Заказать третий номер

Просмотров: 0

1

Понятие «народность» за последние четверть века сдано в архив советской истории, тем более – применительно к поэзии кажется оно анахронизмом, между тем, являясь, по сути, корневой сущностью поэтического дела, своеобразным кодом чувствования поэтом тончайших биений народного пульса…

Думается, три имени в русской поэзии наиболее соответствуют этому понятию: Пушкин, Некрасов, Есенин…

(Что бы ни говорить о других великих и замечательных поэтах, всегда найдётся некоторое «но» в связке с понятием «народность»).

Никого, вероятно, так не любили, как Есенина: свой и в академических кругах высоколобых гуманитарных интеллектуалов, и в воровской низине, Есенин точно соединял несоединимое, выявляя общность, когда не самую русскость таких разнополярных людей…

Он возникал в детстве, и «Поёт зима, аукает…» - воспринималось кружевным, ажурно-снежным аналогом счастья, не говоря о сладчайшей музыке стихов…

Он прорастал сквозь юность – ритмами рваными и образностью такой пестроты, что захватывало дух; он становился спокойно-умудрённым собеседником в разливах «Анны Снегиной», и взрывал неистовым накалом «Чёрного человека» и «Пугачёва» в годы взрослые, когда трагедийный излом жизни становился понятен и очевиден.

Не всем приходился в пору мистический Есенин ранних поэм, или больших стихотворений: таких, как «Инония», или «Октоих»; между тем, ярко-красные, несколько воспалённые фрагменты «Инонии» пронизаны подлинной эзотерикой…

 

Время мое приспело,

Не страшен мне лязг кнута.

Тело, Христово тело,

Выплевываю изо рта.

 

Кажется кощунственным?

Ничуть не бывало, ведь Христос на Тайной вечере говорил: Ешьте хлеб-тело-сущность моего учения, и пейте кровь-вино-суть моих слов: то есть следуйте моему примеру, а вовсе не замирайте оцепенело в пределах ветхих обрядов…

И стих Есенин – Китеж его – буря образности – именно от подобного толкования.

Китежа много в Есенине: он наполняет стихи и таинственным мерцанием грядущего, и отчаянием невозможности втащить это грядущее в «сейчас»; Китеж гармони и правды пронизан сочным калейдоскопом красок, где превалируют красный и зелёный, где золото луны отсвечивает загадкой задумчивости природы русской.

Она тиха и напевна, она не только не ждёт бурь, но готова врачевать от них – в том числе, завертевшийся в денежно-эгоистической галиматье современности нынешний социум…

Отчаяние, столь густо разлитое во многих стихах Есенина, компенсируется совершенством: ибо когда такие песни возможны, не всё так безнадежно.

Не всё безнадежно, когда и ТАКИЕ национальные поэты есть у народа, пусть и уведён он в ненадлежащие лабиринты.

Пусть.

Время всегда союзно с подлинным, и никогда не позволяет ржаветь золоту.

Читать далее...