Заказать третий номер

Просмотров: 1884
22 Октябрь 2012 года

 

Так нельзя

Она села на тумбочку возле стены и прильнула спиной к обоям.

- Я так больше не могу, - сказала она.
На минуту задумалась, обвела глазами комнату и снова сказала:

- Так нельзя.
Оливковые обои шевельнулись под ее спиной и ответили:

- Малыш, у нас все будет хорошо.

Она встала, повернулась к обоям и начала говорить:

- Я так больше не могу. Я думала, что выхожу замуж за живую ткань. А ты постоянно превращаешься то в пластиковую панель, то в виниловые обои. Вчера на ужине у Красновых ты превратился в мельхиоровую ложку. А когда ты становишься мочалкой из микрофибры, я не испытываю к тебе никаких чувств, кроме раздражения.

- Я хотел бы стать деревом, - сказали обои, - хотел бы вырабатывать хлорофилл, хотел бы качать ветвями и цвести по весне.

- Я устала. У меня болят ноги. Я постоянно одна.

- Смотри, у меня уже кое-что получается, - сказали обои и чуть заметно шевельнули оливковым рисунком.

Она закрыла лицо ладонями, пошла на противоположную сторону комнаты, легла на диван и задрожала.

- Малыш, тебе холодно? – спросили обои, - погоди, сейчас я превращусь в полиамидовое одеяло и укрою тебя…

 

Трагедия семьи N

Он вошел в белом халате, резиновых медицинских перчатках, с небольшим металлическим дипломатом в правой руке. Красивый, дерзкий, уверенный в себе. «Как Гай Риччи… - промелькнуло у нее в голове, - эта недельная небритость, эти выпуклые глаза! Почему я раньше не замечала?»

- Ты и сейчас скажешь, что между вами ничего не было? – холодно спросил он.

- Конечно, не было! Ну, сколько можно! Я говорила уже, что вчера вечером делала влажную уборку, поэтому была утомлена. Как я устала от твоей безосновательной ревности!

Он подошел к столу, положил дипломат на его поверхность и открыл крышку. Она заметила, как хороши его крупные мужские руки, обтянутые резиновым материалом. 

- Ночью я взял соскоб у тебя из-под ногтей. Там обнаружены частицы его эпителия, покрытого пигментными пятнами, - он доставал один за другим небольшие, запаянные, полиэтиленовые пакетики и бросал на стол, - а это синтетическая волосинка, которую я нашел на краю простыни. Он ведь ходит в парике, да? А это огрызок яблока, найденный под столом. Такие отпечатки зубов мог оставить только человек с имплантированной челюстью. А это молекулы засохшего раствора, которым он по вечерам промывает вставной глаз. А это одноразовый носовой платок из мусорного ведра. Такую слизь может выделять исключительно человек с металлической переносицей. А это, - он достал несколько листов формата А4, скрепленные степлером, - результаты исследования ковра, который лежит у нас в спальне. Характер отпечатков ступней говорит о том, что их оставил человек с протезом вместо левой ноги.

Она молчала. Он решительно посмотрел на нее:

- Ты и теперь будешь все отрицать?
Она закрыла ладонями лицо и зарыдала. Теперь не было смысла что-либо отрицать.

 

 Мой мир и все, что в нем

 Я почти не помню своего детства. Те редкие вспышки воспоминаний, которые возникают в сумрачной моей жизни, скорее похожи на кадры давно увиденного детского фильма. Себя я вижу как-то со стороны, отчужденно, и не могу вспомнить ни одной мысли, ни одной эмоции, которые трогали бы меня тогда.

Семья у нас была большая и бедная, замуж я вышла рано, и все четкие, осознанные воспоминания начинаются с того момента, как муж привез меня в наш уединенный дом. Супруг мой был философом и сторонником нового трансцендентализма. Он проповедовал возврат к природе и критиковал современную цивилизацию. Из книг в нашем доме был томик Генри Торо “Уолден, или Жизнь в лесу”, собрание сочинений Жан-Жака Руссо и потрепанная подшивка напечатанного на тонких листах труда Диогена Лаэртского “О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов”.

В молодые годы мой муж вел разгульный, богемный образ жизни, но, пережив ряд потрясений и разочарований, решил навсегда уединиться в тихом доме на окраине цивилизации. Прежде, чем стать отшельником, он приехал к моим родителям и попросил моей руки. Отец, опасаясь, что молоденькая девочка из бедной семьи может не найти приличной партии или пуститься во все тяжкие, как многие из моих ровесниц, не долго думая, дал согласие на брак.

Так я совсем еще неопытной девчонкой оказалась под одной крышей с незнакомым мужчиной намного старше, в скромной деревянной избе на берегу тихого озера.

Жили мы скромно и тихо. Мой муж разбил возле дома большой огород и построил несколько сараев. К тому моменту, как я вошла в дом, он закупил цыплят и молоденькую рябую телочку. А вскоре у нас появились два поросенка.

Посреди кухни стояла большая русская печь. Дрова муж готовил все лето. Приносил из леса спиленные деревья, делил их на поленья, сушил, рубил и складывал под навес. Также все лето мы готовили запасы на зиму. Растили овощи на грядках, собирали в лесу грибы, ягоды, лечебные травы.

Порой он ходил в лес на охоту, иногда с удочкой сидел на берегу озера.

Свободного времени у нас почти не оставалось. С раннего утра мы занимались хозяйством, а поздно вечером, уставшие, ужинали и ложились спать. Разговаривали мы мало. На всякий мой вопрос он коротко отвечал словами Кратета: “Жевать бобы и не знавать забот”. Когда я заводила разговор об одиночестве, он говорил, что одинок тот, кто окружен льстецами. А супружеские обязанности исполнялись как-то стерильно, словно проводилась медицинская процедура.

В свободные минуты, которые мне выдавались, я сидела на берегу, на деревянной кладке, наспех сколоченной моим мужем, и смотрела на гладь озера. Иногда бросала камушки и считала круги, расходящиеся по воде. Когда хватало времени, плела венки из полевых цветов и пускала по глади озера. Зимой вязала или шила пледы из кусочков старых лоскутов.

Муж в это время обычно забирался на чердак и занимался “своими вертушками”. Он конструировал установку для превращения энергии ветра в электрическую. В темное время суток мы использовали свечи, но он мечтал соорудить собственную, миниатюрную электростанцию. Весь чердак был завален приборами, катушками проводов, коробками с инструментами. Мы жили в тихом месте, окруженном сосновым лесом, и сильный ветер был для нас редкостью. Но муж был настойчив и день ото дня каждую свободную минутку сидел на чердаке и делал измерения.

От прошлой жизни у моего мужа осталась старая “Нива”, которую он выгонял иногда из деревянного гаража и ехал в город. Я ни разу там не была, даже не знаю, как он назывался. Я несколько раз просила взять меня, но муж отказывал, говорил, что город агрессивен, что он подавляет и опустошает человека. Он загружал в багажник излишки нашего хозяйства и вез продавать на рынок. После покупал самое необходимое и к вечеру возвращался домой. Иногда он привозил мне какую-нибудь безделушку — зеркальце или бусы. Иногда нитки или пряжу для рукоделия.

Однажды, оставшись одна, я полезла на чердак. Уезжая, муж поручил мне оборвать липовый цвет, и, чтобы его высушить на зиму, я решила освободить немного места на чердаке. Забравшись туда с мешком липы, я аккуратно освободила небольшую площадь. Перекладывая приборы, я старалась сохранить порядок, в котором они лежали на полу, чтобы муж не ворчал на меня. Высвобождая место в углу под самой крышей, я обнаружила небольшую коробку, заваленную старыми тряпками. Открыла ее и достала небольшой телевизор с выдвижной антенной. Мой муж никогда не говорил, что купил его. Напротив, несколько раз уверял, что телевидение — это самое страшное оружие цивилизации.

