Заказать третий номер

Просмотров: 1226
06 Декабрь 2014 года

   Шел XIX век. Англия и Франция объединили свои армии и пошли войной на Россию. Целью стали Крым и Севастополь. Враги хотели лишить нашу страну выхода в Черное море, которое, кстати, испокон веку называлось Русским морем. Но больше всего неприятель хотел захватить Севастополь - главный порт русского Черноморского флота, город славы и гордости русских моряков. Потому-то и собрали враги армию, которая превосходила по численности русские войска почти в четыре раза, а количество боевых кораблей в три раза.

   На военном совете адмиралы Корнилов и Нахимов решили затопить несколько наших кораблей у входа в бухту Севастополя, а пушки и припасы перевезти на берег. Экипажи этих кораблей вошли в число защитников Севастополя. Было решено также возводить вокруг города оборонительные сооружения - бастионы и редуты, на строительство которых вышли все жители города - и женщины, и дети, и старики. Очень быстро Севастополь был превращен в неприступную крепость. Объединенные силы французов и англичан окружили город, подтянули большое количество пушек и начали осаду Севастополя. Несмотря на все их усилия и численное превосходство, защитники земли русской держались стойко.

   Прошло сто пятьдесят лет, но до сих пор мы вспоминаем имена героев севастопольской обороны - адмиралов Корнилова, Нахимова, Истомина, военного инженера Тотлебена, великого хирурга Пирогова, сестру милосердия Дашу Севастопольскую, и, конечно же - матроса Петра Кошку. Подвиги этого храброго разведчика до сих пор вызывают уважение и восхищение. В те времена никто не знал такого слова - спецназ, однако, познакомившись с подвигами матроса Кошки, можно с уверенностью назвать его прадедушкой русского спецназа!

  

  О пользе матросской каши

   Бастион на Малаховом кургане обстреливали постоянно. Пули свистели над головами наших матросов. Адмирал Корнилов неотрывно смотрел в подзорную трубу, наблюдая, как на противоположном склоне горы английские солдаты в красных мундирах разворачивают пушки. Высокая фигура адмирала в черном сюртуке с золотыми эполетами была видна издалека. "Владимир Алексеевич, ваше превосходительство, пригнитесь! Вас видят враги!"

   Корнилов отвечал: "Меня видят не только враги, но и наши матросы и солдаты! Пусть видят, что их адмирал, водивший их в боевые походы, как и прежде, на мостике корабля!"

   Пули впивались в мешки с песком, которыми был укреплен бастион. Одна пуля просвистела рядом с головой Корнилова, едва не задев фуражку. Однако адмирал даже не шелохнулся. Тем временем заговорили пушки англичан. Ядра взрывались перед бастионом, с громким свистом летели над головами защитников бастиона и разрывались где-то вдалеке. "А пушкари у них неважные. Стреляют в белый свет, как в копеечку. Ни одного грамотного прицельного выстрела. Впрочем, как раз в таких случаях и есть опасность, что какой-нибудь шальной снаряд залетит сюда...", - только подумал Корнилов, как в ту же минуту под ноги ему с противным свистом упало ядро.

  Ядро закрутилось на месте, издавая неприятный резкий запах горящего пороха. Никто еще не смог ничего сообразить, как вдруг, откуда-то сзади, метнулась фигура матроса в белой рубахе. Схватив ядро, он опустил его в стоящий над огнем котел с кашей. Над котлом поднялось облако пара. Постепенно все присутствующие вышли из оцепенения.

  - Благодарю! Молодец! - сказал Корнилов.

  - Доброе слово и Кошке приятно, - отозвался матрос, вызвав взрыв хохота на батарее.

  Адмирал Корнилов, не поняв вначале причину такого веселья, спросил:

  - А как звать-то тебя, молодец?

  - Кошка… Петр Маркович...

  Тут и сам адмирал расхохотался.

  - Послушай-ка, братец, а как же теперь каша? Небось, испорчена?

  - Никак нет! Осмелюсь доложить - для матросского желудка каша с чугунными ядрами намного полезней. Она мускулам крепости придает. Чугунными становятся мускулы-то!

  Сказано это было с такой плутовской серьезностью, что Корнилов вновь рассмеялся.

  А вот матрос, уже очень серьезно говорит:

  - Ваше превосходительство, думается мне, негоже, когда на нашей земле супостаты свои флаги ставят. Дозвольте... по справедливости! - и мотнул головой в сторону наступающих англичан.

  Корнилов вскинул трубу. Над батареей англичан развевался на длинном шесте британский флаг.

  - Негоже, согласен. С какого раза срежешь? - в азарте спросил адмирал.

  Кошка бросил взгляд в сторону приятельского флага, поднял глаза к небу, пошевелил губами и четко произнес:

  - Со второго! Точно!

  - Да ну? Не врешь? - Корнилов тоже пристально посмотрел в сторону флага, что-то прикидывая в уме... однако, далековато... да и ветер сильный!

  - Не извольте сумлеваться, первым пристреляюсь, а уж вторым - точно срежу!

  - Действуй, Петр Маркович...

  Матрос бросился к пушке. Поколдовал минуты три, наводя орудие на флаг. Схватил фитиль. Бааах! - громко выстрелила пушка.

  Адмирал Корнилов не отрывался от окуляра. Ядро ударило рядом с шестом, подняв клубы песка и распугав англичан.

  - Правее бери, - не удержавшись, крикнул адмирал Кошке.

  - Не извольте беспокоиться, как нитка в игольное ушко войдет! - отвечал Кошка, припав щекой к пушке, занимаясь сложнейшим искусством артиллерийской наводки.

  Грянул второй выстрел. Теперь уже все защитники бастиона неотрывно смотрели в сторону вражеской батареи.

  Ядро точнехонько ударило в самое основание шеста. Британский флаг горящим лепестком взвился в воздух. Крымский ветер быстро развеял комочки сажи.

  - Попал! Попал! Ай да Кошка! Глянь-ка, точно в тютельку - загалдели на бастионе.

  - Помяни мое слово - быть тебе Георгиевским кавалером, - сказал адмирал Корнилов.

  - Не за кресты служу, ваше превосходительство. Супостата гнать надо с земли нашей! - отвечал Кошка.

  А вот шутка "о пользе каши с чугунными ядрами" долго передавалась из уст в уста. И особенно нравилась севастопольским мальчишкам. Они с детской непосредственностью заявляли своим мамам, что хотят кашу, но непременно с чугунными ядрами, чтобы быть сильными!

  

  Кошка и арабский скакун

   В тот день утро выдалось на редкость тихим. С моря тянулся редкий туман. И вот, в утренней тишине раздался дробный топот копыт.

   "Тревога!". Забил барабан, матросы бастиона кинулись на позиции. Вдалеке показался всадник. Красивый, серый в "яблоках" арабский скакун мчался к английским позициям. Расшитый золотыми позументами мундир всадника выдавал в нем офицера.

   Лейтенант Бирилев рассмотрел в подзорную трубу и самого всадника, и закрепленный позади седла большой кожаный планшет. Лейтенант быстро сообразил, что это штабной офицер и везет важные документы на позиции. Рассуждать было некогда. "Стрелки, огонь!". Загремели выстрелы. Пули вздымали фонтанчики земли. Все ближе и ближе к всаднику. Англичане, словно опомнившись, открыли частый огонь по русским позициям. Но вот меткая пуля свалила всадника. Потерявшая седока, лошадь испуганно начала метаться, бросаясь из стороны в сторону, в страхе мотая головой.

  - Прекратить огонь, - скомандовал Бирилев.

   Замолчали и англичане.

  Лейтенант напряженно думал, как же добраться до заветного планшета? Наверняка сведения очень важные, если уж англичане решились доставить их на позиции таким рискованным способом.

   - Разрешите, я попробую?- услышал Бирилев.

  Он обернулся. Перед ним стоял матрос Кошка и улыбался.

  - Так как ты попробуешь? Тут головы не высунешь..., - начал было лейтенант.

  - Да как-нибудь... с Божией помощью, да и способ один есть. Авось клюнут! Только прикажите зарядить ружья холостыми патронами и палите в меня, - снова широко улыбнулся Кошка.

   Бирилев только кивнул, а храбрый матрос, разбежавшись, уже перемахнул через укрепления бастиона и покатился вниз по склону. Стрелки видели, как Петр бежал в сторону английских укреплений, размахивал руками и кричал какую-то абракадабру. Видимо, неприятель подумал, что русский бежит сдаваться в плен, поэтому и не стреляли. Из русских окопов беспорядочно захлопали холостые выстрелы. Кошка, поравнявшись с лошадью, резко повернул к ней и вскочил в седло. Все произошло так быстро, что оторопели все - и наши, и враги. Резвый арабский скакун, почуяв сильную руку, послушно взял в галоп к русским окопам. Повернувшись в седле, Кошка грозил неприятелю кулаком и что-то кричал. И только тут враги поняли, что их обманули. Но на первые же выстрелы русские стрелки ответили залпом. И залп русских ружей был уже не холостым!

  Как и предполагал лейтенант Бирилев, в планшете были карты, схемы и другие важные документы.

  - Ну, молодца, Кошка! Слушай, братец, а скажи-ка, что это ты кричал там? Ты же аглицкого не употребляешь?- с улыбкой поинтересовался лейтенант.

  - Я...ну, в общем..., - смутился матрос.

  - Чего же ты, давай говори, тут все свои, - подбодрил матроса Бирилев.

  - Да много чего кричал. Что за наш Севастополь они еще ответят! И слезы жен и матерей наших отольются им! Ну, и еще всякие словечки матросские. Уж простите, не сдержался, - Кошка даже покраснел от стыда.

  Стоящие рядом матросы грохнули хохотом.

  - Наш Петро иногда в бою такие словеса плетет, не каждый боцман таким искусством владеет...

  - Нет, вот так не годится. Зачем же нам словами нехорошими русский язык поганить? - нахмурился лейтенант.

  Кошка покраснел еще больше, стоял, опустив голову вниз, потом резко вскинул голову и сказал:

  - Ваше благородие... братцы! Вот клянусь, никогда отныне не услышите от меня похабных слов, лучше уж зубами скрипеть буду!

  - Верю тебе, Петр Маркович!- улыбнулся Бирилев под восторженный гул матросов.

  За этот подвиг адмирал Нахимов наградил Петра Марковича Кошку боевой медалью!

  А что же с арабским скакуном - трофеем Петра Кошки? Продал он скакуна заезжим торговцам, аж за 50 рублей! Деньги немалые по тем временам, а вот врученные деньги отдал на постройку памятника своему товарищу Игнатию Шевченко, геройски погибшему в бою, заслонившему собой уже известного нам лейтенанта Бирилева. Офицера, которого любили и уважали все матросы!

  

  

  

  Военная хитрость

   Однажды по орудийной батарее, что находилась на бастионе, открыли огонь французские стрелки. И стреляли до того метко, что русские моряки потеряли несколько своих товарищей. Лейтенант Бирилев с трудом смог разглядеть в подзорную трубу позицию столь ловких стрелков. Ему показалось, что ружья, которые те держали в руках, были какой-то незнакомой конструкции.

  "Значит, у французов появилось новое оружие. Более мощное и дальнобойное, чем наши ружья! И, судя по всему, это - их передовой пост", - думал лейтенант. К нему подполз матрос Кошка.

  - Ваше благородие, если позволите, то я вот что думаю, их там не больше пяти штыков!

  - Как ты это понял?

  - Я бескозырку поднимал вверх! Так вот, самое большее - четыре пули пролетали!

  - Хм, молодец, правильно мыслишь!

  - Дозвольте мне! Ей Богу, доберусь до них и посчитаюсь за наших!

  - Давай, Кошка, не посрами уж чести флота российского!

  - Есть! Не извольте волноваться! Не посрамлю!

   Наш герой быстро соорудил из двух жердей крестовину, напялил на нее свою шинель и ползком направился к переднему краю. Добравшись до маленького окопа, он надел на верхушку крестовины свою простреленную уже в нескольких местах бескозырку и поднял крестовину вверх. Издалека - ни дать не взять человек в военной форме. Сразу же захлопали выстрелы.

   "Вот-вот, вы тут пока постреляйте, французики, а я покуда к вам в гости нагряну! - подумал Кошка, и, прижимаясь к земле, быстро пополз из окопа. Добравшись до ближайшего бугра, он вытащил из-за пазухи старый мешок, набросив его так, что закрыл спину и голову и на четвереньках пополз по ложбинке в тыл французам. Все это наблюдал в подзорную трубу лейтенант Бирилев.

  "Ну, Кошка! Ну, голова! А ведь так он сливается с местностью и трудно его заметить!"- думал лейтенант.

  Тем временем, Кошка обогнул позицию французских стрелков. Прижавшись к земле, он осторожно выглянул.

  Четверо французов сосредоточенно посылали пули в чучело, установленное Кошкой.

  "Глупые они, что ли? Или хитрость военную раскусить не могут?" - поразился матрос.

  Но раздумывать было некогда. Внезапность - половина победы! Сжав в руке неразлучный нож, матрос, словно большая кошка, прыгнул на французов. Четыре взмаха ножа, и опасность для нашей батареи миновала. А матрос накрыл убитых французов мешком, собрал ружья и отправился в обратный путь.

  - Прекрасно исполнено! Сам придумал? - так встретил Кошку лейтенант Бирилев.

  - Однако сам, - отвечал матрос.

  - А с пугалом что делать будем? Не жалко тебе шинель?- поинтересовался лейтенант.

  - Что до шинели... так Бог с ней, пока тепло, я и так похожу. А вот что до пугала, так пущай стоит и пугает. Может, отобьет охоту по нашим ребятам стрелять!

  

   Хозяйственный смельчак

    Осада, которую вели неприятельские войска, означает окружение. А, стало быть, со временем запасы продовольствия, оружия, пороха постепенно начинают заканчиваться. Особенно страдали защитники Севастополя от отсутствия продуктов. Ведь подвезти было неоткуда, а самолетов и вертолетов тогда не существовало. Вот и приходилось защитникам Севастополя, как говорится, действовать по обстановке. И здесь матрос Кошка отличался. Был он не только храбрым, ловким и сметливым. Был Петр Маркович человеком хозяйственным! Каждый раз из очередной вылазки на неприятельские позиции он обязательно возвращался с каким-нибудь трофеем.

  Однажды, возвращаясь ночью, заметил огонь костра, и чем ближе он приближался к костру, тем больше щекотали ему ноздри приятные запахи варящегося мяса. "Неплохо было бы нашим мяса принести", - подумалось Кошке. Как всегда, по-кошачьи, он прокрался ближе к костру. Вокруг большого котла сидели французы. Человек десять.

  "Многовато их, однако. Придется на испуг брать!" - подумал Кошка.

  Надо сказать, что в своих вылазках любил Кошка действовать артистически, неординарно, порой с шумными эффектами. Вот и сейчас, подкравшись почти вплотную к сидящим в ожидании ужина французам, весь напружинился, набрал в грудь побольше воздуха и прыгнул в центр круга...

  -Урррраааааа! В атаку! - закричал Кошка, и оглушительно свистнул.

  Французы - кто бухнулся назад, кто вперед и зажал уши, кто остался сидеть, будто окаменев. Так внезапно всё произошло. Да и что произошло? Французы так и не могли понять. Кошка тем временем выхватил торчащую из котла говяжью ногу, а своей ногой ударил по котлу снизу вверх. Бульон расплескался, залив огонь и подняв облако пара! А Кошка, прижав к себе мясо, уже исчез.

  Отбежав шагов на сто, он остановился и прислушался. Как ни странно, но было тихо. Только еще минут через пять пришедшие в себя французы открыли беспорядочную стрельбу. Кошка тем временем спокойно добрался до бастиона.

   Когда мясо было съедено, моряки пили чай и вели длинные разговоры о жизни, делились воспоминаниями, весело и беззлобно шутили.

  - Знаете, о чем думаю я?- спросил моряков боцман Матвейчук, самый пожилой и очень уважаемый человек.

  - О чем? Поделись с нами, Кузьмич!- заговорили матросы.

  - Мы вот тут на всем казенном живем, кашу каждый день едим, чай вот пьем. А дети в Севастополе недоедают. Как подумаю, сердце кровью обливается. У меня же своих мальцов - трое! Не по-христиански как-то...

Кузьмич замолчал и только теребил свою седую окладистую бороду.

Молчали и матросы. Наверное, каждый думал о своем. О своем доме. О семьях, о детях своих.

  - Думка есть одна, православные! - Кошка даже вскочил.

  - Так говори! - разделись голоса.

  - Справа от батареи, на взгорке - яблони растут! Яблоки спелые, сладкие, сам пробовал!

  - Эээ, сказал тоже - весь тот садик француз простреливает насквозь. Добраться-то можно, а как с мешком яблок оттуда выбраться?

  - Знаю как! Тащи-ка канат просмоленный и рым (так по-морскому называлось стальное кольцо), а я мешки пока пошукаю.

  Очень быстро были принесены и рым, и канат. Кошка обвязал конец каната вокруг пояса, взял мешки и, обернувшись к матросам, сказал:

  - Двинулся я, а вы вон там, в ложбинке принимайте ...как дерну три раза!

  Он перескочил через плетень, огораживающий бастион и покатился вниз. Моряки, затаив дыхание, видели, как Кошка, по-пластунски заполз на горку, и через некоторое время, канат три раза дернулся, наверху, из-за кустов показалась довольное лицо Кошки, моряки схватили конец каната и натянули его, сверху вниз, по канату спускался мешок с яблоками! Скрипел просмоленный канат, стальной рым, на котором покачивался мешок, посверкивал на солнце.

  - Ловко! Ну, Кошка, ты глянь, какой смекалистый!

  Кошка тем временем снова высунулся из зарослей и крикнул: "Принимай второй!"

  Затем третий, четвертый мешок спустился по воздушной канатной дороге.

   Старый боцман Кузьмич счастливо, громко вздыхал, осенял себя крестным знаменьем: "Слава Богу! Будет детишкам нынче радость!"

  

 

  Как Кошка негром был

  Среди французов, участвовавших в нападении на Россию, было много зуавов - чернокожих африканцев. Носили зуавы красные шапочки. Во время одной из вылазок подобрал Кошка такую шапочку, рассудив сметливым умом своим, что и такая мелочь может пригодиться. Собираясь в очередной раз, намазал Кошка лицо и руки сажей, напялил красную шапочку. Ну, ни дать ни взять - вылитый негр!

  - Ты бы, Кошка, ружье взял, а то как ты безоружный пойдешь?- спросил Бирилев.

  - Ничего, справлюсь я! А ружье у французиков позаимствую! - отвечал Кошка, заталкивая за пояс широкий морской нож.

  - Рисковый ты человек, Петр Маркович...

  - Так без риска и победы не будет, - Кошка перекрестился и, натянув поглубже красную шапочку, исчез в темноте.

   Ночи в Крыму очень темные, бывало, вытянешь руку - а пальцев не видишь. Но наш герой умел и видеть в темноте, и передвигаться бесшумно, по-кошачьи. Заметил он вдалеке отблеск костра и осторожно подкрался ближе. Возле костра сонно дремали два зуава. Заметил Кошка и сложенные в аккуратную пирамиду небольшие ядра и большой шатер - палатку. Матросу стало весело.

  "Как они службу караульную несут! Подходи и бери что хочешь, они и не проснутся, а если и проснутся - долго ничего не поймут! Удивлю я их внезапностью!"

  Осторожно прокравшись к пирамиде ядер, взял он в каждую руку по ядру и подошел к костру.

  - Эй, французики! Бонжур, супостаты! - крикнул матрос и швырнул в каждого по чугунному ядру.

  Появление перед сонными зуавами чернолицего человека, да еще и кинувшего в них ядра, достаточно тяжелые, повергло французских солдат в панику! Вскочив с места и заверещав в ужасе, французы, как зайцы, кинулись бежать, не разбирая дороги. А Кошка аккуратно подобрал их ружья, заглянул в шатер. "Ох, ничего себе", - подумал он, увидев сложенные там рядками мешочки с порохом. И в ту же секунду в голове его родилась мысль.

  "Ну, будет вам фейерверк!" - Кошка взял один и мешочков и начал сыпать порох тонкой струйкой, отходя все дальше и дальше. Отойдя на безопасное расстояние, он кремнем высек искру, порох вспыхнул и веселым огоньком побежал к палатке. Кошка спрятался за большим валуном и ждал. Не прошло и минуты, как земля содрогнулась, столб пламени и черного дыма разметал не только палатку, но и сложенные ядра.

  "Теперь не постреляете", - довольно подумал Кошка и, подхватив трофейные ружья, двинулся в обратный путь.

  Когда матрос вернулся на бастион, уже рассвело.

  - Скажи-ка мне, друг мой Кошка, где ты так навострился с ядрами обращаться? - спросил Бирилев после рассказа матроса.

  - Так давно, на ярмарке ...цирк приезжал, там и увидел. Опосля камушки нашел подходящие и подкидывал всяко! Дозвольте, покажу?

  И, не дожидаясь разрешения, подбежал к пушке, взял в руки два ядра. Небольшие, но тяжеловатые, они удобно легли в ладони. И начал жонглировать! Вокруг собрались матросы и подбадривали его криками и свистом. Кошка внезапно остановился, взял еще одно ядро и жонглировал уже тремя ядрами.

  Лейтенант поразился - невысокого роста, не имевший богатырского сложения, Кошка оказался настолько силен и ловок, что стало ясно Бирилеву - вот где она, истинная молодецкая удаль и силушка богатырская!

  

   Петр Маркович Кошка прошел всю войну, совершил еще немало подвигов, неоднократно был ранен в схватках с неприятелем, стал Георгиевским кавалером, как и предсказывал адмирал Корнилов, а умер через много лет - спасал двух девочек, провалившихся под лед, простудился, получил воспаление легких.

  Лейтенант Бирилев говорил про него: "Это он по фамилии - Кошка, а в душе - настоящий лев! Сильный, благородный, справедливый!"

 

 


 
МАРИНА СТРУКОВА. БОГАТЫРСКИЙ КОТ
МАРИНА СТРУКОВА. БОГАТЫРСКИЙ КОТ
ЛИЛЯ КАЛАУС. КАПИТАН "ЛА ФУДР"
ВЛАДИСЛАВ БАХРЕВСКИЙ. "БУДЕТ СКАЗКА - БУДЕТ РОССИЯ"
ЕЛЕНА ЗЕЙФЕРТ. ЕЩЁКА
НАТАЛИЯ ВОЛКОВА. "НА ДВЕ МИНУТКИ..."
Все публикации
СветланаК

Сосновый Бор
Комментарий
Дата : Вт. Декабрь 09, 2014, 16:30:31

Очень кинематографично написано! Читаешь - картинка перед глазами. В матроса Кошку просто влюбилась - на таких земля держится)
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Январь 14, 2015, 18:36:09

А ведь здорово! если бы такие рассказы были в учебниках истории для наших детей - с ними все было бы в порядке..

И написано хорошо - живо, интересно..

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте