Заказать третий номер

Просмотров: 0

Обсерватория

 

Ночь – обсерватория  для  многих

Нежных  и  мечтательных  двуногих.

 

Тема  ночи  радостна  поэтам,

Чьё  бессонье  вспыхнет  новым  светом

 

Строчек, совершенных  и  певучих.

(Ибо  ночь – хранилище  созвучий.)

 

Ковш  легко  качается  над  бездной –

Бесконечной, чёрной  и  помпезной.

 

Фонари  тихонько  отвечают

Ангелу, который  ковш  качает.

 

Самолёт  летит, простор  меняя,

Огоньками  пёстрыми  мигая.

 

Хвост  павлиний – цветовой  орнамент.

Запредельность  ночи  сердце  манит.

 

(Библию  сравнил  с  хвостом  павлиньим

некогда  Эриугена  мудрый.)

 

Небеса  отсвечивают  синим,

рядом  видишь  отблеск  изумрудный.

 

Ночь! Её  круги  и  полукруги,

Лёгкие, пронзительные  дуги!

 

Скрипки  и  прозрачные  овалы!

И  опалы  звёзд, созвездий  скалы.

 

Сложные  мистические  знаки

Точно  начертали  Зодиаки.

 

Стекловидна  звёздная  водица –

Кто  такой  сумеет  насладиться?

 

Ну  а  что  небесный  злак  питает,

Тот, что  в  наши  души  прорастает?

 

Вечер  сыпал  горсти  звёздной  пыли.

Рыбками  огни  проспектов  плыли.

 

Месяц  золотит  сейчас  пространство,

Щедро  раздаёт  садам  богатство.

 

По  церквям  старинным  свет  струится.

Улицы  листает, как  страницы.

 

Свет  медовый  нежно  тронет  скверы,

И  кварталов  небольшие  шхеры.

 

Вон  пруды – одной  цепочки  звенья.

Музыки – всем  парком  исполненье.

 

Серебром  сквозит  оркестрик  струнный.

Вот  блеснул  пассаж  особо  трудный.

 

Как  обсерватория  богата!

Не  спеша картины  постигай  ты,

 

Чтоб  душа  очистилась  и  пела,

Чтобы  счастьем  бытия  взрослела.

 

              *     *     *

Расходясь  с  похорон, говорят

О  таких  пустяках, что  нелепым

Предстаёт  погребальный  обряд,

Разорвавший  житейские  скрепы.

 

Или  прячут  тоску  и  испуг?

За  спиною  кресты  остаются.

А учитель, товарищ и друг

Не вернётся, как все не вернутся.

 

Приглушённо  звучат  голоса,

За  оградой  мелькают  машины.

А  сознанье  страшат  небеса,

И  пугают  большие  глубины.

 

Потому  говорят  о  семье,

О  делах, о  грибах, о соседях.

Потому  позволяют  себе

Раствориться  в  случайной  беседе.

 

Ибо  мучает  плотский  итог –

Красный  ящик  и  чёрная  яма.

И  ложится  осенний  листок

На  ступеньку  высокого  храма.

 

Читать далее...