Еще до замужества, когда я жила с отцом и матерью, я, конечно, иногда видела передачи. В основном мне позволяли смотреть новости. Порой краем глаза следила за сериалами, которые смотрела мать. Конечно, мне всегда хотелось остаться наедине с телевизором и насмотреться того, что душа пожелает. Я провела рукой по маленькому телевизору, найденному на чердаке, и нажала красную кнопку.

На чердаке я провела полдня. Чего я только не увидела за это время! Рекламу дорогих курортов на берегах лазурных морей, косметических средств, делающих кожу мягкой и бархатистой, современной бытовой техники, способной выполнять всю домашнюю работу и облегчить жизнь женщины. Узнала, что если брить ноги каким-то особенным лезвием, то шелковый платок, брошенный на гладкую поверхность ноги, юрко проскользнет по всей голени, нигде не зацепившись. Меня поразила передача, в которой дизайнеры интерьера приехали домой к зрителю и за считанные минуты преобразили его жилье. Мне даже во сне не снилась такая красота! Гладкие стены, покрытые гипсокартоном, пол, застеленный ковролином, белые подвесные потолки с обилием встроенных лампочек!

Когда муж ближе к вечеру вернулся с рынка, сразу заметил во мне перемену.

— Что с твоим лицом? — спросил он.

— Ничего, — ответила я.

— Отвечай, — настаивал он.

Я молчала.

— Почему ты не хочешь со мной разговаривать?

— О чем нам разговаривать? — надменно спросила я.

— Ты нашла его! Я так и знал! Нужно было забрать его с собой! Ах, мерзкий, мерзкий ящик!

Я повернулась и направилась к дому. Он догнал меня и схватил за руку.

— Ты хочешь увидеть мир! Ты хочешь увидеть омерзительный мир! Ты злишься, что я прячу его от тебя!

— Да! Ты упрятал меня в эту тюрьму! Превратил в бесплатную рабыню! Держишь меня на привязи, как собачонку!

Он на минуту задумался, затем с силой потянул меня за руку и швырнул на переднее сиденье машины, которая все еще стояла возле дома. Сел за руль и завел мотор.

— Ну, держись! Сейчас ты все увидишь!

Около часа мы неслись по лесной дороге. После перед моими глазами раскинулась бескрайняя степь, выжженная солнцем. Дорога, по которой мы ехали, словно делила ее пополам, и вокруг был виден только горизонт. Еще один час пути мы провели в полном молчании. Муж, словно восковая фигура, держался за руль и смотрел перед собой. А я, вдоволь насмотревшись по сторонам, нервно комкала подол платья.

Наконец, впереди показалось какое-то сооружение. Издалека оно было похоже на яркий высокий бисквитный торт, выложенный на блюдо степи.

— Что это? — спросила я мужа.

— Супермаркет, в котором есть все! — ответил он.

Мне представлялось, что магазины являются частью города, и теперь это огромное сооружение, построенное посреди голого поля, казалось неестественным.

Мой муж остановил машину возле входа.

— Иди, — сказал он, — я буду в машине.

— Но у меня нет денег, — ответила я.

— Они тебе не понадобятся.

Я вышла, хлопнула дверью и пошла к магазину. Все его стены оказались стеклянными. Вверху, ближе к крыше, был вывешен ряд ярких рекламных щитов. Я остановилась на минуту, с нетерпением наблюдая жизнь, бурлящую за прозрачными витринами. Супермаркет был полон людей. Полки завалены товарами. Возле каждого отдела стояли продавцы в одинаковой одежде со значками на груди.

Я подошла к двери с надписью “вход” и дернула за ручку. Дверь не открылась. Я дернула еще раз. Снова то же. Я пошла вдоль прозрачной стены. В этом магазине было много-много дверей, и я дергала за ручку каждую из них. Я обошла по периметру все здание. Ни одна из дверей не открылась. Мне подумалось, что это какая-то ошибка и снова попробовала обойти все двери. Все входы были закрыты. Я в отчаянии прижалась к стеклу и стала бить кулаками. Никто меня не услышал, не повернулся в мою сторону.

И вдруг я увидела то, чего не замечала раньше. Все покупатели в магазине, все продавцы, все прилавки и тележки были сделаны из цветного картона. Они стояли недвижимые и комичные, как куклы на детской аппликации. Жизни в этом магазине было меньше, чем на старом деревенском кладбище.

Я отшатнулась от стекла и побежала к машине.

— Поехали домой… — попросила я.

— Нет, — ответил он, — я должен показать тебе город.

Начало смеркаться. Мы ехали по степи и все больше отдалялись от дома. Через час стемнело, и я боялась, что мы заблудимся. Наконец, впереди показались огни. Большой, величественный сгусток огней. Я почувствовала волнение и трепет внутри. У меня вспотели ладони, участилось биение сердца. Мне казалось, что сейчас свершится неожиданное чудо, как в детском, святочном рассказе.

Муж остановил машину и сказал мне:

— Выходи.

— Почему? — спросила я, — мы ведь еще не приехали.

— Приехали, — ответил он.

Я вышла из машины и оглянулась. Мы стояли на пустынной плоскости, ярко освещаемой откуда-то сверху.

— Это город? — спросила я.

— Это город, — ответил муж.

Вокруг нас высились мощные, высотные металлические конструкции, густо усеянные яркими фонарями. Огромное, монолитное, стальное чудовище. Скелет города, украшенный огнями, как рождественская елка.

— Это город? — переспросила я. — Где же дома, больницы, школы? Где театры, галереи, гостиницы? Зачем ты меня обманываешь!

— Это и есть твой город, — ответил муж.

— Но ведь его нет! — закричала я.

— Все правильно. Его нет. Это иллюзия. И супермаркета нет. И продавцов нет. И школ нет. И больниц нет.

— Как нет? — не поверила я. — Я ведь все это видела по телевизору!

— Все это тотальный обман! Мощная, глобальная афера! Ловушка для таких дур, как ты! Смотри почаще телевизор! Они тебе еще не такое покажут!

— Но как же это… Я ведь знала людей, которые все это видели…

— Ложь! Все ложь!

Он развернулся и пошел к машине. Я пошла за ним, села рядом и взяла его за руку.

— А ты? Ты есть?

— Меня тоже нет! — ответил он. — Запомни, единственное, что у тебя есть, — это маленький деревянный домик на берегу тихого озера. Запомни это и возвращайся домой.

Это были последние слова, которые мне суждено было слышать. Я почувствовала, как исчезает из моей руки его ладонь, как проседает подо мной автомобильное кресло. Вскоре исчезла машина и сверкающие конструкции вокруг меня. Я лежала на спине посреди ночного, картонного поля. Подо мной был мягкий бархатистый ковролин, от которого пахло травой. А надо мной — бескрайний черный потолок с миллиардами миниатюрных встроенных лампочек.

илл. фрагмент картины украинского художника Ивана Марчука

 


 
ЮРИЙ МИХАЙЛОВ. "БЕРИ И ПОМНИ..."
ЛЕОНИД НЕТРЕБО. УИК-ЭНД НА ЗМЕИНОМ ОЗЕРЕ
ГАЛИНА БУРДЕНКО. ПОТЕРЯ
ИРИНА ГОРБАНЬ. ПОСЛЕ ПЛЕНА
СВЕТЛАНА ЗАМЛЕЛОВА. ПОСАДСКИЕ СКАЗКИ
ЮРИЙ МИХАЙЛОВ. ВЬЮН-ВЬЮНОК
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Октябрь 22, 2012, 16:36:21

Пожалуй, это не ново, но не сказала бы, что уж совсем актуальность потеряло. В чем-то напоминает Сартра, в чем-то Гессе, в чем-то какие-то психолого-фантастические фильмы. Читать очень интересно. Но вот не сказала бы, что потом много в душе остается. Хотя, наверное, это особенность жанра, кому, что ближе.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Октябрь 23, 2012, 00:59:32

Действительно картонный мир! Совершенно не живой... Так-таки всё и не настоящее? А как же два поросенка?:)
Нет, Ир, это не Сартр и не Гессе... Это вообще Бодрийяр с симулякрами. Уфф, люблю я этого философа!
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Октябрь 23, 2012, 10:54:52

Наташ, ты прям в самую точку. Действительно, идея-то у всех трех миниатюр одна. А мне что-то в этих говорящих обоях игры подсознательного померещились.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Октябрь 25, 2012, 23:24:37

Я почему-то уже с заглавия, сплюсованного с иллюстрацией, сразу заподозрила "неладное": не всё так просто с этими "не новыми" историями.

Здесь много аллюзий к разным "точкам" мировой культуры, о чём Ирина сказала, иронически преломленных. Пародия на экзистенциалистов и сюрреалистов 20 века или (И!!!) совершенно серьёзное "болевое" высказывание = смешанный жанр, который и назвать-то не назовешь? Сюр и абсурд поданы как самая что ни на есть реальность? А чем это отличается от нашей реальности?!

Перед нами, конечно, постмодерн. Очень качественный, тот, что действительно - художественный стиль.

Было очень интересно даже не читать, а - смотреть и "расшифровывать" символику цикла. По семье N давно уже... не будем произность, кто плачет.

Мне холодно и грустно от того, что "семья" такая. Точка излома вынесена далеко за скобки её давнишней истории, и трагедия в том, что об этом уже лет сто - неприлично вспоминать как о причине.

Мне кажется, это почти готовые эпизоды для сценария арт-хаусного кино.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 26, 2012, 11:22:30

"культурные аллюзии", "художественный стиль"... Лариса, Вы удивительный человек. Как Вам удается найти черную кошку в темной комнате, когда ее там нет?.. "не все так просто", "заподозрила "неладное". Да уж куда как неладно!
"супружеские обязанности исполнялись как-то стерильно, словно проводилась медицинская процедура". Это тонко, по-Вашему? Художественный стиль? А все эти поросята, русские печи, гламуры на чердаке, картон повсюду? Очевидно же, что картон - это щит, прикрытие беспомощного прозаика, который не умеет создать нормальный художественный мир. Таким болезненным "картоном" заполонена "проза.ру" и вообще весь нэт.
Симулякр литературы мы теперь еще и на симулякр критики умножаем - и что получается? - Дурдом.
Ни смысла, ни красоты, ни души, ни цели у этого "произведения"... Или, может, у меня душа грубая? Откликнитесь, добрые люди, кому еще понравился этот бред?
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 26, 2012, 12:02:10

Если более грубо, а не с доверием к автору, которое продемонстрировала Лариса в своем тонком комментарии, то прозвучит примерно так:
первая миниатюра - пародия на сюр
вторая миниатюра - пародия на абсурд
третья миниатюра - пародия на социальную антиутопию, даже сложнее: пародия на пародию об антиутопии на общество потребления.
Поскольку всё это вместе и целом есть пародия на несколько жанров, следовательно "постмодерн". Что нового: на мой взгляд (думаю, Лариса имела в виду нечто подобное), здесь пародия какая-то "двойная", будто то или иное явления дважды подвергается ироническому преломлению и в результате явление видоизменяется так, что это уже не просто отражение в кривом зеркале того, что есть, это - новая реальность, и реальность, прямо скажем, дрянная. Но, видимо, эту задачу автор и ставил, хотя я могу и ошибаться...
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 26, 2012, 12:13:12

Наталья, не "культурные аллюзии", а "много аллюзий к разным "точкам" мировой культуры")) Мне кажется, смысл немного видоизменяется от другой формулировки.
Отправив комментарий, я сразу подумала, что "художественный стиль" прочтётся, скорее всего, в парадигме эстетического, и расстроилась, ведь исправить было нельзя: конечно, здесь "стиль" в значении "способ", метод. Можно рисовать черным по белому, а можно белым по черному.
Я всё-таки говорила не о тонкости или филигранности языковой, я говорила о предложенной автором игре, у которой есть свои правила. Право читателя принимать их или не принимать. На мой взгляд, есть у этого цикла и смысл, и цель, и даже душа, и не одна))
Что, если цель автора не создать, а воссоздать именно НЕнормальный мир?
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 26, 2012, 14:30:59

А всегда ли "произведение" обращается (должно обращаться) - к душе? И можно ли обратиться к душе - от обратного: "Эй, ничего не потеряли?"(в качестве эпиграфа):)

Пока Лариса отходит от "дурдома" и "симулякра критики", попробую рассказать, почему мне нравится этот "бред".

Давайте отвлечёмся от определения жанра и метода, от антуражно-провокационных картонов, поросят,печей и пр; а также - отложим в сторону приборы, измеряющие уровень красоты слога и формы.

Я предлагаю сосредоточиться только на действии, внешнем и внутреннем. Дело в том, что именно их столкновение в каждой из предложенных работ рождает микровзрыв, рождает внутреннее сопротивление, протест. Эти рассказы - вообще можно читать как призыв к восстанию! :)

Смотрите, вот "бред" про обои. Аллегория - это бред? Что происходит в этой миниатюре? Один для другого - просто фон, обои. Спасибо, хоть одушевленные, бывает и хуже. Другой для того одного - совершенно не понятен, иной природы, не постижим. Контакт невозможен, но имеет место. Ба-бах!

Посмотрите реакции - Его, Её... Её трясет от раздражения и от неразрешимости этой ситуации, это близко к ненависти, а Он думает, что ей холодно, и торопится делать то, что она терпеть не может. Ни один из них не слышит другого, "всё сказанное используется против" (кого? - у Неё - против Него, и у Него - против себя), истолковывается совершенно иначе, чем в изначальном сигнале. Между прочим, точно так же "разговаривают", "общаются" герои чеховских пьес... Вернёмся к названию: "Так нельзя" - это не стёб, не пародия, это совершенно серьёзное и однозначное высказывание-цель, которое стоит понимать буквально.
С другой стороны... постмодерн не был бы постмодерном, если бы обошелся без своих финтов))) "Так нельзя" - стоит в заголовке ("По газонам не ходить!", " В здании университета не курить!"). А текст под ним - демонстрация того, что - вот, оказывается, можно (не в смысле "так надо", в смысле - всегда найдутся такие, кто так живёт, готов так жить). И многие так живут. Невозможно, но имеет место.
______

"Бред" про Трагедию семьи N. В чем драматический "конфликт"? "Обвиняемая" любит своего "Обвинителя"? Скорее всего, да. Как минимум, испытывает к нему влечение, он ей нравится как мужчина. Он любит её? Скорее всего, да, хотя и патологически. Вот здесь остановимся.

Здесь - совершенно натуральный бред: доказанное "преступление" НЕВОЗМОЖНО для этой женщины!!! Когда автор резюмирует, что "теперь не было смысла ничего отрицать" - что имеется в виду? То ли, что она действительно "попалась"? Мне кажется, нет. Имеется в виду то, что Ей нет никакого смысла доказывать Ему свою невиновность: он не услышит, не поверит, он ни на секунду не засомневается: а как вообще могла женщина изменить ему - с мерзким разваливающимся стариком?! ОН ЖЕ ВСЁ ДОКАЗАЛ!!! ОН ЖЕ ПРЕДЪЯВИЛ ВЕЩДОКИ!!! Он даже мысли не допускает, что все его дедуктивные выкладки - полный бред, от которого не то что заплакать, - повеситься можно... Есть ли смысл - что-либо отрицать, когда нет смысла с таким человеком жить?
А с другой стороны... как можно хотеть быть с человеком, который каждый твой чих рассматривает в перчатках под микроскопом, и чем хуже тогда старик с протезом и в парике, но - тёплый)))))
Бывают измены в знак протеста.
И еще раз: такова реальная семейная жизнь многих людей. Это НЕ нормально.
____

Про "Мой мир..." много говорить не буду. Там мне особенно интересно вот что: живой человек считает единственным настоящим предметом (не муляжом) - телевизор (который, заметим, никуда с чердака не делся). А "несуществующий", растворившийся человек считает единственно настоящим - Дом...

И еще меня нехорошо развеселил страстный монолог героини о рекламной дольчевите.)) Единственный живой человек - с восторгом клюёт на неживое...
И так ли уж картонен этот "уединённый дом"? Может быть, всё дело в недоверии - и "бывшебогемному" мужу, и "философам", и "простой жизни"? Знаете, какой главный вопрос этого рассказа? "КТО ОШИБСЯ?"!

Мне было интересно в этих рассказах. Я этих героев - холодноватых, эгоистичных, властных,недоверчивых, бескомпромиссных к другим, жаждущих жизни и разучившихся жить - чувствую и понимаю трагедию их обособленного друг от друга сосуществования.

Люди вообще стали слишком много "знать", они слишком много думают. Им любить и понимать друг друга некогда. И почти уже невозможно: разучились. Но, может быть, найдётся переводчик - и одному про другого объяснит, так, что один другому - удивится...
Последняя правка: Октябрь 26, 2012, 14:41:25 пользователем Екатерина Злобина  
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 26, 2012, 23:53:40

Да. У меня все-таки грубая невосприимчивая душа. И неповоротливый мозг. Но будь всё трижды проклято, если я однажды начну находить удовольствие в чтении подобных "пародий на пародии"... Лучше сразу утопиться)))
---
Мы, наверно, действительно слишком много думаем. Если очень много слишком думать, то можно додуматься и до таких аргументов в защиту болезненного и ущербного произведения. Беда только в том, что все эти объяснения не нужны - они лежат на поверхности. А сама модель авторского мышления поверхностна до примитивности. Чехов? Такое чувство, что Чехова, Бунина, Набокова и других русских писателей автор не открывал со времен школьной скамьи. Хочется пожелать Ганне Шевченко читать и читать русскую классику прежде чем браться за писательский труд. Русский язык тут просто никакой. Стиля нет. Владения художественными приемами нет. Мысли? Да какие же это мысли... Где там "эта женщина"? "он" и "она"? Как будто в Катином разборе речь идет о совсем других рассказах... А еще кажется, будто не только читательского опыта у автора минимум, но и жизненного - ноль. Поймите, чтобы браться за такие направления как постмодернизм, нужно сначала научиться всему, что ему предшествовало. Очень талантливые люди, возможно, сразу чувствуют все эти "точки мировой культуры". Но когда нет базы... ну, ребята (хочется спросить), кого вы хотите обмануть? Только малограмотный человек не почувствует, что культурой тут и не пахнет. Никакой. Ни русской, ни, тем более, мировой. Или, тем более, всё-таки русской?:)
Последняя правка: Октябрь 27, 2012, 00:45:02 пользователем Наталья Баева  
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 11:57:21

Я малограмотна)))Иногда я читаю не ради удовольствия.

Это твоё мнение, Наташ. Имеешь право. Но это тот случай, когда я останусь - при своём.

Для меня эти вещи - очень похожи на "Дантон" Зинаиды Пурис. Только автора интересует не социальная сфера. Излом, искривление вот этой вот личной сферы производит многократно усиленное неприятное впечатление. И что? Только поэтому автора, о котором мы почти ничего не знаем, надо отправлять "в школу"?
Мне кажется, делать вид, что кроме русской классики и мировых шедевров в литературе ничего не существует и не имеет права быть - это не... полезно для литературы. Любой. Даже русской.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 12:39:41

Ты не малограмотна, Кать)) Но ты зачем-то поощряешь малограмотных людей верить в то, что это и есть культура. Но люди - мудрые. Они в результате отворачиваются от такой "культуры" - вот и всё, чего мы (ее "деятели") добиваемся. Если автора берут в "толстяки", то как же мы, только вылупившиеся на свет, можем сказать, что "король-то голый"? Массовый гипноз?..

А кто говорит, что кроме классики ничего не имеет права быть? Ну, хорошо, давайте признаем Ганну Шевченко новым классиком - только на том основании, что ее произведения "имеют право быть". Всё, что в нэте - имеет право там быть. И что из этого? А для литературы - очень полезно, когда ее фильтруют от мусора.
Последняя правка: Октябрь 27, 2012, 15:03:00 пользователем Наталья Баева  
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 13:35:06

Я верю в то, что культура - сама разберётся и всё отфильтрует)) И без "толстяков", и без нас.
А поощряю - творческий поиск. В любых направлениях.
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 14:36:57

а по мне - хорошо.
экзистенциальная тема одиночества в материальном мире, среди людей - близких и посторонних.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 15:03:55

Сама не разберется. На то она и культура, что ее - возделывают. Как землю.
Последняя правка: Октябрь 27, 2012, 15:04:30 пользователем Наталья Баева  
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 15:13:37

С этим не поспоришь. :)

Хочется здесь свернуть в сторону "возделанного человечеством": с каждым годом этому агроному на букву Ч всё сложнее доверять))))

Повеселю вас, раз уж пошла такая тема: на днях с сестрой отправились на концерт симфонического оркестра. Она покачала головой в такт Гайдну, посерьёзнела на Бахе... Дошла очередь до "послевоенного" концерта Шостаковича.
"Он шизофреник. Это не музыка, а полный бред", - был вердикт честного слушателя.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 16:02:16

Если Шостаковича слушать много, то можно и с ума сойти. У меня у самой крыша ехала, когда к экзаменам по Шостаковичу готовилась)) И вообще тут нужна музыкальная подготовка, даже чтобы просто - полюбить эту музыку. Потому что Шостакович - серьезный МЫСЛИТЕЛЬ в музыке... Отсутствие мысли с ее перенасыщенностью - путать не стоит.
Ну, правда, не знаю, может, чтобы воспринимать на серьезе данные рассказы, тоже нужна спецподготовка: например, посидеть в качестве экспоната в Кунсткамере недельку-другую... Глядишь, и уловишь великую мысль - ба! так это же про одиночество человека в неестественном, в нечеловеческом мире!
Катя, все произведения искусства, по большому счету, об одиночестве человека перед лицом Неизведанного. Но не всё, что об этом повествует, можно назвать произведением искусства... Всё, я закруглилась. Слишком много чести для "симулякров")))
Последняя правка: Октябрь 27, 2012, 16:09:49 пользователем Наталья Баева  
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Сб. Октябрь 27, 2012, 16:23:34

Ну, закруглюсь же и я... )))
Показать "Одиночество человека в неестественном мире" - всё-таки, мне кажется, не цель этих рассказов, и не их смысл.

Мир - вот таков, и люди - вот таковы, и никогда не другие, - в этом трагедия, - вот тезис, мне кажется. Иначе - какой смысл, действительно, обращать на это внимание?!
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Вс. Октябрь 28, 2012, 00:05:29

:)) Катю, ты про смысл, а я про эмоции (причина). но не суть. на данный момент единственная из всех наших комментариев объективность - это произнесённое тобою слово "тезис".
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Декабрь 28, 2012, 00:58:32

Закруглилась-то я, закруглилась)) Но вот сейчас хочу обратно раскруглиться... Почитала стихи этого же автора. И - вот это да! Хожу теперь под впечатлением, как от удара током. Правда, тем более не понятно, что заставляет такого самобытного ПОЭТА браться за прозу. Ганна, запишите меня в ряды своих поклонников. Как редактору поэтического раздела мне бы очень хотелось видеть на "Артбухте" Ваши стихи. С наступающим Вас Новым годом! И - простите за резкость в суждении о представленных рассказах... Наверно, не с них нужно было начинать наше сотрудничество. Эх, бывает))

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте