Заказать третий номер

Просмотров: 1146
27 Февраль 2012 года

Гении

Вот сидит один гений, один чиновник. Чиновник  покровительствует гению не меньше, чем гений чиновнику. Вот гений пьёт чай, а чиновник устраняет недостатки в статистической отчётности гения и слушает о том, как вокруг гения много накопилось идиотов.

 



***
Гению легко. Он может позволить себе что угодно. Особенно у него хорошо получается похвалить так, чтобы ты себя полным идиотом почувствовал.

***
Все пишут в ЖЖ о собственной нравственности. Особенно гении, которым отказали в пропуске на банкет.

***
У гения логика проста – целуй меня в зад, другого не достоин. Вот и ходят всеми отвергнутые. А нет, чтобы подставить щёку.

***
Правда, что критики – неудачливые писатели? А то! Вот стихов не печатают, от них все опухли, а публиковаться хочется. Но свободная критика тоже плохо пристраивается. Лучше писать на заказ и хорошо знакомым редакторам. Потому что когда исчезает хорошее в никуда, ты и сам проваливаешься безвозвратно.

***
У гениев портится настроение от чтения критики. Зачем всё это? Ковыряются в чужих произведениях. Портят ауру искусства. Зачем нужна критика? Критика в целом нужна для освоения писательского пространства, в том числе и писателю для самосовершенствования. Но критики нет. Зато есть критики, но к чему им писать, если это всех расстраивает? Теперь модно хвалить друг друга и ругать критика за то, что он потратил два часа на чтение (просмотр), а ты полжизни и здоровья на создание этого шедевра, который и оценить некому.

***
– Послушайте, гений, Вы понимаете, что это не честно?
– Тебе сколько лет?
– Ладно, но я всё равно хочу сказать, это не честно!
– Вот станешь гением, тогда будешь разбираться.


Учебно-рабочее

Спрашивается, зачем ты закончил Литинститут? Неужели, чтобы писать детективы и любовные романы, неужели хочешь прорыть маленький тоннельчик к славе таким вульгарным способом. Нет, не хочу, конечно, но вы можете мне другой вариант предоставить? Могу… пишите рекламу в стихах.

***
Вот звонит абитуриент в приёмку:
– Можно вам задать вопросы?
– Да, пожалуйста.
– Как к вам поступить?
Дальше большой текст, он всё больше и больше с каждым годом, просто ужас. Абитуриенту скучно.
– А сколько экзаменов?
– Пять. Творческий конкурс, творческий этюд...
– Этюд, что такое?
– Импровизация на одну…
– А сколько всего экзаменов?
И так каждый второй. Мне их жалко.

***
Студенты непременно считают преподавателей хоть и полубогами, но мучающими гениев разными сведениями, от которых голова пухнет. Конечно, ведь из преподавателя не вышел знаменитый писатель или он вообще далёк от этого. Или синий чулок. А потом оказывается ровно наоборот. Ровно наоборот, совершенно неожиданно для студента. Пока студент не обременён ничем, кроме своей гениальности, он может думать всё, что хочет.

***
Я завидую романистам. Погрузился в роман и смотришь на мир ошарашенными глазами. А тут проректор и свистушка какая-то с отчётами пристают. Я никого не узнаю, когда пишу и когда сильно обижена. Неудивительно, что и меня многие не узнают – менять реальность трудно. Вот полное офигительное состояние графомана (в положительном смысле этого слова, который уже утрачен) – хорошо!

***
Мне непонятно, зачем после 50 поступать на очное отделение, но меня убеждают, что только на очном можно учиться. А не учиться можно везде, поэтому будут поступать на очное.

***
Сократили объёмы вступительных работ. Это правильно потому, что всё потом (после пятого курса) идёт в архив, а зачем туда много складывать? И к тому же останется возможность выбрать то, что не страшно показывать. В этом плане литстудии незаменимы. Они приучают тебя воспринимать написанное, как нечто отдельное от тебя самого. Хорошо, правда, если  там, в студии, разбирают стихи и рассказы и есть возможность публичных чтений. Очень важно несколько раз отдать своё родное произведение в безопасном месте своим знакомым, тогда оно становится как бы обособленным и ты перестаёшь воспринимать как личную обиду неприятие твоего текста.

***
Вот мой рабочий день начинается. Распахивается дверь, входит один из преподавателей. Говорит про летний отпуск. Сугробы закрывают полокна, мне вообще лето кажется нереальным, а уж отдых писателя, который подошёл к набору на 1-й курс – фантастическим, но ему кажется, что я просто вредничаю и ленюсь составить расписание так, чтобы он успел и то и другое.


***
Что испытывает человек, которого публикуют? Он волнуется. Ждёт одобрения. Ждёт, что похвалят больше двух раз кряду. Но никто не замечает. Никто не признаёт и не хвалит. Это удивляет. А потом забываешь. Потому что нужно составить расписание или сдать экзамены, да и со второй половиной встретиться. Ну и ладно. И пусть её – эту публикацию.

***
Повесила диплом «Литучёбы» на стенку. Мне приятно, что я тоже пишу. Пусть мало, но тоже пишу, как все, кто ко мне заходит. Диплом никто не замечает, но я-то знаю, что он висит и что я пишу. Сейчас напишу отчёт, потом детей в журнал регистрации, потом ответы на письма напишу, в форум ПК напишу, какой язык в этом году, потом положение о конкурсе, потом служебную записку…

***
У меня дурацкая привычка быть исполнительной и переживать, если не могу исполнить, но вокруг, шалишь, нет ничего проще, чем сообщить, что ты должна, а они пошли стихи писать или прозу. А я должна положительно решить все неположительные текущие  вопросы.

***
Вот рецензия из прошлой жизни – хороший мальчик! Пересматриваю всех девочек. Хороших нет. Но берут и пишут по существу. Значит, девочки – лучше. Но все равно в 16 лет мне хотелось стать хорошим мальчиком. Хотя до поступления было ещё долго.

***
– У вас какой конкурс в этом году?
– Конкурса пока нет. Идет приём документов.
– Так, значит, на Тверской, да?

***
– Извините, я звоню в приемную комиссию, наверное, Литературного института.
– Нет. Это точно Литературный институт.
– Я перезвоню.

***
– Какие у меня шансы на поступление?
– Я не знаю.
– Ой. А что можно спросить?


Личное

Хотелось бы перевернуть литературный мир, чтобы не спотыкаться о междусобойчик. Когда все места поделены и вход закрыт. И уже не важно, способный ты или нет. Понесу стихи в редакцию, скажут – опять дерьмо принесли и выкинут, и не понесу. Зачем гадости слушать?    

***
Открывается список писателей в Интернете и происходит полное несчастье – почти никого не знаю. Вижу свою фамилию. Ясно, что я в числе тех, кого не знают. Так и проживу, складывая блокнотики в стопочку. Потом кто-нибудь всё выкинет из стола. Такое отчаянье охватывает, что хочется верить в хорошее.

***
Всё мечтаю написать шедевр. Хватаюсь за одно, за второе, грызу ногти, ем, не переставая и что? И ничего. Кризис – он везде кризис.


***
Хочу поучаствовать в конкурсе. Хочу не потому, что это что-то даст. В это я не верю. А хочу, чтобы меня все любили. Раньше я из-за этого хотела стать актрисой, но в театре играть не хотела. Хорошо, что не стала, а то бы и там всё пошло не так. Или кому-нибудь спектакль испортила, а так мою рукопись можно выкинуть и не подсыпать яду в чашку.

***
Оказывается, что междусобойчик не так уж и плохо. Сидишь и жалуешься на всех, и тебя понимают. А ты всё равно боишься – говорить и думать, и что не напечатают. Особенно непонятно, когда хвалят, а потом не печатают. Спрашивается, зачем хвалил? Сказал бы, сам ты хороший, а твое …вно печатать не буду. Но, если оно не …вно, – проще похвалить, чем отдать своё место.

***
Почему мальчиками занимаются, а девочки должны заниматься собой сами? Кого охотней встречают в редакциях и издательствах – мальчиков! Потому что там сидят тётеньки. Но даже, если там сидят дяденьки, они всё равно отдадут предпочтение мальчикам. Потому что мальчик не выйдет замуж и его не надо поздравлять с 8 Марта, а если что, можно выяснить отношения по-мужски, а со мной как выяснять отношения? Я могу заплакать, тогда придётся не отношения выяснять, а мучительно искать носовой платок.

***
Мне кажется, у нас тоталитарный режим. Я недавно читала статью про подделку голосования на съёмках телешоу К. Прошутинской! Какой у неё был авторитет! Все боятся высказаться неправильно, нужно угождать власти. Я тоже всего боюсь. На писательском собрании я боялась неправильно поднимать листок. А сейчас боюсь, что когда это опубликуют, скажут – вот змея!

***
Читала статью о том, как легко напечатать книгу, потом о том, как легко написать роман. Не верю. Потому что видела много романов напечатанных и много романов недописанных, а ещё видела роман-притчу Даура, который фиг кто напечатает, потому что читать разучились. Да и сам Даур уехал на каникулы домой, а вернуться не смог.

***
Писателям нельзя верить, всё равно, когда хочешь написать правду, – приврёшь. Я привираю из желания понравиться и чтобы обо мне ничего не узнали, я хочу иметь две жизни, а лучше три или четыре и во всё верить, тогда можно из одной бегать в другую, и никто тебя не догонит.

Оксана Лисковая, "Литературная учёба"

 

 
 
КРЫМСКИМИ ДОРОГАМИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО
ПАВЕЛ КОСОВ. Севастопольские картинки (маленькая сюита)
С возвращением, Севастополь! С возвращением, Крым!
ИНГВАР КОРОТКОВ. ПАРИЖСКИЕ ЗАМЕТКИ
ЛИДИЯ ЛИТВИНОВА. «Жизнь Клима Самгина» - образ героя в контексте модернизма...
Наталья Тагорина. Литературная премия, сверхзадача и новые смыслы
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Февраль 27, 2012, 23:56:26

Какой трогательный ребенок. Милая девчушка, и пока совсем непонятно, что из неё получится - да всё что угодно. И сколько же таких девчушек...
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Март 02, 2012, 21:20:50

Розановскую манеру чуть-чуть напомнило. Немного расстраивает немного брезгливая интонация лирической героини по отношению к собратьям по цеху, а в принципе живенько, молодёжно: "вот я!вот я! заметьте меня!" :)
А всё равно понравилось. Живой голос.
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Вт. Март 06, 2012, 02:49:37

Это проза секретаря: написано кратко, точно и по делу. Даже пассаж о "писательской правде", точнее, "неправде", и тот вызывает улыбку, автор пытается играть с читателем, как с котёнком, то ли намеренно (ради "красного словца"), то ли по незнанию (чего не может быть), а, скорее, по личным убеждениям, путает принципы ремёсел писателя и журналиста.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте