Заказать третий номер

Просмотров: 1715
10 августа 2011 года

                        

*  *  *

 

Мы живём, как в пустыне морской острова,

Еле слышные звуки в ночной тишине.

У осеннего ветра дрожит голова,

И качается пена на дикой волне.

 

Облетает листва

С кинотеатра «Литва»,

И от ветра дрожит на газоне трава.

 

Всё уходит туда, неизвестно куда.

Облетают сады, улетают сады.

На щеках и плащах дождевая вода.

Это все отражается в капле воды.

 

Это осень идет из ухаба в ухаб,

И трамваи звенят тяжелее оков.

Подожди уходить – не сегодня хотя б!

Облетает листва с кучевых облаков.

 

Мы живём, как в раю, у зимы на краю.

Как в пустыне морской, в тесноте городской.

Обнаженные клёны застыли в строю.

Ты уходишь, и холодно с этой тоской.

 

И нигде никого. И не скажет никто,

Как деревья бездомны в своей высоте,

Как уходят минуты – водой в решето,

Нас уносят с собою – водой в решете.

 

 

                       *  *  *

 

Кто-то в поле блуждает и рыщет?

Просто ветер из дальних степей?

Словно выхода тайного ищет

Из любимых тяжелых цепей.

 

Тихо смотрим в лицо небосвода.

Первобытное наше житьё.

То ли нас изучает природа,

То ли мы изучаем её.

 

Темный воздух тревожно прохладен.

Снег летит или звезды летят?

О, не будь же ты так беспощаден,

Черно-бело-березовый взгляд!

 

Я не прячусь от этого света,

Все во мне отзовется на свет.

Все вокруг ожидает ответа

И внимательно ищет ответ.

 

Всё вокруг затаилось в печали,

И не знает, откуда начать.

Звёзды тоже молчат. И устали

Так бессонно смотреть и молчать.

 

 

                      *  *  *

 

То миномёт стоит, то минарет.

То самолет летит, то пароход.

Со всех сторон запрет, запрет, запрет…

Во все концы сплошной подземный ход.

 

Спокоен  я и неспокоен я.

Измученного сердца не тревожь.

Все призрачно; немытый пол, скамья…

И это всё мираж, мираж, мираж…

 

 

                   *  *  *

 

Дерзанье цветения, то есть –

Потребность свистеть и цвести,

Смешной мариупольский поезд

Идёт и цветет на пути. (…)

 

Двусмысленный крик тепловоза,

Мигрень и листва бытия…

Там лица, как чайные розы

В плену своего забытья.

 

Плацкартный, купейный и спальный…

Почтовый… Сплошные цветы…

Как флоксов, гераней и мальвы

Проезжих смешные черты.

 

Все вместе – восторг и смятенье,

Скрыванье нечаянных слёз.

Мерцанье, сверканье, цветенье

Под грохот железных колес.

 

 

      Репродукция

 

Тёмным воздухом тихо дышу.

Поздно вечером из дому вышел…

Как лягушачий хор опишу

Для того, кто ни разу не слышал?

 

Что-то там выкликают они,

Надувными щеками качают…

«Два – не два..», - начинают одни.

«Два! Два! Два!..» - дружный хор отвечает.

 

Водяное, болотное «ква»

Над забытой деревней Заречье.

Хор ночной – между «два» и «не два»

Нерешенное противоречье.

 

Или так создаются миры? –

В забытьи камыша и осоки –

«Два не два…» - на соцветья икры

«Два! Два! Два!..» - выпадают молоки.

 

 

                  *  *  *

 

На дубах соловьями свистим,

Платим дань неизбежной природе:

То как будто куда-то летим,

То по кругу некруглому ходим.

 

Непонятного цвета весна,

Перепуганный рев ледохода.

То ли наша природа бедна,

То ли это совсем не природа.

 

Безрассудная прелесть в очах

И совсем неподдельная боль…

Я люблю, чтоб немного очаг,

Я люблю, чтоб немного огонь…

 

  

 

                   *  *  *

 

Как упрямо спит ребенок,

Маленькой рукой отталкивая, отстраняя

Лампу, комнату, окно, деревья,

Мать, склоненную над ним –

Целый мир –

Не хочет просыпаться.

 

Как на деревянной полке

Стоит неосторожно чашка!

 

 

        Два четверостишья

 

Было поздно. Трамваи уже не ходили,

Ну а мы все молчали и на лавке сидели.

Мы давно уже знали, чего мы хотели,

Но еще ничего, ничего не умели…

 

..Не обучит нас враг, не разлучит усталость,

И еще мы надеемся что-то успеть,

Но уже до утра нам недолго осталось

Только волосы гладить и на лавке сидеть…

 

 

 

                   *  *  *

 

Я уеду, уйду, отвалю…

Мы живём, будто катимся с горки…

 

Я пословицы наши люблю

И простые люблю поговорки.

 

Ночь трудна, как багажная кладь,

Неприлично родная картинка…

 

Вор у вора дубинку не крадь –

Не нужна тебе эта дубинка.

 

Верен будь своему багажу,

Тяжела будет ноша иная…

Я в беспечности жизнь провожу

И пространство вокруг заклинаю:

 

Я стою на несчастном посту,

Где перрон леденеет пустой…

 

Я простой. Я травой прорасту.

Прорасту, если буду простой.

 

 

                     *  *  *

 

Жизнь – надежда, насмешка, игрушка…

Молода. Холодна, зелена,

Лихо едет в коробке лягушка,

Потому что царевна она.

 

Беспокойное это животное –

Кровь прохладна, а сердце болит.

Тихо плещется тина болотная.

И звезда со звездой говорит.

 

Некрасивая, тайно влюбленная,

Глубока, как морская волна,

Как июньская роща – зеленая,

И как бронзовый бюст зелена.

 

Приоткрыта коробочка лакова…

Не судя, не казня, не дразня,

Как ты, милая, прыгаешь ласково

Надо мною и возле меня!

 

 

                  *  *  *


Просты забавы наши -
Кричим с волненьем крайним:
"Смотрите, сколько падших,
Бросайте ваши камни!

Оповещайте ближних.
Здесь все должно быть честно.
Смотрите, сколько лишних,
Освобождайте место!"



                    *  *  *


Пусть упало. Еще не пропало. –
Кто-то жадный подымет поди…
Жизнь прекрасна, но точится жало,
И стесняется сердце в груди.

Оглянуться – и жизнь пролетела…
Подожди, неужели уже?...
Я ищу положение тела,
При котором не больно душе.

 

                      *  *  *


Над башкою дурацкий плафон…
Под крылом, но на самом краю…
Говори, говори, телефон
Про преступную юность мою.

Я устал, но еще не остыл…
Понемногу сдаемся в утиль…
Я уйду. Что останется? – Стыд.
Стыд и срам. Суматоха и пыль.

Видно, выдумать лучше не мог,
Виноват, и прощения нет.
Над прохладой железных дорог
Ослепительный солнечный свет.

 

                     *  *  *


В холоде избыточного хохота
Мчим по жизни, время торопя.
Опыт отрицательного опыта,
Повторяя снова и опять.

Жизнь моя, бессонница и бражница,
Беспокойство даже без причин…
Все проходит, отовсюду дразнятся
Тысячи подвыпивших личин.

Крики лиц – морщины не разглажены,
Тяжкий след нетрудного труда…

Я, как все, придуманный и ряженый…
Только очень больно иногда…

              *  *  *

Холодает, ветер дует.
Справедливость торжествует.
Торжествует, торжествует!

Лужи грязные блестят,
Утки по небу летят.

      

          *  *  *


Подледный лов.
Из-подо льда,
Как некий глаз на нас вода
Глядит
И видит все про нас:
Как мы живем, как в первый раз,

Как мы гуляем, как блудим,
Как мы плодимся, как едим,

Как ждем, как спим... Нам все равно,
Ведь мы не помним ничего.

.. Как жадно топчем шар земной,
Как побираемся зимой...

Смотри, подледная, смотри!

Живая, с рыбами внутри...

И леска тонкая дрожит,
И время весело бежит.

 

 


 
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт августа 16, 2011, 14:15:37

Так залихватски. Будто мчишь по дороге, на камушках подскакиваешь, а дорога уходит вдаль, конечно, и грустные нотки есть, но в целом от этой "езды" так весело и хорошо, и хочется мчаться, мчаться не останавливаясь, вперед и вперед. А отдельно приятно, что лягушек здесь автор воспевает, которых и я пробовала воспеть только в прозе. Да здравствуют лягушки!!!
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вт августа 16, 2011, 14:26:26

А мне страшно от этих стихов... Они - полюсные для предыдущей подборки, я долго искала слово, чтобы определить их тональность - беспросветные? бесприютные? безнадежные? Нашла: они безысходные. Но эта безысходность - высока, аж дух захватывает.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Ср августа 24, 2011, 13:12:57

Стихи зловещие... Люблю такие!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте