Заказать третий номер

Просмотров: 1999
13 Октябрь 2011 года

 

* * *

 

Мы встретимся в другие времена,

Когда не будет летоисчисленья,

Когда падёт Китайская стена

И всех династий кончится правленье,

 

Когда плотину каждая река

Прорвёт насквозь, губя свои народы.

По краю раны – рана глубока –

Пойду к тебе, совсем не зная броду.

 

И перейду в потусторонний край,

Где смерти нет, где так невинны страсти,

Где кого хочешь в жёны выбирай:

Всё буду я – какой угодно масти.

 

 

 

 * * *

 

Саламанки слово сладкое

Прилипает к нёбу нежно.

К первобытной страсти падкая,

Презирая опыт прежний,

Бьюсь в ракушечные впадины

И, виновна до накала,

Пью вино из виноградины

Из горластого бокала.

Крепче корня чемеричного

Пограничная кривая:

Бьюсь за пядь пространства личного,

Пядь за пядью отдавая.

Бьюсь в ракушечные краешки,

В известковые каменья.

Ровно десять книжных камешков

По числу грехопадений.

До седьмого камня падкая,

Об него хребет ломаю.

Саламанки слово сладкое

Пограничная прямая

В небе пыльном, просмолившемся

Мелом наискось напишет,

Обозначив путь несбывшийся

К Саламанке наивысшей…

 

 

 

Моя Саламанка

 

В моей Саламанке гремят барабаны,

Латунные трубы сдвигают ряды.

И сыпятся с веток сиреневой манной

Секретных желаний цветы и плоды.

И я загадаю на плод пятилистный,

Что ты мне напишешь хотя бы строку.

Гремят барабаны, а башни-баллисты

Всегда наготове, всегда начеку.

В моей Саламанке почти безопасно:

Подъёмных мостов не звенят рычаги.

Напрасно сближенье, вторженье напрасно.

И коршуны хищно сужают круги.

Моей Саламанки и нежность, и сила

Таких децибелов, что не удержать.

Скажи, мой далёкий, что всё это было,

Что всё это будет и будет опять.

Что лозы сирени не гибель пророчат,

Что коршуна хищный не страшен полёт.

Моя Саламанка почти непорочна:

Никто не поверит, никто не найдёт.

 

 

  

* * *

 

Распустилась лила прима,

Пряно крыльями шурша.

Недостаточно любима,

Не настолько хороша,

Чтобы в пылкой Саламанке,

Быть с тобой наедине.

Долог путь от перебранки

К самобранке-простыне.

 

 

  

* * *

 

Напряжение, электричество

И блуждающий в жилах ток.

Ваше царственное величество,

Сколько горничных-недотрог

Надо Вам превратить

В ничтожество?

Я – не длинная, как вокзал.

Всё прошло.

И за мною множатся

Интервалы дорожных шпал.

 

 

 

* * *

 

О себе мы такие месседжи

Получаем – почти открытья.

Я не трогала ход событий,

Приручая Двенадцать Месяцев.

Я не девочка, что Кинг-Конга

Научила крутиться в сальто.

И неправда, что я подгонкой

Плюсовое рисую сальдо

Всем и вся. И не знаю горя.

И наивна в своём эстетстве.

Реки мира впадают в детство,

Где мы все добры априори.

Где, катясь по перилам лестничным,

Мы – в пролёте, но – не в убытке!

И оттуда приходят месседжи –

Поздравительные открытки.

 

 

 * * *

 

В какое Зазеркалье ни лети,

в какие ни вторгайся ноосферы,

вопросы веры –

главные в пути.

Как ни дави самсоновым плечом

в портал сторожевой портокулисы,

стеклу Алисы

штурмы нипочём.

В нём тайный изумрудный городок

и улиц винтовая паутинка.

Ключ-невидимка

делает виток.

Но створки так тесны, что не пройти

ничтожной пешкой в царские ворота.

Законы Лота –

главные в пути.

В час отворенья не смотри назад,

чтоб не застыть солёным монументом.

И ждёт момента

зеркала квадрат,

чтоб раскупорить ёмкость ноосфер,

где звёзды, как послания в бутылках,

уходят в ссылку:

с облака – в карьер.

А ты склоняйся, делай реверанс

И подбирай их даже под забором.

И залп Авроры

как последний шанс,

чтоб штурмом взять судьбу и перейти

в геройский эпос или к эшафоту.

Законы Лота –

главные в пути.

И ты идёшь – одет, обут, отпет –

к воротам  изумрудной ноосферы,

к вопросам веры

выдумав ответ.

 

 

* * *

 

Туннели Ленинградки. Самолёт.

У девочки-гитары взвизгнут струны.

Какие над Парижем нынче луны?

Какая кровь по улицам течёт?

Лазурная?

И стонет в лазарете

Та девочка, с которой никогда

И ни за что на этом белом свете

Гранитные не строить города.

Поскольку заселять их будет некем.

И вечным попаданьем в переплёт

На горизонт наматывает реки

Нескладный оловянный самолёт.

В нём девочка на тоненьком запястье

Выстругивает кровное тавро.

А продавец несбывшегося счастья

Другим толкает сказку о Пьеро.

И серебрятся струны-монологи

По линии отрыва от вины.

Какие у Парижа нынче боги?

И каковы истоки глубины

У песен?

И прольётся на брусчатку

Невинно-каппилярная лоза.

Взлёт запрещен.

И взвизгнут тормоза,

Опомнившись в туннелях Ленинградки.

 

 

* * *

 

Встречи впредь не состоятся –

Анна масло разлила.

У трамваев зазвонятся

Купола.

 

Как ни щурься в небо птичье

Сквозь мольбу бездонных лип,

В каждой встрече – безразличья

Логотип.

 

Сеет пуговицу платье

С корнем вырванным ключом.

Нам теперь рукопожатья –

Нипочём.

 

Нипочём игра навылет –

Рельсы смазаны всерьёз.

Вжих! – и кто-то в чернобыльник

Под откос.

 

Погоди, подай мне руку.

Продублируем финал.

Анна масло...

Стойте!

Ну-ка,

Стоп-сигнал!

 

 

 

* * *

 

Фонтанов фантастика,

И лилии пластика,

И песни французское «рэ»

Картавят застенчиво

О чём-то изменчивом.

А там, на небесном дворе,

Под каждой скамеечкой

Рассыпаны семечки,

Как стаи подсолнечных птиц,

Как чёрные косточки,

Зажатые в горсточки

Твоих и моих небылиц.

И это свидание –

Как будто задание

Подняться на уровень сто,

До точки свечения,

До точки стечения

Лучей в золотое гнездо.

А струны гитарные,

Фонтаны ударные,

Дворовое, дерзкое «рэ»

Картавят лирически,

Почти электрически

На той, недоступной, горе...

 

 

 Иллюстрация: фото Евгения Матвеева

 


 
СВЕТЛАНА СКАКУНОВА. "ЗЕЛЁНЫЙ КОВЧЕГ"
НАТАЛЬЯ ЛЯСКОВСКАЯ. "И НЕ БЫЛО НИ КОСМОСА НИ ВРЕМЕНИ"
МИЯСАТ МУСЛИМОВА. "НАЗОВУ ЕГО МОРЕМ..."
ЕВГЕНИЙ ИВАНИЦКИЙ. "ЧАСОВЩИК"
НИКОЛАЙ АНТРОПОВ. "ОЧНИСЬ, ИОВ, ОТ СТРАШНЫХ СНОВ..."
ЮРИЙ СЕМЕЦКИЙ. "ТЕРПЕНИЕ - ДОСТОИНСТВО МУЖЧИНЫ..."
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 14, 2011, 22:00:23

Удивительно, совсем другая лирическая героиня, нежели в книге Натальи "Имя ласточки горной". Энергетика иная совсем. Так пряно-солнечно. Что это? Артистизм? Разные грани таланта? Наталья не перестает нас удивлять, она умеет вживаться в разные образы. Эти стихи в хорошем смысле "космополитические".
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Октябрь 14, 2011, 22:55:56

Название подборки настроило на испанский лад и заставило ожидать чего-то знойного, харизматичного, театрально-драматичного. Но, удивительно, никакой Кармен в этих стихах даже отдаленно не вспомнилось; при всей душевной надтреснутости и мужественном взгляде взрослеющей женщины на перспективу возможного счастья - стихи Натальи целомудренны, даже когда она говорит о первобытной страсти.
Понравились мелодические рисунки стихов, разные, уверенно "сыгранные".
Моя САламанка больше всего понравилсь, я очень люблю марши)) Вот, пожалуй, лишь в нём звучит что-то кастаньетное.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Чт. Октябрь 20, 2011, 00:02:03

Я сочла этот цикл переходным. Развеиванием пепла былого, если хотите...
Потому у меня возникли противоречивые чувства (может быть, именно потому, что лирическая героиня здесь противоречива, не найдена точка внутреннего равновесия, мы застали её почти на апогее раздрая, может, двумя секундами после): мне на физическом уровне нравятся новые для автора ритмы, почти отменяющие мысль, этакая анестезия самогипноза...

Но если вдумываться, то, к сожалению, возникнут вопросы к содержанию. В этой подборке Наталья неточна в высказываниях (формулировках), эмоциональная составляющая перевешивает смысловую, стихи, на мой слух, перегружены перекрученными "дальними" друг от друга ассоциациями, и поэтому возникает ощущение некоторой загроможденности, излишества, затрудняющего понимание...

А ритмически - просто колдовские. Считаю эту подборку "переходным этапом" для поэтического пути Наташи Ивановой, поиском новых форм для нового содержания.
Последняя правка: Октябрь 20, 2011, 00:02:52 пользователем Екатерина Злобина  

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте