Заказать третий номер

Просмотров: 1520
21 Сентябрь 2015 года

Посвящается Е.Ч.

- Ой, я волнуюсь, - он слышал, как она сказала это перед тем, как выйти на сцену. И это было так неожиданно, что он еще мгновение продолжал думать о ее словах, когда ее пальцы уже коснулись клавиш и рассыпали по зале старинного особняка брызги шопеновских арпеджио.

Зал был полон, кто-то снимал происходящее на видео, а она общалась с публикой между песнями и фортепианными пьесами, отвечала на вопросы, которые присылали ей в скомканных записках. Она улыбалась искренней улыбкой, не пытаясь казаться слабее, чем есть, как это часто делала ее знакомая балетная прима, входя в доверие к зрителям и состоятельным поклонникам.

Потом люди с мест называли свои любимые мелодии, и Ольга тут же обыгрывала их в джазе. Публика реагировала бурно, а в конце одной авторской песни из зала на сцену поднялся неловкий сутулый мужчина в пиджаке и подарил артистке цветы. Принимая их, она улыбнулась, позволила ему чмокнуть себя в щеку и он, краснея от счастья, удалился на свое место так же нескладно как пришел.

В конце концерта зал аплодировал Ольге П. стоя, а она была довольна, и это диктовало ей не тщеславие; она буквально искрилась сознанием того, что принесла счастье стольким людям одновременно, одарила их любовью. Это был принцип ее жизни – любовь. Она говорила об этом в интервью, иногда повторяла в микрофон со сцены, отвечая на вопросы публики, иногда эта тема всплывала во время бесед с музыкантами ее оркестра, бывало, она касалась ее в разговорах с посторонними людьми.

После выступлений Ольга вся светилась, ее близкое окружение не могло налюбоваться на нее, и никто не мог понять, откуда в ней столько энергии, и ей приходилось открывать свой простой секрет: «Даря людям любовь, получаешь ее вдвойне».

В тот вечер в старинном особняке в центре Москвы поклонники задарили ее цветами, и радостная, она скрылась в гримерке или в помещении ее заменяющем, за тяжелой изразцовой дверью.

Он же стоял у входа и курил. Ему было поручено взять интервью у известной певицы и пианистки, и он еще совсем недавно сидел за столиком кафе и составлял вопросы.

Он знал, что кроме концертов в больших залах, Ольга часто выступает бесплатно для людей, не имеющих возможности заплатить за билет. И люди, к которым она пришла, чтобы петь, не верят, что такая, как она, в конце вечера запросто сядет с ними пить чай. Поездки с концертами для детей-инвалидов буквально на край света, областные общества ветеранов войн – она успевала всюду.

 Сергей мял в руке листок с вопросами, иногда клал его в задний карман джинсов, а потом снова доставал на свет. Брать интервью у известных людей ему было не впервой – в «Московской афише» он работал достаточно давно,  но волнение все равно не оставляло его. Например, совсем недавно он, ощущая неловкость, выспрашивал у балетной примы Д. про тернии на ее пути к славе, и та гордо отвечалаему, что ей было несложно, ведь чем лучше ты танцуешь, тем больше тебе платят.

Про Ольгу П. Сергею удалось вычитать в Интернете много интересного.  В детстве в музыкальную школу ее взяли с трудом (сказали, что она музыкальна, но слух и чувство ритма у нее отсутствуют). А через много лет великий тенор Манчини и оперная дива Милье отзывались о ней, как о лучшей вокалистке своего времени, зарубежная пресса даже окрестила ее Моцартом в юбке за веселую жизнерадостную музыку, которую Ольга сочиняла. Грустные мелодии в ее творчестве были крайне редки.

Когда, готовясь к интервью, Сергей смотрел в Интернете ролики с Ольгой, ему на ум невольно приходило, в каких разных образах она предстает, как непохожа делается на себя предыдущую. Ольга была то тихой лиричной героиней со скромно подоткнутыми в пучок волосами, то нестрогой, но чувствующей свою ответственность за все происходящее на сцене, руководительницей джазового коллектива. В другой раз она превращалась в ритмично танцующую исполнительницу самбы, или вдруг становилась рыжеволосой красавицей, раскованной, но доброй ведьмой, этакой новой Маргаритой, исполняющей песню «Колдунья»…

В одном из роликов ей подыгрывал гитарист Киселев, знакомый Сергею по юности и еще тогда раздражавший его своим позерством. «Вот проныра, - подумалось Сергею, - я бы такого хитрована в коллектив не взял, у него все равно в игре душевности не хватает, все пыль в глаза пускает. Но как-то ее очаровал, наверное. Небось, лапши на уши навешал доброму человеку. А толстый какой стал! Все от морального падения!».

Сергею вообще окружающая действительность часто казалась грустной, он не находил в ней такой желанной справедливости, а особенно в последнее время происходящее вокруг - в стране, в мире вызывало в его душе только грусть.

В одном из телеинтервью, которое привлекло внимание Сергея, Ольга долго рассказывала ведущей про свои фольклорные экспедиции по далеким русским деревням и про свое понимание Родины. Сергею эта тема была интересна, и он с интересом выслушал про любовь Ольги к русской музыке и композиторам.

Ему уже казалось, что он готов к интервью и достаточно владеет материалом, но тут на каком-то из сайтов, он наткнулся на информацию, что Ольга разведена с мужем и дочку воспитывает одна. Это тоже, в свою очередь, вызвало его удивление – кто уйдет от такой? «Правда, может, ушла она?»

Судя по альбому фотографий на ее странице в «Фейсбуке», летом Ольга ходила с дочкой и детьми с соседних дач на пруд купаться, читала им книжки вслух (они собирались вокруг нее в кружок) и на одном из фото один щекастый кудрявый ребенок положил голову ей на колени.

 И вот, после очередного удачного концерта Ольги П. Сергей дожидается ее около гримерки. Рядом с Сергеем караулит выход Ольги здоровенный охранник. Журналист начинает разглядывать пиджак охранника и считать складки на его шее, и в этот момент появляется она…

 - А… это Вам я обещала ответить на вопросы? - говорит певица.

Лицо ее довольно, хоть она чуть устала. Ему непривычно видеть красавицу Ольгу так близко и ему, как всегда, начинает становиться немного не по себе. А ведь это он год назад смог «допросить» заезжих знаменитостей Джо Беккера и самого Манчини. А тут хоть и известная певица, но своя русская - значит, чего стесняться?..

 - Если Вы не против, пойдемте в кафе, - предлагает он.

 - Пойдемте, - соглашается она. Громилав пиджаке шагает за ними по пятам. Ольга кивком головы указывает охраннику остаться возле кафе, и певица с журналистом садятся за столик у окна.

Сергею интересно посмотреть на нее вблизи… Кожа молодая, лицо без морщин, хотя, казалось бы, у часто улыбающихся людей должно быть много морщин вокруг глаз… Еще такие белые зубы, когда Ольга улыбается… Его всегда интересовало, откуда у артистов такие улыбки, и чем им надо за это пожертвовать?.. «Интересно, сколько Ольге лет?» - мелькает у него мысль.

 - Ну, спрашивайте, вижу по листку вопросов много написали, - говорит она и глядит в окно, а он расправляет на столе свой «вопросник» и начинает…

- Большое спасибо Вам, что согласились… «Московская афиша»… Меня зовут Сергей… Скажите, Ольга, почему такое внимание джазу? Ведь у нас с этого миллионером не станешь. За джаз хорошо платят за границей.

 - Ну, здесь дело не в деньгах. Я знала, на что шла…- начинает она, а он тут же, продолжая волноваться, задает следующий вопрос.

 - Скажите, а много у вас было в этом году гастролей?– вопроса этого в списке не было и Сергей замер от его неумности и детскости. Но певица, не растерявшись, ответила…

 - Год был хороший, много гастролей. И в Сибирь прокатилась, и по   средней России поездила, в Италии была, в Индии, в Америке тоже. Вообще, график есть на моем сайте. Но важнее всего, что выступала в России. Я вообще считаю, где родИлась - там и пригодИлась. Это про меня. Не раз предлагали остаться за границей, но я Россию люблю. Нет, повсюду себя хорошо чувствую, но долго жить в другой стране не могу.

 - Эх, Рахманинов… - вздохнула она, отвечая на другой его вопрос, – более русского композитора, чем он нет… Кто еще так нашу душу передал!.. У него ведь все чувствуешь – поле чувствуешь, рожь чувствуешь… – она на мгновение прикрыла глаза.

Сергею надо было выспросить что-нибудь про личную жизнь, это должно быть интересно публике. Это всегда интересно публике. Ему было неловко задавать такие вопросы, они казались ему слишком личными, но его начальник, главный редактор «Московской афиши», настаивал на подобных выпытываниях. Сергей спросил… и Ольга, опять не растерявшись, шутя, ответила, что хоть до определенного возраста и выглядела как «мальчик в кедах», но были и в ее жизни интересные моменты. И поведала любопытную романтическую историю еще из времен своего обучения в консерватории, как один поклонник, будущий известный композитор, сочинил для нее двенадцать прелюдий в ре-миноре. Всех музыкантов оркестра ради Ольги он одел в майки зеленого цвета – это ее любимый цвет - и всю залу украсил обожаемой ею сиренью.

***

 Личная жизнь Сергея складывалась не так радужно, как ему бы хотелось, и совсем уж не была такой, какой представлялась ему судьба Ольги. Журналист развелся, оставил квартиру жене и сыну, а сам теперь снимал комнату в хрущевке. 

Сергей приходил к ребенку два-три раза в неделю в означенные дни.

Жену свою он когда-то сильно любил, но потом с ним случилось что-то вроде разочарования в женщинах, и разочарование это длилось уже очень долго. Ну, как, как на свете бывает такое, что Мила казалась ему лучшей, а потом стала совсем неблизким человеком, с которым нет общих интересов? Тогда много лет назад, она еще встречалась с другим, а он так влюбился в нее, что пел ей под окном песни, под которые она засыпала. И как же он был счастлив, когда она предпочла его!

«Это было ошибкой, мне не повезло, - все твердил он, спустя годы… Почему никто не запретил, не помешал, почему не раскрыл мне глаза? Почему так устроена жизнь, что только одна попытка? На вторую квартиру мне уже не заработать, у меня совсем не осталось сил… Чертов капитализм!». Но в итоге Сергей, все равно, все валил на себя, это он, он виноват во всем. И, пожалуй, так было правильно. Но иногда его настроение давало сбои и он выпивал сильно больше меры.

Сын тоже часто его расстраивал. Как отец он все переживал по поводу современных детей – малолетних рабов компьютеров и модных игр.

Когда-то Сергей тоже жил музыкой, он был барабанщиком в группе. Музыка занимала все его время и мысли, но потом надо было кормить семью, и он вынужденно оставил это занятие, хоть и любимейшее, но не приносящее прибыли. Меломаном, правда, он оставался и по сей день  – полки в его съемной квартире тоже узнали тяжесть дисков, в основном с инструментальной музыкой. Иногда он с ностальгией вспоминал былые времена и концерты со своей группой, радостных поклонниц, готовых сесть на колени к героям, только что сошедшим со сцены.

 - Знаете, Сергей…. Ведь Вас зовут Сергей? Мне кажется, вы искренний человек, а такое сейчас редкость…Мне почему-то так кажется… По глазам… А искренность это, наверное, в людях главное…

 И вот они уже гуляли с Ольгой в парке вдвоем (Ольга отпустила охранника, сказав ему, что на сегодня его работа завершена). Сергей рассказывал ей что-то о своей жизни, а певица жаловалась ему на инфантилизм современных мужчин, даже известных, а он говорил ей, что, если мужчинам России в больших количествах умирать в бесконечных войнах и конфликтах, то почему бы при жизни не дать им немного пофилонить? Она на это заявление  улыбнулась, но  возражать не стала.

 ***

- И откуда ты такой взялся? – восклицала она чуть позже. И он понял, что заинтересовал ее.

Сергей  говорил ей какие-то комплименты, спрашивал что-то уже для себя, а не для «Московской афиши». Вдруг Ольга остановилась посредине парковой дорожки и после очередного его вопроса с грустью произнесла:

 - Ну вот, опять я на пьедестале, а мне так хочется тепла, обычного человеческого тепла…

 ***

Сергей проснулся, как обычно, на своем продранном диване в съемной квартире. Рядом с кроватью стояла недопитая бутылка коньяка. Было десять часов утра. Он, как это уже не раз случалось с ним, проспал на работу. Точнее на небольшую подработку. За окном лил дождь. В стране был очередной экономический кризис, и не так давно Сергею урезали и без того маленькую зарплату.

 «Чертов капитализм! Я ненавижу его, - понеслись в его голове уже привычные мысли. – С такой зарплатой я не ощущаю себя человеком! Не могу ощущать!».

Но все, что было с ним в таком ярком сне, продолжало явственно стоять перед глазами, Сергея не покидало прекрасное чувство, так напоминающее влюбленность… Чувство, вкус которого он уже думал, что забыл насовсем… Закрыв на мгновение глаза, он снова видел красавицу Ольгу, все так же плавно перебирающую клавиши фортепиано теперь уже на фоне шикарных интерьеров в холе какого-то величественного здания…

Сергей вспомнил, что сегодня вечером ему предстоит брать интервью у этой известной артистки. Вчера он долго к нему готовился, рылся в Интернете, а потом позволил себе то, от чего уже не один раз зарекался – напился (теперь, когда он жил один, то волей-неволей часто срывался).

И вот вечером Сергей попал на живое выступление Ольги, приятное впечатление легкой влюбленности из сна не покидало его, так что, увидев певицу на сцене, он почувствовал легкое дежавю.

Ольга спела несколько русских народных песен в джазовой обработке, а так же известные джазовые шедевры, "Cry me a river" затронула его душу. А когда прозвучала "Killing me softly", и он невольно стал припоминать некоторые строчки этой песни в классическом исполнении Перри Комо, на глазах его заблестели слезы.

Она разбередила мои раны,
Пела о моей жизни,
Нежно убивая меня своей песней.
Нежно убивая меня своей песней.

Он забыл все свои проблемы, так ему стало хорошо. В нем появилось что-то похожее на надежду, веру в  неслучайность и ненапрасность происходящего на земле, в то, что все когда-то станут счастливыми в этом мире, полном искажения и обмана, или за его пределами, но обязательно станут счастливыми, не могут не стать…

 


 
ЕВГЕНИЙ ИМИШ. "БАЛЕТ. МЕЧЕТЬ. ВЕРА ИВАНОВНА"
ДМИТРИЙ КОНАНЫХИН. МОСКВА, ДВЕ ВИЗИТКИ И KNICKERLESS DRESS
ЛЕОНИД НЕТРЕБО. ПОЛУОСТРОВ НАЛИМ
ЕВГЕНИЙ ИМИШ. СОБАКА СОЛНЦА
ЙОССИ КИНСКИ. НАТЮРМОРТ
ГАЛИНА БУРДЕНКО. "О САМОМ ГЛАВНОМ ЗЛОДЕЕ. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ"
Все публикации
Вениамин Бурмистров.

Нижний Новгород
Комментарий
Дата : Вт. Сентябрь 22, 2015, 11:04:46

Давненько хотел почитать что-нибудь вот именно такое - лёгкое, непринуждённое. Очень понравилось начало. Последнее время почему-то, когда видишь первые строки типа: "Рос Ванька обычным мальчишкой..." или "Гриша Осадчий с детства мечтал стать писателем...", - такая тоска сразу нападает, и дальше читать не хочется. Сразу представляется описания, размышления, сопли и прочая мутотень. В лучшем случае по диагонали пробежишься, и в топку. Я думаю, что динамика жизни и рекламщики приучили, что первая строка должна не в бровь, а в глаз, так сказать, а по ходу действие должно разворачиваться стремительно, со сменой картин и ракурсов, как в кино. Да – синема рулит. Но вернёмся к "Джазу". Ольга тонкая натура, виртуоз, человек открытый и счастливый и полная противоположность ей Сергей - удачный контраст. Хотя в жизни я себе такой "союз" не представляю. Разве что Ольге во что бы то ни стало захочется осчастливить конкретного человека, а не публику. Но любовь публики это Ого-го, это наркотик.... Впрочем, чего там фантазировать, женщина, это странный зверь. Мне кажется, Ольгу автор лучше себе представляет, как с живой писал, она близка ему чем-то. Сергей какой-то странный, невнятный получился, обрывистый. Брать интервью, это для него подработка? – я не совсем понял, лишнее это, с толку сбивает. Журналист, и ладно, и всё срастается. Вот что хорошо получилось, так это его живой отклик на музыку Ольги (концерт), он сочетается с увлечением Сергея музыкой в детстве, и в тексте автору удалось показать, как это «заиграло» в его душе. Описание его семейной жизни «до» мне показалось лишним, хотя и жизненным, но не это же здесь главное. Достаточно было пары строк об этом, чтобы подчеркнуть серость его будней и одиночество и на фоне этого - «свет в окошке» - концерт и беседа с Ольгой. Но знаете что бросилось в глаза, покоробило, уж очень много этих «он», «она» и лишних уточнений, например: «она скрылась в гримерке или в помещении ее заменяющем...», - вот это «в помещении её заменяющем» лишнее и читается тяжело. В целом - здорово, живенько так. А кто же такая эта таинственная «Е.Ч.»?
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Сентябрь 29, 2015, 22:23:05

Отзыв Александра Кестера:
Поначалу действительно резануло обилие местоимений в различных формах. Но очень скоро начал проявляться некий интонационный рисунок, создаваемый ими. И под конец я уже и не представлял себе произведения без них. Мне кажется по ним можно сыграть какую-то музыку, если перевести в ноты.
Персонажи очень живы и естественны. Удивительным образом передана мелодика чувств, как она захватила Сергея, как "запорхала" его, истосковавшаяся в однообразии серых будней, душа.
Попав под обаяние счастливой, порхающей в лучах внутренней любви к людям, искусству и миру, Ольги, духом воспрял и Сергей. Это красиво, одновременно очень земно, возвышенно и лирично.
От некоторых деталей, действительно, стоило бы уйти, они как фальшивая нота в хорошо отлаженной партии, а арии - "исторические справки" из личной жизни героев стоило бы перевести в элементы диалога, по типу: вопрос-ответ, или уточнение по ходу, а то и вовсе упустить, они не "играют". Хорошо вплетена в сюжет романтическая история любви к Ольге будущего известного композитора.
Не знаю почему автор рассказа решил закольцевать историю, но из-за этого в ней появился трагизм, а может, это мои личные ощущения, что всё в этой истории закончится печально. Она упорхнёт по гастролям, а герой, отдавшись противоречиям в своей душе - сопьётся. К этому мысли меня склоняет его рефлексия к прошлой семейной жизни, сожаления, угрызения, о которых автор так подробно нам поведал. Лучше бы эта история осталась такой же легкой и жизнеутверждающей, этакий реверанс джазу!
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Сентябрь 29, 2015, 22:27:11

А мне вообще показалось, что это всё не "кольцевание" а аля фильм "День сурка", только незаконченный, надо бы продолжить. В конце концов герой найдет такие слова, что она в него влюбится и "день сурка" закончится.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Ноябрь 01, 2015, 00:34:56

Хороший, добрый рассказ. У меня замечание музыкантское, а не литераторское:
"А через много лет великий тенор Манчини и оперная дива Милье отзывались о ней, как о лучшей вокалистке своего времени, зарубежная пресса даже окрестила ее Моцартом в юбке за веселую жизнерадостную музыку, которую Ольга сочиняла."
Дмитрий, "великие тенора" и "оперные дивы" не то что никогда не отзовутся о своей эстрадно-джазовой коллеге как о "лучшей вокалистке" (на ушко: тем более, русской:)), они вообще их не считают таковыми - т.е., "коллегами") Относятся весьма свысока, увы. Это ж не пение, с точки зрения академического, оперного певца. Небольшой рассказ требует точности фактов, знания материала. Лучше консультироваться со специалистами, чтобы приподнятый тон не был испорчен смешными и наивными поворотами...
Дмитрий Лукин

москва
Комментарий
Дата : Вт. Ноябрь 10, 2015, 20:52:59

Всем большое спасибо. Ответ на вопрос г-на Бурмистрова: таинственная Е.Ч. - Екатерина Черноусова (прототип певицы Ольги). Кое-какие моменты подсмотрены и подслушаны мной у некоторых др. отечественных музыкантов. Сейчас никак не могу доредактировать мистический триллер с прототипом - Моникой Беллуччи )))
Последняя правка: Ноябрь 12, 2015, 12:46:02 пользователем manager  

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте