Заказать третий номер

Просмотров: 1763
05 января 2012 года

 

ЗВЕЗДОЧЕТ

 

Забрызгав тушью небосвод,

Раздула ночь свои кадила,

Какой-то пьяный звездочет

Заметил странное светило.

Средь точно заданных орбит

Оно – бельмо на гороскопе,

То станет, то опять летит,

То куролесит в телескопе.

 

Ему еще не разобрать,

Что два помятых джентльмена

Уже кричат ему ура

И пьют за братьев по вселенной.

И господин в смешных штанах,

Что нежится на тротуаре,

Узрел дракона в облаках,

Хотя здесь редки эти твари.

 

Но чтоб за праздную звезду

Не смог сойти чужой разведчик,

На стратегическом посту

Грустит подвыпивший ракетчик.

Вот, к небесам глаза подняв,

Он замечает нарушенье

И, как велит ему устав,

Ведет огонь на пораженье.

 

Светило, раненное влет,

Уходит вниз, бия крылами,

И протрезвевший звездочет

Мигает влажными глазами.

 

 ПРО ЛЮБОВЬ

 

Дом мой между воротами в рай

И ремонтом фальшивых горбов,

В полу под кроватью моей дыра,

В норке живет любовь.

Ночью она не дает уснуть,

Точит зубами тишь,

Лезет в постель, царапает грудь,

Я говорю ей: «Кыш!»

 

Схватив мимоходом кусок рафинада

Или хлебную корку,

Трусцой, как бы слегка досадуя,

Она убирается в норку,

Проходит каких-то 10 минут,

И возня начинается вновь;

Мышьяк и ловушки ее не берут,

Что за мерзкая тварь любовь!

 

Порою  ко мне заходит сосед,

Так, посидеть за бутылью,

В горб изогнут его хребет,

А может быть, это крылья,

А может быть, это и то и то:

Падает тот, кто летает;

Я жду, когда он снимет пальто,

Но он его не снимает.

 

Он говорит: «А не спятил ли ты

В своих четырех стенах?

С любовью нынче везде кранты,

Тебе ли сидеть на бобах?

Под это дерьмо грызут себе вены,

Топят в крови континенты.

Я знаю тех, кто даст нам цену,

Мои 15 процентов.

 

И он подливает в стаканы с некой

Тоской, но в разводах грима –

Азарт торговца июльским снегом,

А может быть, лик серафима -

Из тех, что, слоняясь из дома в дом

В белых крахмальных халатах,

Дают влюбленным с ложечки бром

За небольшую плату.

 

Он продолжает: «В конце концов,

Ведь ты измучен бессонницей.

Устроим охоту на грызунов,

И спи, как покойник в покойницкой,

Ну что, согласен?» - и смотрит вкрадчиво,

И трет, волнуясь, кадык,

и я отвечаю: «Право, заманчиво,

Но я уже как-то привык ».

 

…Утро. Я встал. На столе среди книг

Сох недоеденный ужин.

Как тихо…Наверно, какой-то шутник

Проткнул мне иголкой уши.

Рассвет неспешно слизывал мглу

С испачканной за ночь стенки,

Какие-то деньги лежат на полу…

Странно, откуда здесь деньги…

 

В окне набивший оскомину вид:

Небо в молочных пролежнях,

Ремонт горбов как всегда закрыт,

Апостол Петр у таможни.

Все те же горы, и где-то в горах

В обход пограничных столбов

Контрабандисты в фальшивых горбах

Уносят мою любовь.

 

 

МАРШАЛ

 

В приторном пекле простуженный гений

Гладит виски раскаленным паяльником.

Взгляд зашифрован  неврозом кружений

Медной осы над разломленным яблоком.

Жук-скарабей, не щадя своих лапок,

Катит светило под свод канцелярии,

Мимо трассирует липовый лапоть,

Пасынок неба, кошмар планетариев.

 

Тоска. Удушливый полдень

Терзает сонного клерка.

Седой бездомный фельдмаршал

Сдает в ломбард ордена.

Он затевает кровавую битву,

Он посылает плевок на орбиту,

Он говорит: «Дождемся ответа,

И будет все хорошо».

 

Заговор зрел. Табакерочный чертик

Слал в дымоходы своих соглядатаев,

В борщ был злодейски подсыпан наркотик,

Мрак мерк от пуль оловянных солдатиков.

Раб этой лампы, коллежский асессор,

Врал, ковыряя в зубах ржавым вертелом,

Что мой сосед создает в колбе беса,

Т.к. замучился чокаться с зеркалом.

 

Но вот, ворочен к знаменам,

Кипит, как лава, фельдмаршал,

Он топчет карты генштаба,

Дрожит левой икрой.

Он начинает кровавую битву,

Он посылает плевок на орбиту,

Он говорит: «Дождемся ответа,

И будет все хорошо».

 

Хлипкая койка бодала лбом стены,

Ком простыней - как берлога с медведями.

Ты скрылась в ванной, за край Ойкумены,

Я стал подглядывать в щель за соседями:

Пьяный гомункул в младенческом гневе

Сплющил ладошками череп создателю,

Лег на асфальт и разглядывал в небе

Брачные танцы цветных птеродактилей.

 

Когда в театр доставят

Бочонок клюквенной крови,

Сквозняк, наполнивший парус,

Подымет бот над водой

И понесет над пространством Эвклида,

Где полыхает кровавая битва,

И, если только дождаться ответа,

Будет все хорошо.

 

 

ИЗМЕРЕНИЕ №4

 

Любовь и наслаждения

не вечны в этом мире.

Ищите измерение

под  номером четыре.

 

Лопатами и кирками

себя вооружайте,

ударами и криками

пространство сокрушайте.

 

В трамвайном мракобесии

трехмерного пространства

депрессии, депрессии

и слишком много пьянства,

 

и жизнь течет без радости

от мерзости до мерзости:

лишь пошлости да гадости

и прочие трехмерности.

 

В четвертом измерении -

покой и благоденствие,

всеобщее прозрение,

коньяк и воскресение,

 

сплошная безработица,

отсутствие маразма,

красивые уборщицы

и частые оргазмы.

 

Герои в безысходности

стяжают шпагой подвиги,

болтаются по космосу

и ходят на субботники,

 

но все старанья бестолку:

мы заперты в ловушке,

и три поганых вектора

нас лупят по макушке.

 

 

 

 

ПРО ТО, КАК ВСЕ УЛЕТЕЛИ НА МАРС

 

Альфонс Аспиринов проснулся и понял,

что так, как он жил, жить нельзя.

В продавленном кресле ютилось похмелье,

стыдливо потупив глаза.

Сквозняк играл с пылью в перекати-поле,

    на кухне стонал ржавый кран,

Прошедшая жизнь плесневела в кладовке,

     где свалена всякая дрянь.

Альфонс взял веревку, натер ее мылом,

    черкнул на листке пару фраз,

Взглянул на прощанье в окно и ... увидел,

    что все улетели на Марс.

 

Альберт Парадоксов покинул свой город

    и создал в дремучей глуши

Перпетуум-мобиле, зелье любви 

    и станок для бессмертья души.

Сложивши оковы обета безбрачья,

    надев свой потертый сюртук,

Он двинулся в город, в котором оставил

    милльон безутешных подруг.

Дорога была нелегка и опасна,

    но это отдельный рассказ...

Альберт Парадоксов пришел и увидел,

    что все улетели на Марс.

 

И вот два покинутых всеми бессмертных

    сидят за накрытым столом,

Вокруг тишина, только двигатель вечный

    стрекочет о чем-то своем.

Их греет любовью ненужный, но все же

    приятный на вкус эликсир,

Лишь изредка чудится ругань трамвая

    и смех опустевших квартир.

В моем телескопе два крошечных бога

    сидят, не сводя с неба глаз,

И ждут, когда нам, невлюбленным и смертным,

    наскучит диковинный Марс.

 

  *     *     *        

                                                                                                                                                                        

Ты спросила недавно: «А есть у тебя

Голубая мечта? Расскажи про нее».

Хорошо, расскажу: я хочу быть царем

В той далекой стране, где слонов как собак,

 

Где волшебные птицы слагают стихи

И поют до утра тем, кому не до сна,

Где за горстку изюма ленивые львы

Городят небылицы о снежной зиме,

 

Там, где люди на улицах падают ниц

И трепещут от счастья в зловонной пыли,

Если их повелитель вечерней порой

Пожелает умыться в священной реке,

 

Где небесные девы в прозрачных шелках

По хлопку набивают в кальяны гашиш,

Где б я смог в окружении ученых мужей

Приближаться к разгадке начала начал.

 

Пусть все глобусы мира снесут на костер!

Я хочу в ту страну. Вот такая мечта.

Чтоб не знать перебоев с горячей водой,

Чтоб в подъезде моем не мочились коты.

 

 

ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА

 

Я недавно затеял покончить с собой

И подсыпал в вино мышьяк,

Но в последний момент сказал себе: «Стой!

Наконец ты попался, маньяк!»

И взял себя под арест до суда,

И надел полосатый наряд,

И, вызвав к себе на допрос себя,

Стал отрицать все подряд.

 

Суд проводился без лишних глаз,

Чтоб оставить избе свой сор.

«Виновен!» - сказал я 12 раз

И огласил приговор.

Под рясу священника спрятав топор,

Я явился к себе чуть свет,

Но что это? В камере сорван запор

И арестанта нет.

 

Я слышал, что скоро амнистия лиц,

Прячущихся в зеркалах.

Значит, театр самоубийц

Ждет неминуемый крах,

И можно будет вернуться в свой дом

И, присев в пальто на постель,

Тупо смотреть, как под потолком

Вальсирует дурень шмель.

 

 

  

ЕСЛИ БЫ У ЖЕНЩИН НЕ БЫЛО ГОЛОВ

 

В армейский бинокль со скользкой крыши

глядя на женщин в бигудях и в нижнем

белье, медитирующих в грохоте кастрюль,

лежу и думаю, что бы вышло,

 

если б у женщин не было голов,

если б у женщин не было голов.

 

Если б у женщин не было голов,

ни глаз, ни ушей, ни носов, ни ртов,

как бы я узнал о том, что я пьян,

груб, небрит, некрасив и нездоров?

 

Если б у женщин не было голов,

если б у женщин не было голов.

 

Я бы научился различать ее шаги,

я бы узнавал ее по линиям руки,

умолк навсегда и лишь точкой-тире

выстукивал «люблю» у нее на ребре,

 

Если б у женщин не было голов,

если б у женщин не было голов.

 

Слово «люблю» свалилось с Луны,

ударило в пах, распугало все сны,

горело всю ночь, погасло с рассветом.

Утро – гильотина с обратным эффектом.

 

Но если б у женщин не было голов,

Было б все иначе, если б не было голов.

 

Когда на город опускается мрак,

на улицы выходит безжалостный маньяк,

в руках его – головы из папье-маше,

этот дурак не поймет никак

того, что женщинам лучше без голов.

Он поджидает в подъездах домов

девушек, замужних, разведенных и вдов,

приделает ей голову – и был таков.

 

 

 


 
ЕВГЕНИЙ ИВАНИЦКИЙ. "ЧАСОВЩИК"
НИКОЛАЙ АНТРОПОВ. "ОЧНИСЬ, ИОВ, ОТ СТРАШНЫХ СНОВ..."
ЮРИЙ СЕМЕЦКИЙ. "ТЕРПЕНИЕ - ДОСТОИНСТВО МУЖЧИНЫ..."
ИРИНА РАБАТУЕВА. "НЕОБЖИТОЕ ВРЕМЯ- ВЕСНА!"
ИВАН ШЕПЕТА. "ОКТАВЫ, МУЗЫКА ОКЕАНА"
ТАТЬЯНА ПАРСАНОВА. "Я ПОЙДУ ЗА ТОБОЙ..."
Все публикации
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб января 07, 2012, 16:04:35

Такого буйства фантазии Артбухта еще не видела! Что-то гоголевское есть в этих ярких фантасмагоричных стихах... Именно поэтому мы с Катей решили познакомить с ними наших читателей под Рождество. На меня особенное впечатление произвели "Маршал" и "Если б у женщин не было голов". А вообще все стихи очень... интересные. Театральная, сюжетная поэзия - это вообще особый дар, а тут еще такая насыщенность звука и ритмическая раскованность. В общем, здорово!..
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Сб января 07, 2012, 22:56:54

Какая-то сюрреалистическая правда. Сублимация отчаянья в буйную фантазию. Давайте вспомним все наши детские сны, приложим к ним свой взрослый опыт и будем красиво сходить с ума, пробьем воображением пространство и время, и мир станет таким каким он должен стать, точнее, таким каков он и есть, но каким мы его еще не увидели. Очень неожиданно.
Александр Евсюков

Тула
Комментарий
Дата : Вс января 08, 2012, 16:56:34

Привет, Володь!
Очень рад видеть, читать и перечитывать (при том, что две баллады из подборки давно знаю наизусть) ))
Особо отмечу, в дополнение ко всему сказанному, редкую музыкальность стихов - практически каждый из них легко ложится на музыку, не теряя ни смыслового, ни фантазийного богатства.
Жаль, что нет "Будды" и "Короля Джона",но каждое из представленных произведений по-своему совершенно замечательно!
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Пн января 09, 2012, 17:39:22

О! Баллады! А я-то думаю, почему мне идут ассоциации с... ну, скажем, шотландскими или английскими переводными стихами, по ритмике и "архитектуре")))

Мне очень нравится эта подборка. Она... бодрит и разгоняет сплин. :)
Владимир Беляев

Туапсе
Комментарий
Дата : Вт января 10, 2012, 15:19:11

Спасибо читавшим. И не подозревал в себе такие шотландские глубины.
Андрей Самарин

Феодосия
Комментарий
Дата : Пт января 13, 2012, 19:58:10

Не ожидал "если бы у женщин небыло голов"! :) Не рискнул бы своей такое читать))

Театр одного актёра Измерение 4 лучше в этой подборке, мне кажется. В целом не думал что блокбастерное по форме может быть таким интересным, с мглубиной и отчаяной иронией.
Любовь Гудкова

Москва
Комментарий
Дата : Вс февраля 26, 2012, 23:25:29

Володя, здравствуй!
Потрясающая яркостью красок подборка. Весьма необычный взгляд на реальность.
Хожу по дому и распеваю на мотив "жёлтой подводной лодки":

если б у женщин не было голов,
не было голов,
не было голов,
если б у женщин не было голов,
не было голов,
не было голов...

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте