Заказать третий номер

Просмотров: 1480
11 Май 2013 года

  

Три критика – представители трёх поколений – отвечают на три вопроса о современной русской литературе:

1. Каковы, на ваш взгляд, проблемы современной патриотической прозы и поэзии?
2. Не кажется ли вам, что критики перестали критиковать авторов своего политического лагеря, когда вы в последний раз критиковали автора-патриота?
3. Кого из новых, пока малоизвестных молодых авторов, возможно, из провинции, вы могли бы сейчас назвать, открыть читателям?


Владимир БОНДАРЕНКО (газета «День Литературы»)

1. У патриотической литературы катастрофические проблемы. Если честно, реальная литература существует как бы вне Союза писателей. Писатели живут отдельно от него. Я вижу десятки талантливейших молодых или относительно молодых авторов, патриотические писатели есть, но патриотической литературы в целом, как явления, нет – нет общего процесса, движения. Каждый поэт, писатель сам по себе – где-то творит Шемшученко, где-то Зиновьев, где-то Струкова. Все идут своим путём поодиночке. Нужны журналы и газеты, которые бы объединяли их, постоянно выдвигали новые тенденции. В какой-то мере я пробую это делать в своей газете.

Можно сказать, что серьёзной проблемой современной патриотической литературы является и отсутствие поддержки власти. Помните, как императрица Екатерина насильно заставляла крестьян сажать картошку, они не хотели сажать, бунтовали, бывали биты за это батогами и плетьми. Но теперь без картошки нельзя представить русского крестьянина. Так вот точно так же власть обязана насаждать национальную русскую культуру...

Президент Путин почувствовал, что либеральные писатели, все эти Акунины, Быковы – на оппозиционных тусовках, они все против него, а ему нечем защититься. У власти нет своей культуры, своей литературы. Конечно, пусть развиваются все направления, вплоть до порнухи, но на литературу, которая пропагандирует здоровые традиционные национальные ценности, государство должно выделять деньги. Вы думаете, в Америке не выделяют деньги на культуру? Выделяют бешеные деньги, но на необходимое государству, а не на разрушающее его искусство. Обеспечивают Голливуд, создающий культ «американской мечты». А есть отдельные троцкистские киностудии, фашистские киностудии; Америка – страна свободная. Но государство выделяет деньги на то, что необходимо государству. Если нашему государству не нужна патриотика, а сами патриоты тоже не могут сорганизоваться, то патриотический литературный процесс в России в состоянии хаоса. Авторы творят поодиночке, без поддержки, прорываются к читателю своими силами.

А ведь либеральный литературный процесс существует, и практически всё поле отечественной культуры – от телевизора до печатных СМИ (за редчайшим исключением: например, выступит Проханов), занято либеральной литературой. Я внимательно слежу и за либеральной литературой. Там есть одарённые писатели, но ярких талантов нет. Ведь чтобы состоялось крупное литературное явление, должно быть величие замысла.

Не просто: констатировать умирание России, чем и на самом деле увлекается Николай Зиновьев в своих стихах, мол, мы умираем, умираем, умираем… Нужно замахнуться на что-то великое. Можно не справиться с этим, но когда будет величие замысла, тогда будет и великая литература.


2. В нормальной стране, где развивается литературный процесс, в Америке, в Германии, во Франции, либералы и патриотически настроенные авторы тоже в разных лагерях, но они взаимосвязаны – либеральные критики ругают патриотов, патриоты – либералов, но если видят настоящий талант, то, несмотря на разницу в политических взглядах, смогут оценить объективно. Ведь и у нас когда-то либеральные критики не нападали на Кузнецова и Рубцова, а патриотические обходили Бродского. То есть выстраивалась общая иерархия талантов. Так и должно быть. Сейчас я не вижу иерархии талантов.

Конечно, патриотические критики десять раз подумают, прежде чем ругать своего бездарного товарища, потому что на это есть либералы, пусть они ругают. Не будем отнимать хлеб у либералов. Бездарей и у нас и у них достаточно, бездарь часто прикрывается идеей, независимо – либеральной, патриотической. Надо прикрыться, если таланта нет, и вот он начинает: «Меня тут душат, потому что я против Путина». Или: «Потому что я за великую Россию». А на самом деле ты графоман – вот и всё.

Может быть, я исключение из критиков, но могу вспомнить ряд авторов, которых я и критиковал в своих статьях. Того же Бориса Орлова из Питера, крайне неровного поэта, который является председателем местного Союза писателей, поэтому его якобы трогать нельзя. И здесь, выступая на съездах и пленумах, я сплошь и рядом задеваю часто именно бездарных. Это не значит, что все патриоты бездарны. Но о них все должны знать. Где они, Семичев, Сырнева и другие талантливые авторы? Выберите в актив Юрия Козлова, выберите Александра Сегеня, других ярких и одарённых. Я представляю, что если бы сюда во главе чего-то поставить Захара Прилепина… Какая бы тут шебутня завертелась, в хорошем смысле слова. Нашли бы и финансовые возможности для развития. Ведь там, где живое дело, находится и заинтересованный спонсор. А если нет ничего талантливого, яркого, то куда приходят писатели? Ко мне в газету, да к Дорошенко, потому что он делает действительно неплохой сайт.

Так что, как видите, я ругаю наших бездарей и поодиночке и оптом, но всё-таки считаю правильной систему, когда либеральные критики громят бездарных патриотов, патриотические критики громят бездарных либералов и в результате выстраивается общая иерархия талантов.

На днях видел поэтический фестиваль. Руководят Евгений Рейн и Александр Кушнер. Искренне считаю их отличными поэтами, но меня поразило – они руководят русской поэзией! Почему тот же Рейн не мог сказать: «Ребята, это несправедливо! Давайте вот я, а рядом будет со мной соруководить Станислав Куняев»? Или Кушнер не сказал: «Пусть вместе со мной фестивалем руководит Глеб Горбовский»? А тут получается, что вся поэзия развивается в либеральном направлении. Но ведь кто-то наблюдает за тем, что происходит в сфере культуры. О чём же думает президент? Или он сдал всю Россию и боится сказать слово «русский», «русская литература»? Когда-то Черномырдин обмолвился: «Я говорю на российском языке». И мы к этому придём. О русской литературе уже боятся говорить. Путин как-то сказал: «русская литература», а потом поправился: «российская».

По всем законам мы – мононациональная страна. Но надо уважать каждый народ. Даже самый маленький народ нашей Родины уникален и обогащает мировую культуру в целом. Но под контролем государствообразующего русского народа и государствообразующей русской литературы.

3. Среди авторов «Дня литературы» есть много пока малоизвестных, но многообещающих прозаиков, поэтов, критиков. Русский народ – талантливый народ. Я объездил весь мир, и скажу честно, порой в нашей пивной с простыми алкашами общаться интереснее, чем в компании зарубежных интеллектуалов на международном мероприятии. Эти господа скучно, занудно говорят одно и то же, а наш русский мужик природно талантлив, мудр, остроумен; другое дело, что порой он не имеет возможности реализоваться. Но каждое поколение выдвигает своих представителей в мир большой литературы.

Я назову авторов разного возраста, перспективных, на мой взгляд. Это Михаил Кильдяшов, Алексей Татаринов, Елена Сапрыкина, Ольга Бурова, Роман Эсс, Игорь Палашов, Виктор Байгужаков, Алла Журба, Ярослав Кауров, Елена Родченкова...


Вячеслав ЛЮТЫЙ (журнал «Подъём»)

1. Наиболее существенная проблема для современных авторов патриотического или, скорее, «почвенного направления» – это отсутствие внимания со стороны литературной критики, писательских газет, толстых журналов – как «бумажных», так и виртуальных. На мой взгляд, почвенная литература сегодня удивительно полноводна, вот только «прожектор» литературного процесса высвечивает исключительно привычные имена и произведения.

Разумеется, важность вещей, в которых автор показывает лишь собственную оригинальность или щеголяет формой без умения донести до читателя гармонию повествовательной интонации или музыку стиха, – ничтожна. Оттенки смысла, в которых таится тайна недосказанного, формируют обаяние прозы и поэзии; тогда как многие опусы современных «сказителей» и версификаторов заунывно одномерны и совершенно лишены личностного авторского фундамента. Мне хотелось бы видеть на литературных страницах сказки и женскую прозу, военные сюжеты и лирику, исповедальные романы и повести, фантастику и жизненные новеллы. И ещё многое, самое разное, но «сделанное» хорошо, без наглой позы: «Вы нас ещё не знаете? Тогда мы идём к вам!..».

В очень большой степени отбор лучших произведений настоящей отечественной литературы зависит от нашей критики. Не говоря уж о том, что она сама должна соответствовать в языковом отношении и образам, и уму поэзии и прозы, в критике необходимо резко сократить обслуживающее начало – и паточно-сахарное, и идеологически разгромное. Не о восхищении и негодовании речь – о трафаретных эмоциях и их суконном письменном воплощении. А в целом – пора понять, что русские – это большой народ, и его литература отличается широтой и зоркостью, и в полноте своей велика даже сегодня.

2. Дело не в том, чтобы накрутить уши тому или иному автору из близкого тебе по духу литературного ареала. Критике необходимо вновь обрести внутреннее желание разобраться с авторским миром произведения, понять его, уяснить для себя мотивацию повествователя или поэта. Ведь критик – это член корпорации читателей, а не литературный инквизитор, отпускающий похвалу, выдающий индульгенцию или посылающий на костер объект своего «дознания». Он должен с интересом вчитываться в художественный текст, понимать, к тому же, и динамику авторского развития, упования и скорби писателя. В противном случае все сведется к пошлому равенству: отругал-похвалил двух либералов – похвалил-отругал двух патриотов. Главное, что отличает почвенную литературу от произведений «воздушных», послушных мировым ветрам, – это любовь к своей земле. Не забывая о таком ориентире, критик погружается в толщу художественного текста и уже затем ведёт речь о достоинствах и недостатках произведения, понимая его как целостное авторское высказывание.

3. Существенное уточнение в вопросе: «малоизвестные молодые авторы». Писатели и поэты живут и умирают сегодня часто в безвестности, с приклеенным ярлыком «чудака» или «мальчика в коротких штанишках». В марте в Пензе скончался дивный поэт и сказочник Сергей Гуляевский – ему было 54 года. «Возрастной ценз» подобную фигуру, как правило, отбрасывает: по летам должен быть маститым, по признанию – как будто еще молодой. И здесь огромный порок сегодняшнего литературного процесса. Мы живём во времена патриотической раздробленности – и на литературе, с её игрой амбиций, это отражается катастрофически. На мой взгляд, толстым журналам необходимо не только поддерживать творческую молодежь, но и открывать писателей ещё не узнанных нами, скрытых в каком-то чудовищном затворе, однако обладающих живым и умным словом, яркой мыслью, глубокой образностью. Отчасти такую задачу решает Антология авторов, родившихся в 1960-70-х годах, которую выпускает как редактор-составитель Борис Лукин. Она называется «Наше время».

Из молодых могу назвать воронежца Алексея Ряскина, пишущего сказки, стихи и прозу. Поэта из Новокуйбышевска Сергея Бударина, с удивительно есенинской интонацией в стихах. Прозаика Дениса Коваленко – он родом из Липецка, живёт и работает в Москве, написал несколько острых повестей и романов, а по годам уже почти подходит к 40-летнему рубежу. Вот только несколько имён, но читатель, несомненно, с интересом откроет сборники стихотворений или вчитается в рассказы и повести этих авторов. А ведь таких писателей – ярких, молодых и яростных, на редкость лиричных и умных, я уверен, много на бескрайних российских просторах.

 

Ренат АЙМАЛЕТДИНОВ (интернет-журнал «Парус»)

1. В своём последнем интервью прекрасный русский писатель Леонид Бородин высказался по этому поводу совершенно определенно: «Сегодня русская литература — это литература изгоев». Василий Киляков, другой русский прозаик, живущий в Подмосковье, буквально кричит в своих частично опубликованных дневниках: «Русская литература оккупирована! Она не умирает, она уничтожается зло, намеренно и гадко… Русские поэты, критики и писатели, вынужденные писать в стол… издаваться за свои деньги крохотными тиражами, ужимая себя во всём: в питании, в одежонке детишкам и внукам, в выборе минуты для творчества… все вы — солдаты на фронте… противостоите полчищам, как триста спартанцев – армаде персов…».

Но то же самое можно ведь сказать не только о литературе: изгоняется, вытесняется, подавляется сегодня всё русское – и мысль, и слово, и дело, – и методично, безжалостно подменяется чем-то совсем иным, зачастую прямо враждебным. Сокращается, в конце концов, сам народ — носитель этого великого духа и исконный хозяин русской земли.
Трудно в таких условиях рассуждать о «проблемах» современной русской литературы: в самом деле, какие могут быть «проблемы» у сражающегося из последних сил писателя-изгоя, когда на карту поставлено физическое и духовное выживание нации?..

2. Не являясь профессиональным литературным критиком, но будучи редактором поэтической рубрики литературного журнала «Парус», я предпочитаю вести частную переписку с авторами, в которой позволяю себе высказывать соображения по поводу их произведений. Так что ответить на второй вопрос мне, по сути, нечего. Что же касается первого, то, по моему мнению, такое впечатление неизбежно будет возникать до тех пор, пока существует само деление на враждебные идеологические станы, ведь вполне естественно и по-человечески понятно, что обличительная критика почти всегда адресована противнику. Но столь же очевидно и то, что литературный критик не должен забывать и о прочих своих обязанностях перед соратниками (писателями и читателями): взвешенно, аргументированно указывать на те или иные недостатки и возможные пути их преодоления, способствовать авторскому и читательскому росту.

3. Как раз авторов из провинции мне бы и хотелось отметить. Это оренбургские поэты Вадим Бакулин и Илья Кириллов, поэт из Новокуйбышевска Сергей Бударин, Александр Дьячков из Екатеринбурга, Юлия Фролова, живущая в Тамбовской области. Всех их объединяет не только молодость и талант, но и живое, редкое сегодня чувство родной
земли. Вырастут ли они в больших поэтов? Время покажет. Но главное, как мне кажется, даже не в этом. Сегодня русская литература нуждается не столько в гениях-«полководцах», сколько в честных крепких «рядовых» и «младших офицерах», ясно понимающих, с кем и за что они воюют.

Спрашивала Марина СТРУКОВА

 

 


 
Руслан Гавальда. "Нет, я не Байрон! И это... печально"
Руслан Гавальда. "Нет, я не Байрон! И это... печально"
Ольга Валькова. "Иоанн Дамаскин" А.К. Толстого — поэма о судьбах поэзии
СЕРГЕЙ ФЕДЯКИН. МУЗЫКА МЫСЛИ (ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВ)
"ПЕРЕЖИТЬ ЧУЖОЕ КАК СВОЕ" (Николай Онуфриевич Лосский)
Мария Купчинова. "Плывут кораблики надежды..." (о книге Юрия Михайлова "Несбывшееся")
Все публикации
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Май 11, 2013, 21:45:51

Молодец Марина Струкова! искреннее уважение за умную, откровенную статью. Да, реалии таковы, что основные ценности русскоязычной ( это подчеркиваю, не русской, а русскоязычной) литературы отбрасываются, растаптываются... Добро, любовь, жалость,сострадание, милосердие - больше не актуальны. Это вбивается в сознание, человек - зомбируется. Или мутирует. И сколько сейчас таких мутантов-писателей и поэтов считаются "талантливыми". Помощь государства? О чем вы? там творится то же, что и в литературе -и оттуда и идет подкормка нужных писателей. "Литературная газета" Ю.Полякова недавно получила ответ от властных структур московских - дескать, финансирование им ни к чему - не умеют вызвать интерес читателей, не перешли на коммерческие рельсы.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Май 12, 2013, 10:44:00

Какие умные интервью! Спасибо, Марина)))) Почему-то захотелось, чтобы эта вещь не уползала вниз по ленте, чтобы каждый наш читатель в любой момент мог с ней ознакомиться. Вопросы затронуты очень серьезные, ответы-размышления интересные и мудрые...
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вс. Май 12, 2013, 23:08:27

Очень толковые интервью! "Сегодня русская литература нуждается не столько в гениях-«полководцах», сколько в честных крепких «рядовых» и «младших офицерах», ясно понимающих, с кем и за что они воюют". Будем набирать армию...
Павел Косов

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Май 13, 2013, 19:03:45

Хорошо Бондаренко сказал:
"Не просто: констатировать умирание России… Нужно замахнуться на что-то великое. Можно не справиться с этим, но когда будет величие замысла, тогда будет и великая литература".
Это, кстати, относится, мне кажется, и к политике, и к обществу, и к сознанию отдельных людей. Нужен некий "проект", который бы стал базой для рывка во всех смыслах. 20 лет об этом постоянно говорится ("национальная идея"), разные варианты есть, но сейчас, такое чувство, это уже просто жизненно необходимо для страны.
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Май 14, 2013, 10:30:34

Все-таки удивительно - неужели судьба литературы волнует только критиков? Или они просто больше знают, шире видят? Здесь - море авторов - и никто не высказал свою позицию..
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Май 14, 2013, 17:04:46

Марта, да кто его знает? Может, не всем авторам нужно четко формулировать свою позицию и волноваться за судьбу литературы? Позиция - это все-таки жесткая структура. Ее "занимают". А идею нужно чувствовать, вылавливать ее из ноосферы))) Каждый раз искать и находить заново, тогда произведение будет живым. Парадоксально, но получается, что занятая позиция может помешать воплощению идеи. Для публицистов - да, позиция на первом месте. Но писателей и поэтов ведет интуиция, они движутся во многом вслепую, балансируя на грани... В этом и чудо.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вт. Май 14, 2013, 17:36:22

Мне кажется, "судьбе литературы" можно помочь только отменными книгами. Серьезным отношением к делу, которое делаешь. К языку. К читателю. К инакомыслящим.
Что такое, по сути, сегодня два писательских союза? Мадридские дворы по обмену манифестами. Наверное, сегодня, когда государству в принципе не интересен госзаказ в книгоиздании, иначе не может быть.
Но получается ведь как в той горькой шутке про истину, которая родилась в споре, посидела-послушала и ушла: крутится-вертится окололитературная идеологическая война, но вот самой литературы как искусства в ней почему-то никак нет.
Смотрите, как точно диагностировал Бондаренко: будто бы единственная задача критики сегодня - поливать "оппонентов", служить инквизиторами. Но ведь в действительности задача критика - объяснить читателю, что перед ним за автор, что за книга,каково её значение.
А вот откуда возьмётся это самое значение, когда оно востребовано в разы меньше, чем соответствие канону? Пишем по расчету. Идеологическому, клановому, коммерческому. По расчету, а не по зову души. Хоть и пафосно, конечно, звучит...
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вт. Май 14, 2013, 17:46:29

Написала и подумала: ну, был бы госзаказ. Мадридских дворов бы поразмножилось ещё больше...

Как будто из рассуждений о художественном произведении постоянно выпадает, собственно, сам предмет рассуждений.
Вообще, почему-то складывается ощущение, что сам этот древнелитературоведческий термин - "художественное произведение" - торжественно табуирован. Его все знают, но никто не упоминает в разборах. Вариантов два. То ли критики странные, то ли странные... произведения...))
Марта Валлерс

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Май 16, 2013, 15:08:32

Наталье
Может, не всем авторам нужно четко формулировать свою позицию и волноваться за судьбу литературы? Позиция - это все-таки жесткая структура.
-------------------
Это верно. Но дело то в том, что у каждого писателя все-таки есть свой внутренний автопилот. И он выруливает.Ведь даже на этом сайте подавляющее текстов - ностальжи. Прячутся в детство, юность, прошлое.Потому что страшно. Ведь у Зинаиды Пурис при всей обыденности описания получился достаточно жуткий скан психологического портрета маленького человека реального мира..

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте