Заказать третий номер

Просмотров: 0
15 Январь 2018 года

Этот день похож на кролика…

 

Этот день похож на кролика.

Те же глупость и испуг.

Страх катается на роликах

В окружении подруг.

 

Боль и жалость ― червоточины

В зыбком яблоке души.

А на ней клеймо: «просрочена».

В мыслях ползают ужи.

 

Разливается чернильница.

Пятна ― осень на холсте.

Мгла могильная пружинится.

И не где-то, а везде!..

 

То ли буквы, то ли нолики

На снегу ― не разберешь…

Этот день похож на кролика.

Потому ― и страх, и дрожь!

  

 

И был этот день…

 

И был этот день… и земля, и звезда.

По рельсам осенним неслись поезда,

По лунным блистающим нитям,

По мгле, по судьбе, по событиям…

 

И кто-то стоял, разливая вино

По темным бокалам, и, глядя в окно,

Где олово дня остывало,

Темнея лилово и ало.

 

И, спички тревог зажигая во тьме,

В осенней, кисельно текущей сурьме,

Блуждали пространство и время,

Как гости иных измерений.

 

А кто-то стоял у окна и курил,

Допив из бокалов остатки зари,

И слышал, как тихо шептались

Пространство и время-скиталец.

 

И слышал гудки неземных поездов,

И осень ему показалась звездой,

По небу летящей на север,

Где ветер бессмертье посеял.

 

 

Час закатный. Фонари…

 

Час закатный. Фонари

Пьют настой сентябрьской ночи.

Что не делится на три ―

Кажется, мешает очень.

 

Ты, подруга, не гляди ―

Что в углу темно и пусто.

Так же, как в твоей груди,

Где живет шестое чувство.

 

Потому что в час, когда

Фонари лакают темень,

Легче кажется беда

И стремительнее время.

 

 

 

Время вырастает из земли…

 

Время вырастает из земли,

Кучерявясь летними цветами…

Сорняком, желтеющим меж нами,

Времени соцветья расцвели.

 

Смотрят одноглазые на нас

Корневища, в наше беспокойство,

Отвергая все мироустройство,

Что мы видим в профиль и анфас.

 

Прошлокрылых буден мотыльки —

Абрисы известных нам событий —

В том, что было намертво забыто,

Растворятся, чувствам вопреки.

 

Сорняки времен заглушат все,

Вырастая стеблями до неба,

Жизни обжигающую негу

Обращая в бесконечный сон.

 

 

Оттенки

 

Ловец хрустальных состояний,

Не кратных тридцати семи!

Поймай пятнадцать расставаний,

А на шестнадцатом — пойми,

 

Что обретенья и потери

Взаимно отображены

То многоцветностью истерик,

То белым тоном тишины.

 

Когда в пыли истертой ночи

К нам страх врывается, как тать,

То все оттенки одиночеств

По пальцам не пересчитать,

 

И опрокинутое завтра

В еще глубокое вчера

Чернильной каплею азарта

Стекает с кончика пера.

 

  

 Полночь

 

 Я помню тебя, одинокая полночь!

 И ты не забыла, ты многое помнишь…

 Обрезав ножом темноты

 Незримые нити с былым расставаний,

 Пронзаешь бестелость времен, расстояний

 И после, снежинкой застыв,

 

Холодным свеченьем приветствуешь вечность,

Плывущую тьмою над белою свечкой,

Горящей снегами зимы…

И кажется краткой дорога в бессмертье,

Но в это не верьте, не верьте, не верьте, —

Обманет спокойствие тьмы!

 

Бессмертие — шарик на тоненькой нити,

Подвешенный чьей-то мечтою в зените,

Колеблемый небытием…

И все, одолев над собою высоты,

Попробуют меда полночного соты

Пред тем, как пребудут ничем!

 

От полночи вдаль разбегутся столетья,

И полночь рассыплется на междометья,

Секундами тихо звеня.

Останутся в кипени прошлого света

На солнечных струнах игравшие дети,

Смотрящие в мир сквозь меня.

 

 

Осенний яд

 

Кто сказал, что шипение осени —

Это навий дымящийся яд,

Принесенный уснувшими осами,

Что не могут вернуться назад

И вонзиться укусами в плотное

Тело ясного летнего дня,

Пробуждая дыханье болотное,

Колокольцами влаги звеня?..

 

Кто сказал?.. Но глухое молчание

Оглушило меня, отняло

Чувства, мысли, и даже отчаянье

Обратило в предельное зло.

Потому что так много молчащего

Ядом осени поздней шипит,

И оса моего настоящего

Жалит сердце, а вовсе не спит!

 

 

Февральские вариации

 

Февраль. Играет небо в бадминтон,

Ракеткой мглы подбрасывая солнце…

Одетый в снежно-льдистое пальто,

Кивает лес в морозное оконце.

 

И стены у избы не изо льда —

Из воздуха, который крепче стали,

А окна — многоцветная слюда

Времен, смотрящих в палевые дали. —

Туда воланчик солнца упадет,

Когда вдруг небеса играть устанут…

 

Потом придет полночный лунный кот

И слижет с неба звездную сметану.

 

 


 
СЕРГЕЙ ГРИНЁВ. "ОСЕНЬЮ В МАРТЕ, СТУДЁНЫМ КРОМЕШНЫМ ЛЕТОМ…"
АЛЕКСАНДР САВОСТЬЯНОВ. "КРАСНЫЙ КВАДРАТ"
ЕВГЕНИЙ ГОЛУБЕВ. "ВНОВЬ ОСТАНОВКА..."
ГЕРМАН ТИТОВ. "ПОЕЗДА МОЛЧАТ О ГЛАВНОМ..."
АНДРЕЙ ГАЛАМАГА. "НЕЧАЯННО РОДИВШИСЬ ЗАНОВО..."
ИВАН МАКАРОВ. "ПЕРЕКЛИЧКА ФЕВРАЛЯ И МАЯ..."
Все публикации

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте