Заказать третий номер

Просмотров: 729

- Ты зачем, урод нерусский, у человека балалайку отобрал? За каким она тебе?- в голосе лейтенанта полиции Сержантикова за усталостью и равнодушием прозвучало удивление.

   В ответ мятый таджик звякнул наручниками. Хозяин балалайки тягостно вздохнул.

   Накануне милиция мутировала в полицию. Сержантиков заплатил за переаттестацию немыслимые даже по его меркам деньги. Поскольку его основной доход уже несколько лет складывался из «стольников», отобранных у нелегальных мигрантов-«чебуреков» при проверке документов, полицейский мог оценить уровень собственного благосостояния исключительно в этом эквиваленте. По ночам, пытаясь заснуть, он считал не слонов, не овец, а именно «чебуреков». Морфей принимал его в свои объятия примерно на сороковом, а больше в день у лейтенанта и не получалось. Размер взятки за переаттестацию равнялся размеру выручки при проверке документов на заполненном стадионе во время футбольного матча «Азербайджан – Таджикистан». Но взятка того стоила. Кроме того, подошёл срок повышения в звании, ему пожаловали дополнительные звёздочки на погоны. От беспрестанных взглядов на свежеобретенные пентаграммы у полицейского похрустывали шейные позвонки. Душу и плечи грела мысль, что представляться по уставу теперь будет куда приятнее, «лейтенант Сержантиков. Ваши документы» звучит солиднее, чем «младший лейтенант Сержантиков. Ваши документы».

 

- Руски гаварит нет,- в двадцатый раз пробормотал обладатель таджикского паспорта и лязгнул наручниками по батарее.

   Похожий на персонажа пластилиновой анимации, он оказался не в том мультфильме. Его лепили для таджикских гор, а совсем не для московского обезьянника у трёх вокзалов. Из-под квадратной тюбетейки с потускневшим от времени узором на полицейского и балалаечника взирали глаза инопланетянина с дружественной планеты. Как это существо могло угрожать человеку ножом? Как занесло его в холодную январскую Москву?  

- То есть, знакомство с русской культурой ты решил начать с музыки,- лейтенант слышал эту шутку по телевизору и теперь рад был ввернуть её к месту.

- Господин полицейский, а сколько времени я здесь у вас проведу, а то у меня концерт,- дрожащим голосом поинтересовался владелец балалайки.

Испуганный балалаечник протянул дрожащие пухлые ручки к мрачному, как гроб сказочного существа, футляру с инструментом. Если бы полицейский положил музыканта на свой стол рядом с футляром, их можно было бы перепутать. Тощее тельце без плеч в черном пальто в сочетании с треугольной головой и примятыми вороными кудрями очень напоминали экзотический для таджикского разбойника футляр.

- Пока сложно сказать. Я этому чебуреку переводчика вызвал, допросим его, потом будем следственные действия производить,- на одном зевке проговорил лейтенант, в сотый раз оглядел погоны и улыбнулся.

- Я же всё написал в заявлении, вы меня допросили, можно, я заберу инструмент и пойду? Если понадоблюсь – вызовете повесткой,- голос служителя муз был настолько неуверенным, что его можно было принять не за потерпевшего, а за обвиняемого.

- А инструмент – вещественное доказательство. Вы его забрать никак не можете,- полицейский приоткрыл чехол, провёл пальцами по струнам...

Читать рассказ полностью

фото РИА Новости