Заказать третий номер

Просмотров: 0
28 Март 2018 года

Из цикла «Алая линия», 2017 г.

 

***

Поезда молчат о главном:

Избавления нет.

Отражают волны плавно

Вертикальный свет.

О свободе, сне и смерти —

Проза сентября.

На гранитном постаменте

Вздыблена заря.

Отстучат посланье рельсы

Почве и звезде.

Холод изнутри — не целься,

Ты попал везде.

В спальне, в поезде, в изводе,

Где она ни спит,

Пассакалия уходит:

В память и в зенит.

А любовь всегда такая,

Прячется во тьму.

Так порой и привыкаешь

К сердцу своему.

 

***

Эти тёмные линии

В декабре поутру,

Небеса тёмно-синие

На краплёном ветру,

Снежный свет многоточием

Задувает в кулак,

Все нетвёрдо воочию,

И сиянье, и мрак.

Ночь прощается медленно,

Еле движется ряд,

В пробке жители бледные

В телефоны глядят.

В тёплом слипшемся инее

Спят на ёлке огни.

Год уходит. А линии —

Не об этом они.

 

***

Возвращенье — больше, чем повод,

Золотая дань ноябрю,

Меж мiров невидимый провод;

Связь темна, но я говорю.

Горизонт завален и горек —

Ведь его снимала не ты.

Омертвелый каменный дворик

Устилают солнца листы.

Сердце бьётся, сердце не ново,

Берега уже сведены.

Мы с тобой увидимся снова:

Выше звёзд печали и сны.

 

***

От стеблей — укор и холод,

Не печалься о цветах,

За орлами — серп и молот,

За плечами — пустота.

Все торжественно и глупо,

По эпохе и венец.

У камней бледнеют губы,

Ангел смотрит на дворец.

Берега не ждут рассвета,

Уплывая за корму.

Летний сад забудет лето,

Спрячет статуи во тьму.

Свет теснится к изголовью,

Золотит ладонь твою.

Только смертью да любовью

Утешаются в раю.

 

***

Память ветхой революции,

Обветшалые дома,

Улица — а ей проснуться бы,

На Английском уж зима.

За углом, за ржавым баннером —

Элизийские поля,

Окна Блока, мостик Банный и

Сонной Пряжки тополя.

Балерины, их поклонники,

Пёс, матрос, в такую рань

Где вы все? На подоконнике —

Полумёртвая герань.

Мы остались без истории,

Оттого и хорошо

Сердце сыплет аллегории

В этот каменный мешок.

А любовь, уж так намечено,

Там где кровли голубы,

Открывает очи вечные

В тесной комнатке судьбы.

 

***

Россия прирастает небесами,

Холодной петроградскою весной,

Сибирью, да. И мы не знаем сами,

Чем кончится ближайший выходной.

Россия — вся как северное лето,

Текут ее пространства, как река,

И зреют небывалые рассветы

В заброшенной столице Колчака,

На Иртыше, на Волге — без усилья

Невой все обернётся ввечеру,

Где облачные плещутся воскрылья

На золотом пронзительном ветру.

В наследство белой ночи остается —

Как новый таймер, ангельский отсчет —

Любовь, что движет видимое солнце,

И звёздною черемухой цветёт.

 

 

***

Всё веселье на Васильевском:

Искры листьев на свету

Улетают без усилия

В золотую пустоту.

Жизнь и смерть — дома и линии,

Но виднеется вдали

Небо смутное и синее

Нашей вогнутой земли.

Как на старой фотографии

Ждут развода корабли,

Лето стало биографией,

Тайным солнцем на мели.

Мы равны ветрам над крышами,

Бликам счастья на воде,

Есть в романсах нечто высшее,

Сообразное звезде.

Так сбывается история,

Хоть века переживи,

Ты — любовь моя, и более,

Много более любви.

 

***

Трамвай пройдет по сонной Садовой

До площади Сеннаар,

И жизнь, как в кино, повторится снова,

Неловкий счастливый дар.

Сплетутся чужие эпохи, страны,

Дожди — по календарю,

Мы встретимся на плоскогорье Турана,

В Париже, на Рю Дарю,

В садах Карфагена, в античном сердце,

В тумане кельтских имен.

И листья бессонно будут алеться

За тёмной толщей времен,

Как бред обретенья, как драгоценность

В канале, в плавной тени.

В трамвайном окне мiрозданье — сцена:

Фасады, мост и огни,

Полночный спектакль о грядущем лете,

О путеводной судьбе.

И сфинксы на Лермонтовском проспекте

Шагнут навстречу тебе.

 

 

ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА

 

Неясен путь Тамино,

А ты, любовь, легка,

И словно тьма, невинна

Прохладная рука.

Дорога постиженья

Не знает холодов,

Твой город — отраженье

Надзвёздных городов,

Где все лучи — ресницы

Престольного огня,

И нет иной столицы

Под сердцем у меня.

Воздушный архитектор

Листвой рассыплет жест,

И вновь сыграет лето

Невидимый оркестр.

А ты не знаешь фронта

В разлуке и в судьбе,

И флейта горизонта

Мерцает о тебе.

 

***

За мосты, не сведённые утром,

Отраженья ведут корабли,

И грядущее кажется утлым

Горизонтом гранитной земли.

Так похожи прибрежные дали

И разлуки кильватерный след;

Этот джаз перескажешь едва ли,

А назад пароходика нет.

Это — выстрел такой, это имя,

Вечный сон о заречной стране.

А поэты остались живыми —

Просто ждут на другой стороне.

Это звёзд золотые обиды,

Для влюбленных — небесный озноб,

От фабричных руин Атлантиды,

Кинематографических проб,

До высот, где темно и непросто.

Вот единственный прок правоты:

Приходить на Васильевский остров

Где бессмертие, ветер и ты.

 

***

Мы вернёмся — куда бы ни ехали,

Где бы нас не застал выходной,

Все дороги с их пыльными вехами

Возвращаются, в общем, в одной.

Меж страницами, судьбами, крышами,

Смерть таращится в каждой звезде,

Но наутро встречаемся выше мы,

Чтоб уже не расстаться нигде.

Небеса это знают стропилами;

Смутный бланк и воскресный билет.

Для тебя и рождается, милая,

Алой линией — русский рассвет.

 

 

 

 

 

 


 
ВИКТОР ХАТЕНОВСКИЙ. "НУЖДОЙ ВЗРАЩЁННЫЙ ВОИН"
СВЕТЛАНА СКАКУНОВА. "ЗЕЛЁНЫЙ КОВЧЕГ"
НАТАЛЬЯ ЛЯСКОВСКАЯ. "И НЕ БЫЛО НИ КОСМОСА НИ ВРЕМЕНИ"
МИЯСАТ МУСЛИМОВА. "НАЗОВУ ЕГО МОРЕМ..."
ЕВГЕНИЙ ИВАНИЦКИЙ. "ЧАСОВЩИК"
НИКОЛАЙ АНТРОПОВ. "ОЧНИСЬ, ИОВ, ОТ СТРАШНЫХ СНОВ..."
Все публикации

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте