Заказать третий номер

Просмотров: 1198
19 сентября 2013 года

Про хрен

- Нам нужен хрен, - слышу я голос жены по телефону. – Здесь такого не купишь, всё с консервантами, уксус один. А там должен быть, точно. И к мясу хорош, и в борщ, и в окрошку. Так что купи обязательно.

- Хорошо, - отвечаю.

Мы шлём друг другу поцелуи, я обещаю добыть хрен и жму на отбой.

Захожу в ворота рынка. Городок небольшой, день небазарный. Среди нескольких рядов под навесами – редкие очаги вялой торговли. Предлагают овощи, запчасти, мотыль, вьетнамки. Спрашиваю про хрен. Ни у кого нет.

Дохожу до дальнего края предпоследнего ряда. Бабулька в платке, сухая и согнутая, потихоньку  снимает непроданные пучки и связки и складывает обратно в сумку. Вижу баночку из-под майонеза, заполненную чем-то густым, зернисто-жёлтым.

- Это у вас хрен? – показываю.

Она торопливо кивает, даже пододвигает банку в мою сторону, потом вдруг переспрашивает. Повторяю громче.

- На обмен? – она озадачивается. – А на шо менять-то?

На помощь приходит дядька с того же ряда, покинувший свои запчасти и сушёные грибы. Подойдя к ней вплотную, он громко повторяет мои вопросы в самое ухо, специально освобожденное из-под платка. Увлекаясь ролью толмача, кричит мне ответы.

Эти вот маленькие – по сорок рублей. Есть большая – та идёт в шестьдесят.

Я прошу попробовать. К губам тянется полная ложка. Вспыхнув под нёбом, огненной лавиной скатывается вниз по горлу, вышибает слезу.

- Годится. Беру.

- Какую завернуть?

- Все.

- Все берёт! - бодро гаркает дядька.

Услыхав, она высвобождает второе ухо:

- Все? три? штуки?

Я подтверждаю:

- Все, мать, три.

Дядька повторяет. Наконец, сообразив, она выставляет и протягивает мне все три банки. Вместо сдачи я беру пучок подвявшей с утра зелени.

Уловив ветер рыночной конъюнктуры, бабка оживляется:

- Если надо, я ещё достану! Завтра прям и принесу! Хороший в том году уродился. Есть у меня, не знала, что так нужен. У себя найду. Или у Машки напротив. Заходите, если так-то!

Киваю. На душе тепло. Как-нибудь зайду. Обязательно.


 

Юрист

На низкой табуретке, не разуваясь, сидел отец. Он снял очки и, как я понимал, видел всё вокруг очень смутно. И то, только с левой стороны.

Я окликнул его.

- Поедем? – встрепенулся он.

- Куда?

- В область. ДорОгой расскажу.

Мы дошли до вокзала, сели в маршрутку.

Отца лишили группы инвалидности. Вместо осмотра спросили, видит ли он одним левым глазом? В очках же видит? Ну, и прекрасно. Нечего государство разорять. Захочешь лечиться – сам сперва на это и заработаешь. Не согласны – жалобу пишите, в соседнем кабинете. А то – много таких дармоедов. Таких дармоедов в тот день собралось десятка четыре. Со всеми поступили  сходным образом, кроме одного. Тот один оказался ушлым, был он не только слеп, но и парализован на половину тела.

- Может, денег дать?

- Спрашивал. То на то и выйдет, что и пенсия за год.

- Да, если бы для бизнеса, тогда был бы интерес.

Уже от входа в больницу видна была новая очередь в конце тёмного коридора.

- А давай скажем, что ты – мой юрист, - предлагает отец. – Выглядишь-то вон как…

Я скосил глаза на зеркало. В новой дублёнке и туфлях смотрюсь, правда, солидно. Чем чёрт не шутит.

- А пошли!

Мы молча, как стражи Тамерлана, стали по сторонам двери в кабинет. На скамейках, обречённо щурясь сквозь толстые наборные стёкла, жались друг к другу сегодняшние проверяемые.

- Что за комиссия, создатель?.. – саркастически прокашлял кто-то из угла.

Юмора никто не поддержал.

Дождавшись, когда из-за двери, шаркая, с опущенными плечами вышел очередной «исцелённый», а следующий стал медленно приподниматься навстречу судьбе, мы нырнули внутрь.

- Без вызова не входить! – замахал руками маленький седовласый человечек в белом халате из другого конца комнаты. – Что на двери написано?!

- На заборе тоже много чего написано.

Человечек замолк. Тут загалдели три дородных, сидевшие за длинным столом:

- Кого с собой привёл?  Что сам тут делаешь? По двое не заходить, сказано же!

- Это мой юрист. Вчера  я тут был, а сегодня к нему обратился. Будем разбираться.

- Да, этот господин из моих самых старых клиентов, – подтвердил я.

- А документ у вас есть? С собой? – ожил человечек.

-  Понадобится – покажем. Я сегодня неофициально. А в следующий раз  - капитальный шмон по всем фактам процессуальных нарушений. А я уже вижу несколько таких.

- Шустрый какой, - вырвалось у одной из тёток.  Человечек цыкнул на неё.

Ситуация была исключительной: инвалид ничего не просил и не клянчил, не совал денег. Более того, его представитель выступал с позиции силы.

- Какой статьёй вы вчера руководствовались?

- Шестьсот шестьдесят шестой. Пункты А-Д, - человечек как будто стал ещё ниже, и голос его дрогнул.

- Вот с этого и начнём проверку, в случае, если кассация моего клиента не будет рассмотрена в срок или по ней не будет получено адекватного решения. Всё хорошо поняли?

Человечек, а следом и все тетки кивнули.

Открыв дверь, я почтительно пропустил «клиента» и вышел следом, бросив суровый взгляд на комиссию.

- Как думаешь, вернут группу-то? – спросил отец на улице.

- Вернут, - пообещал я, положив руку ему на плечо.

Через месяц с небольшим, действительно, пришёл вызов и. после персональных извинений, в правах его восстановили.

 

 

  О любви к чтению

- Третий день без бабы – яйца пухнут, не могу, - сознаётся Коля, с досадой покачивая большой круглой головой.

- Ага, - киваю.

Мимо по этажам торгового центра фланирует немало красоток, занятых шопингом, но охранники, вроде нас, их интересуют мало.

- Я уже на таджичек заглядывался. Убираются которые. С ними попроще бывает.

- Не пробовал, - признаюсь я.

- Значит, всё впереди, - обнадёживает Коля. – И не курнёшь в помещении.

- Терпи до улицы. Ещё минут сорок.

- Сорок три. Легко тебе!

На улице, по периметру здания, жарко и пыльно, но можно курить, и обходы с проверкой там реже.

- А вон та какая, гляди… А эта…

Иногда он забавен, иногда – невыносим.  Я прислушиваюсь к рации:

- Плюс второй… Плюс второй. Девятый и семнадцатый ответьте первому… Саня, Коля, приём!

Жму вызов:

- Девятый слушает.

- Подозрительный предмет у бутика. Проверь.

- Принято.

Иду к бутику. Сердце в таких случаях колотится чуть по-другому. Вроде понимаешь, что херь, как обычно, ложная, но иногда всё вдруг случается всерьёз, и одного такого раза тебе лично вполне достаточно.

Приближаюсь. Пакет чуть шевелится от сквозняка. Не дотрагиваясь, гляжу. Рукава шмотья. Задняя обложка книги.

- Первый, отбой. Просто вещи забыли. Шмотки.

- Хорошие?

- Сам посмотри.

Коля–семнадцатый подходит ко мне. Кивает на пакет:

- Может, что ценное? Рыжьё там, бабки?

Отпихивает пакет в «мёртвую» для камер зону.

Я достаю книгу, листаю.

- Ни хрена, - Коля разочарован. – А ты чего это?

- Самое ценное – вот. «Братья Кармазовы». Классика.

Коля долго смотрит в меня тем же взглядом, каким я смотрел бы на обычного с виду прохожего, внезапно оказавшегося инопланетным пришельцем.

- Ты ЧТО? – не веря глазам, сглатывает Коля. – Книжки читаешь?

- Со мной такое случается, - сознаюсь я.

Пришёл старшой, мимоходом отчитал нас и забрал пакет.

Коля не может придти в себя. Его мир трещит и рушится. Не глядя ни на гламурных дам, ни на сговорчивых таджикских уборщиц, он ходит и встряхивает головой, как будто ему вода залилась в уши.

Наконец, нас сменяют. Стараясь не глядеть в мою сторону, он говорит только:

- Ну, знаешь, – не ожидал. 

                                                                   ***

После выходных Коля успокоился и даже иногда подходил поговорить.  Оттрубив на объекте еще почти месяц, книжек при нём я больше не читал…


 


 
No template variable for tags was declared.
Борис Егоров

Hof
Комментарий
Дата : Ср сентября 25, 2013, 13:03:40

Саня, молодец!
Алексей Фадин

Москва
Комментарий
Дата : Пт сентября 27, 2013, 14:01:20

Тронуло. Спасибо.
Александр Евсюков

Тула
Комментарий
Дата : Пт октября 04, 2013, 00:01:00

Сердечно рад! Спасибо, мужики!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте