Заказать третий номер

Просмотров: 2122
03 Апрель 2012 года

 

Журавли

 

Огнепёрым крылом поднимается миг,

И минутная стрелка встаёт между нами.

Ты же помнишь о том, как полуденный мир

распускался ночными цветами.

 

Ты же помнишь лесные озёра и клич

журавлиный, протяжный, - протяжный и медный.

Мы наивно считали, что те журавли,

как и всё в этом мире –  бессмертны.

 

Ты же помнишь предзимние запахи рек,

белокрылых деревьев дрожащие стоны.

Оперённые звезды, чешуйчатый снег

вперемешку ложились в ладони…

 

На заре небосвод покрывали цветы,

золотые, как пальцы огнистого бога.

Ты же помнишь, как ветер полночных святынь

превращается в Птичью Дорогу.

 

Ты же помнишь: безрукая матерь-земля,

проходя вдоль построенных нами дольменов,

вдруг раскинула по небу клич журавля,

все такой же, - протяжный и медный.

 

Ты же помнишь… Ну что ты, ну что ты… не плачь…

Не сгорело твоё журавлиное счастье.

Слышишь, где-то в ладонях шуршанье тепла?

Видишь – перья растут на запястьях.

 

Мы с тобой превратимся в речных журавлей,

и, слагая стихи двухголосием медным,

будем вечно летать вдоль погибших степей.

Журавли,

            ты же помнишь,

                                    бессмертны.

                                                 

                                                       

***

 

 

Неоконченное                                                                            

                                                     (Зимородок)

                                                                                    

Задворками осеннего завода,

заборами, деревьями, тенями

ты шёл по городам холодных листьев,

по трещинам осиновой коры.

И в сумерках стареющего мира

ты видел осень в желтой спецодежде,

она в пакеты листья собирала

и тихо жгла осенние костры.

 

И крылья ветряных электростанций

роняли позолоченные искры,

и шпили огнедышащих заводов

рождали каравеллы облаков.

И каждый новый лист, в огонь слетая,

взвивался в поднебесье зимородком,

светило солнце из разбитых окон,

сухих колодцев и глубин веков.

 

Но колесница огненного бога

уже давно искала путь к норд-весту,

и тени шелестели, удлинняясь,

и прыгали с карниза на карниз.

И в сумерках стареющего мира

из крыльев зимородка капал ветер,

и ветер пел деревьям carpe diem.

И тихо плакал, плакал каждый лист.

                                         

 

 ***   

                                                                   (Чайка)

 

Мне снилась Москва на спине у морской черепахи,
и чайки гнездились по крышам высотных домов,
у края земли прорастали дорожные знаки,
и море бродило у стен городских маяков.

Я видел узоры - кривые её автострады,
и клеточки улиц её семигорбой спины,
и панцирь, по краю расписанный лентами МКАДа,
а дальше, за ним, - океан. От волны до волны
плывет черепаха в морские холодные пашни,
и стелется по небу след заводских облаков,
мерцает фаросский огонь на Останкинской башне.
И ветер в ладонях - дыханье её, черепашье.
И ветер в ладонях, и свет городских берегов.

Я думал – земля бесконечна. Но ветер всё крепнет.
Я думал - земля бесконечна. Но спят острова,
но тянутся к небу холодные, пенные гребни.
Плывёт, рассекая солёное, мокрое время,
моя черепаха-Москва.

 

 ***     

                                                     (Травяная птица)

 

Который год весна пускает корни

и бьётся веткой в облачную гладь.

Весь этот мир – так долго и упорно –

стремился жить, цвести и умирать.

 

И он цветет, живет, во что-то верит.

В углах квартиры тянется паслён,

и стол на кухне обрастает вербой,

а по окну ползёт кукушкин лён.

 

И я который год пускаю корни,

врастаю в жизнь апрельскими ночами,

так пусть же я запомню до конца,

 

как я стою в том травянистом море –

рогозовые крылья за плечами

и подорожник поперек лица.

                                              

 ***

 

 

 Рассвет                                

                                (Стеклянная зарянка)

 

Столбы склонили головы по-птичьи,

и Гелиос поднялся на крыло.

Лучи рассвета выбили стекло

по всем вагонам нашей электрички.

 

Стеклянная зарянка у виска

звенела, рассекая лихолетья;

ты слышал хруст стеклянного песка,

в пустом вагоне поднимался ветер,

 

и поезд, огибая пустыри,

разбрызгивал стеклянное перо.

Сквозь языки оранжевого ветра

 

ты видел светофоры, фонари,

дома, витрины, станции метро –

разбитые под натиском рассвета.

                                                 

   

***                                                           

                                                                    (Выпь)

 

Собирались ночами под темными окнами, слушали.

Это выпи кричат на болотах слепыми кликушами.

 

Это выпи кричат где-то там, меж болотными топями,

Это ночь поднимается вдаль светлячковыми толпами.

 

И восходит луна между старыми ветками, голыми.

Ей навстречу летят перепончатокрылые голуби.

 

И разносятся крики, блуждают немыми болотами,

И дома все теснее, плотнее – пчелиными сотами.

 

Это выпи кричат, и с их длинными, плавными криками

Поднимается нечто из топей, глухое, безликое.

 

Это выпи кричат, расстилаясь протяжными тенями,

Это ночь поднимает трясину болотными стенами,

 

И нельзя пересечь что-то между ночными границами

Человеком, змеёй или даже болотною птицею.

 

 ***                                                                                    

                              (Снежный стриж)

 

Твоя весна бродила по заборам

И по небу тянула крик стрижиный,

Но мокрый снег валил из монитора

И комната была полна снежинок.

 

А я сидел прижавшись к батарее,

Писал стихи и пил сироп от кашля,

Я рисовал по снегу времирей и

Вылепливал журавликов бумажных.

 

Я плёл венки из листьев А4,

Чего-то ждал, заснеженный, промокший,

Сугробы поднимались по квартире,

И бились крылья в запертые окна.

 

А снег валил – огромный и мохнатый,

Из зеркала, из лампы – отовсюду.

Повсюду снег, не взяться ль за лопату?

Хотя… уже не избежать простуды.

 

Хотя уже не избежать столетней

Зимы.

- Весна еще не скоро,

Надень пальто и думай о бессмертье…

- Мне холодно, мне холодно, мне холо…

 

фото: Анвар Бабаханов

 

 


 
ЕВГЕНИЙ ИВАНИЦКИЙ. "ЧАСОВЩИК"
НИКОЛАЙ АНТРОПОВ. "ОЧНИСЬ, ИОВ, ОТ СТРАШНЫХ СНОВ..."
ЮРИЙ СЕМЕЦКИЙ. "ТЕРПЕНИЕ - ДОСТОИНСТВО МУЖЧИНЫ..."
ИРИНА РАБАТУЕВА. "НЕОБЖИТОЕ ВРЕМЯ- ВЕСНА!"
ИВАН ШЕПЕТА. "ОКТАВЫ, МУЗЫКА ОКЕАНА"
ТАТЬЯНА ПАРСАНОВА. "Я ПОЙДУ ЗА ТОБОЙ..."
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Апрель 05, 2012, 10:41:12

"Безрукая матерь-земля", "Москва на спине морской черепахи" и "крылья ветряных электростанций", и из монитора валит снег. И так всё это неожиданно здорово и по-хорошему ново. Понимаешь, сколько всего еще во всем можно увидеть. Спасибо.
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Чт. Апрель 05, 2012, 19:35:19

эта подборка стихотворений мне по душе. в ней чувствуется индивидуальный взгляд на мир. в отличии от стихотворения "Земледелие", которое у меня ассоциировалось с ассорти из "Пиратов Карибского моря", "Властелина колец", "Аватара" и тому подобных фильмов.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Апрель 08, 2012, 15:22:07

В этот раз Иван меня просто поразил. Высотой полёта, выразительностью, оригинальностью, каким-то свойственным только ему одному чувствованием пространства и совершенно свободным, лёгким и сильным, свободным дыханием, с которым передано это в стихотворениях.
Еще очень импонирует то, что при чтении этих стихотворений нет ощущения, что поэт "играет на публику", пытается подкупить её какими-то необычными или модными словесными и ремесленными выкрутасами; здесь просто мощно и чисто звучащий голос, который поёт ни для кого, просто потому что так ему инстинкт художника велит, по природе своей.
Орнитарий - это не птичник ни в коем случае! Есть здесь что-то "научное", "назывное", дающее имена. Журавли - зимородок - чайка - выпь и другие. Символы самой тонкой работы. Всё это органично, и какой удивительно незамкнутый, хотя и не сказать что тёплый или уютный, совсем нет, - но при этом всё равно ПРЕКРАСНЫЙ мир возникает при этом!
В общем-то можно ведь и сказать, что это об одной большой птице-Душе, которая берёт себе разные имена и бывает в разных обличьях. О способности к полёту.
Спасибо большое, я покорена.
Елена Попкова

Ногинск (Моск. обл.)
Комментарий
Дата : Чт. Июль 19, 2012, 20:31:30

Стихотворения "Чайка" и "Снежный стриж" очень хорошие. Здесь виден какой-то новый взгляд автора на привычные вещи. "Снег, валящий из монитора" необычный, свежий образ. Вообще все стихи Вани отличаются интересными образами и необычными рифмами. А мне еще выпала возможность учиться с Ваней на одном семинаре В Литературном институте и наблюдать за его творческим ростом. Это здорово, когда на твоих глазах рождается настоящий поэт!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте