Заказать третий номер

Просмотров: 1568
14 марта 2015 года

ГУМАНИТАРНЫЕ ВОЙСКА

Запах горелых шин. «Слушай, не мельтеши! 
Женщину в дальний путь? Брать опасно!»
Колонна  ржавых машин в жаркой степной глуши.
До смерти один  аршин.  А я с атласной 
Лентой! Куда глупей…?! Крики: «Живей-живей!

В ящиках всё проверь – бинты, лекарства!» 
Звоны мёртвых церквей. Дует в лицо суховей.
Отдай матерям сыновей – а я полцарства
Отдам за букет цветов из бабушкиных садов!

Господи! Я-то вернусь… Близка граница!

Но стонет степная Русь, полная новых вдов!

Руки истерты в кровь. Жара – под тридцать.

Скрип тяжелых сапог.  «Возьмите с собой пирог!»
Местные крестят вслед. Грохочет кузов.
Здесь каждый отдаст  кусок, затянет на ране платок,
Но слабость стучит в висок - попутным грузом.

Сегодня не взяли в путь.  Войны закипает ртуть.
Ленту стащу с волос – пропахла дымом. 
Попробуй теперь уснуть, попробуй теперь забудь
Сгоревшую свидину… над черным тыном.

 

 

ПАМЯТИ ПОГИБШИХ ДРУЗЕЙ

Страшно смотреть на закрытые печи во время кремации?

Страшнее, поверь мне, молчащие, серые прямоугольники.

У меня за окном вот уж год – смеются и курят покойники,

Прихватившие мой номерок. Слышишь?.. Шипение рации!

 

Каждый мечтал похитить и увезти. Рыжие девушки в моде.

Ладно, согласна на «милитари», вместо белого, подвенечного!

Валерьянка закончилась в сумке. От давления нет и сердечного.

Вроде всё хорошо: дома подруга, папа весь день на заводе….

Только мучает странный стук. Это жребий бросают гвозди,

Кто первым поставит подпись на крышке закрытого гроба.

Новый вояка пришёл: «Подари мне заколку, зазноба!

И платок подари, краснощёкая.  С меня – виноградные грозди!

Абрикосы! Подол подставляй!  Посидим с тобой на дорожку?

На! Покуда игрушку. Купил за углом. Убили вчера братишку!

Я бы выпил покрепче. Да знаешь – не время. Схвачу еще лишку!

У нас там затишье, зазноба. Ты веришь? Чую, всё понарошку!»

 

Ночью лампу зажгу. То, что день отобрал, в дождях мне почудится.

Дерзкий спор, звонкий смех, чуть скабрезные шутки мальчишек.

С небом вам, забияки, конечно, не стерпится. С Богом пусть слюбится!

Легких троп за бугры! В ту деревню, где запах галушек, да пышек.

 

 

ЛУГАНЩИНА

Тихо. Ставнями хата не хлопала.
Как глазурь с куличей – наличники.
Жили хлопцами там – не холопами, 
Мои прадеды.  Не опричники,

Не рабы, не крестьяне! Лукавые

Казаки и казачки луганские.
У прабабок глаза темно-карие.
Косы чёрные – косы цыганские!

Степи жаркие да колючие

Пролегли между шахт неласково.
Под ногами песок. Да жгучие

Травы сохнут под крышей. Наскоро

Умываюсь водой родниковою.
Умывальник гремит – душу радует! 
Звон церковный взлетает. Подковою
Изгибается, тает да падает
Вместе с белыми абрикосами,
Лепестками, цветками, сливами.
По двору мы когда-то босыми
Детьми кувыркались счастливыми.
Антрацит под ногами крошится,
Терриконы в небо впиваются.
Но могилы на кладбище множатся,
От бугра до бугра расползаются.
Старики, как деревья, сгорбились.
Сахар белый с хат весь осыпался.
Дети в городе – приспособились.
Кто-то в люди заметные выбился.
Но приводит дорога  разбитая
Меня к небу, опять через Боково,
Деревенька, мной не забытая,
Словно царство вишнёвое, Богово!

 

ДЕТСТВО. ТЮЛЬПАНЫ.

Памяти золотой фонд змеится обрывками кинолент.
С трудом достаю до ёлки. Верчусь под ногами без толку. 
Под ёлкой  припрятан  в шуршащей  обёртке  презент.
А на столе – сервелат.  Надкусанный втихомолку.

Лошадка-качалка. Юла. И зеркало во весь рост.
В нём до сих пор – сквозной девяносто третий.
В одиннадцать папа планирует первый тост.
Стащу-ка себе мандарин! Может, никто не заметит?

Мама не любит фальши – у нас Дед Мороза нет.
Вместо него – подросшие мальчики-«битломаны».
Они всё добудут: для меня – заграничных конфет,
Для мамы – охапкой, тугие с резинкой тюльпаны.
У гитары шесть струн,  говорят…  Надо пересчитать!

Ещё лучше – подёргать. Снять бы гитару со шкафа!

У взрослых – вся ночь впереди. Меня скоро уложат спать.
Я узнала потом, чтоб Высоцкого петь… про жирафа. 
За ночью – вся жизнь впереди. Жаль, измельчали ёлки.
Тюльпанов полно. Жаль, бутоны теперь без резинки*.
А я всё мечтаю найти шаров тех хотя бы осколки.
И съесть тех конфет из бездонной, казалось, корзинки.

                                                               

*тонкая резинка, которая использовалась в 80-90 гг., чтобы тюльпаны не раскрывались в тепле.

 

 

 

 

РАГНАРОК

Как думаешь, мы победим? 
Твой бог, наверное, Один…
– Наш Бог – един!
– Коль тебя в Валгаллу,
Я стану Валькирией!
Меня рисовали, как Галу,
А теперь хотят в ирей!
У меня, кукушки, ключи.
Перевёрнут фитиль свечи!
Кто-то в церкви поставил
Во гневе!
Знаю – уже во чреве,
Общий сын – богатырь.
Что так плачет ковыль,
Повенчанный с кровохлебкой?!
Робко,
Аистом обернись – прошу.
Еле дышу!
От воина отсылают.
Как собаки воют и лают,
Будто бы к мертвецу!...
– Рыжая, не к лицу,
Тебе верить в приметы.
Вы поэты – сороки! 
– Мы еще и пророки….
А в Валгалле живут птицы-беркуты!
Горы круты!
– Рыжая, уходи!
На часах – шесть утра. Без пяти.
Чувствую, близко враг.
Желаю тебе всех благ.
Коль свезёт, то родишь мне сына.
Что застыла?!
Прячу нож на груди.

– Рыжая, не поможет!

Как ты со смертью…схожа!
В глазах – красота безумия,
Каплями полнолуния,
Слёзы стекают на лезвие…
– Рыжая, мы железные!
Выстоим, выживем, выжжем! 
Я обещаю.
Киев тебе посвящаю!
Его красоту и стать.
За Киев иду воевать.
Рыжая, грядёт Рагнарок!
Прогоним нечисть,
Рыжая, дай мне срок!
И плечи…

 

 

РЫЖАЯ, ОНА НИКОГДА НЕ ПЛАЧЕТ

Рыжая, она никогда не плачет!
Тебе не любовница, зато и не плечевая.
У Архангела Гавриила назначат
Рукопашный. 
Пойдешь? Ну... за удачу!
Корона упала с треском.
К нам привыкай. Смертным.
Ты мальчик с заметным блеском.

/Запретным/
Крылья у птиц – шевроном.
Я запомню тебя драконом.
У Зеркальной Струи нет края.
До встречи, Девятого мая.
Рыжая, она никогда не плачет.
У рыжей – своя корона.
Прошляпил мужицкое счастье…
Ворона!

 

 

СЕРПАНТИН РАССТАВАНИЯ

Поезд скоро. Подходим к перрону.
Дым. Ненастье. И стрекот колёс.
Для забавы облаяв ворону,

Нас встречает на станции пёс.

Как обычно, дождлив понедельник.
Ты твердил мне: «Себя упрекай!» 
Серебрится под струями ельник.
Лип да яблонь нетронутый край.

Серпантин расставания  лёгок.
Он закручен тобой до весны.
Лёд на лужах пока ещё тонок.
Наши клены пока что красны.

Но уже георгинов головки
Наклонились бессильно к ногам. 
И последние божьи коровки
На зимовку вернулись к богам. 

 

 

ВОЛЧЬЯ КОЛЫБЕЛЬ

Волчья колыбель качнулась.
Заструился сизый дым. 
Засыпала и проснулась
Я под пледом ледяным. 

Не гони меня, безбожник.
Не пугай святой водой. 
Этой ночью подорожник
Обернётся лебедой.

От Стендаля до Ремарка
Много пройдено дорог. 
Погубить меня не жалко,
Коли полюбить не смог. 

Расчехли свою гитару.
Расстели свою постель.
Раскачаем мы на пару
Злую волчью колыбель.

 

                    

ЛАБЫТНАНГИ

Лабытнанги «белой смертью» замело.

На губах – солёный привкус рыбы.

Вдоль дорог – нетающие глыбы.

Только бы фургон не повело!

Сжав ладони домиком – дыхнешь,

Согревая пальцы мягким паром.

Звёзды, что сочатся реальгаром,

Ты в карман, увы, не соберёшь!

Зеленеет  медь полярных сводов.

Веселеет сонный проводник.

В сердцевине северных народов

Бьёт сиянья радужный родник.

«Салехард отсюда недалече.

Будете оленье  молоко?

Выбрались! Успеете на встречу!»

На душе становится легко.

 


 
No template variable for tags was declared.
Светлана Игнатова

Москва
Комментарий
Дата : Вс марта 22, 2015, 23:26:09

Здравствуйте, Марина! Разучилась, друзья, я писать рецензии... Поэтому просто своё ощущение от поэзии. С одной стороны, я вижу, что автор талантлив, есть замечательные строки. Мне очень понравились стихотворения "Лабытнанги", "Серпантин расставания". "Детство. Тюльпаны" - хотя в этом стихотворении мне чуть-чуть не хватило какой-то пронзительности, - немного будничная зарисовка получилась. Но всё равно хорошо.

А вот, скажем, "Волчья колыбель" - оставляет сложное впечатление. Страшное такое, тяжёлое стихотворение. Тем страшнее, чем точнее. А оно довольно точное. Единственное, что я здесь не поняла, почему безбожник пугает лирическую героиню святой водой. Был бы он церковник, я бы это поняла, а откуда у безбожника святая вода?..
В этом стихотворении очень сильные строки: "Погубить меня не жалко,
Коли полюбить не смог".

"Рагнарок" я не поняла вообще... Набор образов, какие-то обрывки, намёки, недосказанность. Смерть, кинжал, кровь, слёзы... Лирическая героиня у Марины очень сильная, яркая, резкая, громкая, лихая, но несчастная, надломленная, сгубленная, хмельная... Больно за неё.

"Луганщина" - хорошее стихотворение. Мы так все устали от политики, СМИ, так изболелась душа от этих событий, что я сначала подумала, что будет что-то пафосное и ужасное. А стихотворение очень хорошее.

Что же, спасибо автору за интересные стихи, пусть новые творения станут еще лучше!))
Любовь Гудкова

Москва
Комментарий
Дата : Пн марта 23, 2015, 14:04:14

Настоящие стихи, проникающие, укачивающие и тревожащие, как "ковыль, Повенчанный с кровохлебкой". Поверила, что автор и есть ЛГ.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пн марта 23, 2015, 14:27:51

Строчки для хрестоматии:
"С небом вам, забияки, конечно, не стерпится. С Богом пусть слюбится!"
Очень яркие стихи! "Рагнарок" - тут потрясающая образность и звукопись, разбитый ритм и рифма, всё дышит одним дыханием:
А в Валгалле живут птицы-беркуты!
Горы круты!
– Рыжая, уходи!
На часах – шесть утра. Без пяти.

Неожиданно огненная стихия завершается белыми Лабытнангами и -"на душе становится легко!" Может быть, слишком неожиданно. Но ведь и каждое стихотворение этой подборки - неожиданность.
Спасибо, Марина!


Комментарий
Дата : Вс марта 29, 2015, 21:32:57

Мне кажется, подборка состоялась и стала такой яркой и запоминающейся, потому что совпали три "И": история, искренность и ирония. История тревожная, военная, взрослая. Честная интонация. И умение улыбнуться над собой. А ритмы песен - разные: и классические, певучие в "Лабытнанги", и маршевые в "Запахе горелых шин" (образ!), и кузнечно-оружейные, как в "Рагнароке"... "Рыжая, мы железные!" - говорят её герои. "Рыжая, она никогда не плачет!" - отвечает им героиня...

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте