, что о них можно сказать... Заниматься литературоведческим анализом - лишнее, поскольку с какими бы законами стихосложения не сравнивались эти строки, эти законы будут "прокрустовым ложем" в данном случае. Нельзя говорить автору, что и как писать, поскольку он не придворный художник, а мы, его читатели, не милостливые государи... Вдохновения автору можно только пожелать и долголетия в отечественной литературе.
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Пт. Январь 25, 2013, 22:44:48

Прекрасные стихи, Роман! Просто душа раскрывается им навстречу. Давно не получал такого удовольствия!
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Сб. Январь 26, 2013, 00:01:25

Здравствуйте, уважаемый uglevi!
Будьте добры, напишите мне на artredaktor@mail.ru ваше имя, чтобы я поменяла вам логин на кирилличный ( у нас небольшой "глюк" в программе регистрации). Добро пожаловать!
_______________

Роман, наши комментарии этой подборки так скупы, потому что - что тут скажешь? Всё попало в сердце, это хочется не обсуждать, а носить в себе...
Последняя правка: Январь 26, 2013, 00:01:44 пользователем Екатерина Злобина  

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте