Заказать третий номер

Просмотров: 2085
19 Март 2013 года

   Стоя утром на остановке, едва ли не самая последняя в очереди, я как обычно наблюдала за прохожими. Вот только сегодня моё внимание было обращено не на томно идущих в школу детей, а на двух престарелых исхудавших алкоголичек. Они с утра пораньше то ли опохмелялись, то ли начинали новое «застолье». Устроившись на крытой остановке, женщины, не побрезговав вонью аммиака и мусора, залежи которого хранились по углам, вынули из пакета газетку и постелили на грязную, хранящую остатки чьей-то слюны скамейку. Удивительно, что они, опустившись на дно общества, всё ещё помнили о том, что остаются людьми, а это к чему-то, да обязывает.

    Немного посидев, будто просто решили передохнуть, женщины рассматривали свои исхудавшие ноги, указывая друг другу на проглядывающие сквозь растительность синяки и вздувшиеся вены. Так сказать, отвлекающий манёвр, чтобы проходящие мимо граждане собутыльники не заподозрили неладное. Затем, осмотревшись по сторонам, одна из них аккуратно вынула из облезшего пакета полуторалитровую пластиковую бутылку, в которой воды было не больше пол-литра. Зажав мягкую бутылку между ног, открутила крышку, положив её себе на колено, и ещё немного пошарив рукой в пакете, вынула довольно большой пузырёк спирта. Бережно вскрыв крышку, жадно сглатывая слюну, она влила содержимое пузырька в бутылку с водой и взболтала. От подруги она помощь не приняла, хотя, судя по её взгляду, на спирт они скинулись. Ещё  немного покрутившись, женщина нашла под скамейкой одноразовый стаканчик и ополоснула его несколькими каплями получившегося алкоголя. Не пить же, в самом деле, из горла, люди-то приличные?! Налила немного подруге, та его в себя опрокинула, даже ничем не занюхав, но в момент взбодрилась, а затем и про себя не забыла. Меня всегда удивляло то, что «сливки» нашего района, казалось, просыпались ещё раньше меня или, вовсе не ложась спать, изо дня в день неустанно собирались у киосков со спиртным на остановках, будто ходили на работу, и при этом прекрасно себя чувствовали, будто, наконец, нашли своё место в жизни.

    Чем закончились утренние посиделки, я не узнала: приехал автобус, и мне повезло в него втиснуться. Ехала я на работу, стоя на одной ноге, но хоть так. Водитель всё бурчал, что у него нет сдачи, а крупные купюры не переставали передаваться из рук в руки. Не мне одной с утра нужно было разменять деньги. А пассажиры неустанно возмущались, крича на весь салон, мол, дышать нечем, не топчитесь мне по ногам и не дрова везёшь! Кто-то стоя спал, благополучно зажатый между влажными телами, кто-то силился локтями расчистить себе немного свободного пространства, а кому-то повезло занять сидячее место и ехать с комфортом, читая книгу или свежую, пахнущую типографией газету. Со всех сторон разило дорогими духами, дешевым одеколоном, лаком для волос вперемешку с запахами сигарет, пота и перегара.

    Водитель в который раз остановил автобус в неположенном месте, нервно крича в салон, что это в последний раз и что «когда вы уже привыкнете: покидать транспорт можно только на остановках»! Ему в том же тоне отвечали: «Тебе жалко, что ли?!». Через несколько метров автобус остановился ещё раз, теперь уже в отведённом для этого месте, ведь два человека вышли, а это значило, что ещё как минимум пять может залезть. Вместе с новыми пассажирами в салон влезла еле передвигающая ногами старушка, тут же начав тыкать водителю в нос удостоверение на бесплатный проезд, будто и так не видно, что с неё и взять-то нечего. Припрятав документ, она, громко постанывая, принялась осматриваться по сторонам с явным упрёком во взгляде: «Неужели так никто место и не уступит?». Сидячие в это время начали смотреть кто куда, будто её и не замечали, а она вслух возмущалась – что, мол, за молодёжь пошла. Она-то никак не могла немного подождать и сесть в следующий автобус, в котором наверняка было свободнее…

     Наконец, добравшись до школы, я покинула общественный транспорт и, оправив задравшуюся юбку, проверила, все ли пуговицы у блузки на месте.

Ученики спешили в школу с последним звонком, и я сегодня тоже опаздывала. Мой класс был в полном сборе. На уроке все упорно пытались смотреть на меня, но то и дело их взгляд уходил в окно, на соседа по парте, на комнатные растения, а кое-кто даже рассматривал написанный на стене у меня за спиной алфавит, с таким выражением лица, будто видел его впервые. Одиннадцатиклассникам высидеть на уроке тяжелее всего, они себя считают слишком взрослыми для уроков и вообще не понимают, что делают в этом здании.

   Знание - есть самое щедрое подаяние, какое можно сделать, но сомневаюсь, что кто-то из присутствующих в классе в нём нуждается. Я вспомнила двух алкоголичек, но тут же заставила себя всмотреться в написанные  учеником на доске каракули.

Рабочий день тянулся нескончаемо долго. После уроков Артём, как обычно, принёс мне на проверку стопку тетрадей с домашним заданием. Ну, не любила я, когда они тяжёлым грузом стояли у меня на столе с первого  по последний урок.

      Я как классный руководитель должна обращать внимание на то, что происходит с учениками, пытаться по-родительски проникнуть к ним в душу. Сегодня Артём мне показался как-то по-особенному грустным. Он хороший паренёк, всегда старательно учился, хотя и к зубрилам не относится… Окинув взглядом тетрадки, я всё-таки решила не пытаться выяснить, в чём причина его подавленного настроения, - и так работы полно. Он ушёл, а  я погрузилась в изнуряющий труд.

   Уже спустя полчаса в мой кабинет ворвалась побледневшая завуч. 

- Екатерина Алексеевна, вы что же это себе думаете? Пока вы тут сидите на пятой точке, один из ваших учеников прямо в школьном дворе бился в конвульсиях, он потерял сознание! - почти кричала она.

- Когда? Кто? – вопросы опережали один другой, мысли в голове сбились в тугой клубок, и никак не удавалось выудить из него одну верную. «Куда бежать? Что делать? Скорая! Ну конечно, нужно вызвать скорую!»

- Артём. Неотложку уже вызвали, - будто прочла мои мысли начальница.

- Где он?

- Так и лежит у скамеек. Физрук подложил ему что-то под голову. Перемещать мы его не стали, побоялись. У него глаза закатились и запал язык. Ты понимаешь, что это значит?

- Не понимаю, - бормотала я на ходу. 

Завуч быстро шла со мной в ногу, не отставая.

- Как же? Симптомы такие же, как у того девятиклассника! - почти выплюнула она мне в лицо.

- На что это вы намекаете?!

- Я не намекаю, а говорю открытым текстом. У твоего Артёма явная передозировка наркотиков!

    На прошлой неделе скорая помощь прямо с урока забрала подростка. Спустя несколько дней у него подтвердилась передозировка психотропными препаратами. Я вспомнила грустное, почти болезненное лицо того ученика.

   «Ах, если бы я только нашла несколько минут, чтобы поговорить с ним, возможно, этого бы не произошло. Но нет, нет! Артём! Хороший мальчик, что бы в его жизни не произошло, он бы не стал… Если бы я только тогда с ним поговорила», - мучительно думала я.  - Нет. Он не наркоман.

- Я завтра же соберу учительское собрание. Нужно решать, что делать. Нельзя оставлять наркоманов учиться школе. Это вредит нашей репутации, - настаивала завуч.

- Вы в своём уме?! Ребёнок может умереть, а вы собираетесь его исключить из школы, и это в выпускном классе! Я ещё раз вам повторяю, я уверена в том, что мальчик не наркоман!

- Боже мой! Да вам грозит суд за то, что вы за ним не досмотрели на территории учебного заведения. И мне с директором тоже достанется. А вы продолжаете его защищать!

- Я знаю, что говорю. А вы значит, в случае чего уже решили всё спихнуть на меня?

    Ответить она не успела, мы добежали до большого скопления зевак. Вдали раздался вой сирены. Скорая помощь прибыла на удивление быстро. Я поехала вместе с Артёмом в больницу, по дороге сообщив о случившемся его родителям. Я им даже не стала рассказывать о предположениях завуча. Зачем ещё больше травмировать и так встревоженных людей?

     Артём впал в кому и находился в ней два дня. Всё это время меня по нескольку раз в день вызывали в кабинет директора. Учителя единогласно решили исключить его из школы, но я не соглашалась. После уроков я мчалась в больницу, ожидая хороших новостей, и дождалась. Спустя несколько дней доктора дали заключение, что в крови мальчика наркотических веществ не было.

Он продолжительное время лечил вегето-сосудистую дистонию, но ни одно лекарство не снимало симптомы. В аптеках появился новый препарат, который ещё не прошёл достаточную проверку, лечащий врач поспешил его назначить. Как оказалось, препарат был несовместим с таблетками, которые Артём принимал раньше. Врачебная ошибка чуть не стоила парню жизни, а мне рабочего места и, возможно, нескольких лет свободы.

    Директор с завучем почти месяц отводили от меня взгляд.

 

Я вышла из школы, глубоко вздохнула. У входа в здание столпилось несколько десятков родителей, ожидающих своих детей. Мимо прошмыгнул мальчишка, чуть не сбив меня с ног. В малышах столько нерастраченной энергии!

Он подбежал к своей маме и одной рукой обхватил её за ноги. Она наклонилась, чтобы его поцеловать, а он в это время второй рукой вынул из висевшей на уровне его глаз сумки соску и принялся жадно сосать. Вот так детей приводят в классы, когда они к этому совсем не готовы. Ему бы ещё на площадке играть, да маму за юбку дёргать, а не учиться читать.

Артём поправился и продолжил учёбу в моём классе. Я выпущу одиннадцатиклассников и уволюсь сразу после экзаменов. Учитель – слишком ответственная и изнуряющая работа. Пора искать более спокойное место.

 

Автор фото: Abadol

 


 
ГЕОРГИЙ ПАНКРАТОВ. КАК МЫ ВСТРЕТИЛИ НОВОЕ ВРЕМЯ
АННА ЛЕО. В ТЕМНОМ ПРОШЛОМ
ВЛАДИМИР ГУГА. JUSTDOIT, или ТРОПИЧЕСКИЙ ВКУС 90-X
ВЛАДИСЛАВ КУРАШ. СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЕМ
ИННА ИОХВИДОВИЧ. ЦЕНА ПОБЕДЫ
ИРИНА ГОРБАНЬ. ДОЧЬ АТАМАНА
Все публикации
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Март 19, 2013, 21:45:52

Очень грустная история. А первоклашка, сосущий соску - это, пожалуй, не менее жутко, чем алкоголички на остановке. Вырождения нации. Ну все-таки, слава Богу, 90-е закончились, сейчас тоже, конечно, еще то времечко, но это было просто жуткое время. Жалко, что эта девочка собралась уйти из школы. Хорошая ведь девочка и из неё бы в будущем получился замечательный педагог. Может, все-таки, не ушла...
Лидия Юрьевна Волкова

Щёлково
Комментарий
Дата : Ср. Март 20, 2013, 12:13:00

Да, школа - место жесткое и неблагодарное. Поэтому в рассказе в этом я верю во все, кроме: " Директор с завучем почти месяц отводили от меня взгляд." Полагаю, что они обе так обрадовались, что им лично больше ничего не грозит, что искренне были уверены, что и их молодая коллега - тоже рада. Им еще предстоит страшно удивиться ее заявлению об уходе.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Март 20, 2013, 22:59:20

Очень интересная, несмотря на свою простоту, форма изложения, она даёт возможность подумать о том, что перед нами документальное свидетельство. А ведь перед нами, если я не ошибаюсь, писательский, сочинённый текст.
Таким методом пользовался, к примеру, Анатолий Алексин: в одной из его повестей история подана от лица девушки, которая занимается в литкружке и учится писать, осваивая для начала дневниковую форму. Очень похоже по внутреннему настрою, по подаче фактического материала.
Несмотря на то, что наша героиня рассказывает о своих впечатлениях и случившемся с ней и вокруг неё, очевидно(в том числе из назваия), что этот рассказ - именно о ней, рассказ-портрет.

Считаю, что автор попал в десятку - и по деталям, и по психологии, и по речевой (в т.ч. внутренней речи) характеристике ей удалось очень верно изобразить типы.

Отмечу ещё наблюдательность, социальную окрашенность работы, приметы и проблемы нашего времени в ней отражены, пусть и обобщены довольно широко.
Елена Фиссер

Moscow
Комментарий
Дата : Сб. Март 30, 2013, 22:03:55

Жаль, что хорошие учителя уходят из школ.
Когда читала, все искала ответ: когда, в какое время года происходит действие? не нашла, только судя по юбке и кофте героини - теплое, ранняя осень или поздняя весна.
Уверена, это более автобиографическое, чем выдуманное.
Почему вначале алкоголички, а в конце ребенок, которому рано идти в школу? Если от плохого к светлому, к надежде, то не вышло: ему ведь рано в класс, значит, ничего кроме раздражения и усталости ребенок не получит.
Ольга Кравчук

Комментарий
Дата : Пн. Апрель 01, 2013, 15:57:07

Уважаемая Елена, на мой взгляд, для такого маленького текста необязательно было уточнять время года (когда происходят события). Рассказ не автобиографический. Это всего лишь мои наблюдения. В основу легла история, произошедшая с моей знакомой. "Почему вначале алкоголички, а в конце ребенок, которому рано идти в школу?" - это описание того, что мы видим чуть ли не каждый день (но, возможно, не всегда обращаем внимание). И Вы правы, я не ставила себе цель: написать оптимистический рассказ.
Роман Казимирский

Сутоморе
Комментарий
Дата : Пн. Апрель 01, 2013, 21:55:31

Автору удалось то, что удается немногим - надеть кожу своего героя (героини) на читателя. Я почувствовал. Очень сильно. Автору - мое уважение.
Ольга Кравчук

Комментарий
Дата : Вт. Апрель 02, 2013, 17:07:50

Роман, спасибо!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте