Заказать третий номер

Просмотров: 2312
14 Февраль 2013 года

– Что случилось? – спросил Андрей.

– Не знаю, – ответила Ирина, пожимая плечами. – Сама ничего не понимаю.

Они бросили гидрокостюмы на голубые пластиковые кресла и теперь оба стояли под душем – в соседних кабинках. Ирина распустила свои роскошные волосы соломенного цвета, они тут же прилипли к мокрой спине. Андрей давно хотел, чтобы она подстриглась коротко, по-современному – тогда бы для выступления не приходилось надевать шапочку. Ирина противилась: длинные волосы для любой женщины – это безупречное приданое. Так считала ее мама, так считала и она сама.

– В какой момент она отказалась работать? – спросил Андрей. – Ты заметила?

– Знаешь, я уловила не сразу. Но можно попробовать восстановить ситуацию по минутам.

– Хорошо, после обеда подумаем, – согласился Андрей.

 ***

Жаркое июльское солнце, миновав зенит, нехотя покатилось к горизонту. Птицы попрятались в тень, замерли, замолкли, пересиживая зной. Настал час умиротворенного затишья.

– Простите, мы бы хотели с вами поговорить.

Женщина лет тридцати пяти, с летним ёжиком темных волос и усталыми глазами, одетая по курортному – в шорты и футболку, положила книгу на колени и посмотрела на молодых людей с недоверием. Впрочем, и парень, и девушка показались ей вполне приличными. Кроме них на широкой деревянной веранде никого не было.

– Вы нас не узнаёте? – с улыбкой спросила девушка с длинными светлыми волосами, собранными в хвост на затылке.

– Если честно, то не узнаю. – Женщина переложила книгу на круглый пластиковый столик и перевела взгляд с девушки на парня.

– Вы вчера были в нашем дельфинарии, – напомнил парень.

– Ах, да! То-то я смотрю и никак не могу вспомнить, где же я видела ваши лица! – воскликнула женщина и оживилась. – Вы те самые дрессировщики?

– Мы – тренеры, – поправила девушка. – Ну, хорошо, что узнали нас. Меня зовут Ирина, а это мой муж Андрей.

– Очень приятно! Я Людмила.

– И нам очень приятно.

– И что же вас привело ко мне? Да вы присаживайтесь. – Она указала на свободные пластиковые стулья из дешевого курортного гарнитура, в беспорядке расставленные на веранде. – Сейчас в санатории сонный час, все предпочитают прятаться в комнатах, а я вот мудрости набираюсь.

– Простите, прежде всего, нам бы хотелось уточнить… Это ваш сын…на коляске был вчера на представлении?

– Да, мой. Его зовут Дима. А что, собственно, случилось?

– Ради Бога, не волнуйтесь! Мы вам всё объясним, – сказал Андрей. – А где сейчас ваш мальчик?

– Он спит, как и все дети. Знаете, он так легко засыпает с самого раннего детства. Как раз с этим у нас никогда не было проблем. А у вас есть дети?

– Пока нет, – ответила Ирина.

– Ну да, вы все время выступаете…

– Наши дети – дельфины! – Андрей улыбнулся и переглянулся с женой. – Два мальчика и две девочки.

– Конечно! Как я могла еще спрашивать! – Людмила тоже улыбнулась. Эти молодые и симпатичные супруги начинали ей нравиться. – Так скажите все же, что вас привело ко мне? Да вы присаживайтесь.

Неожиданные гости все-таки присели напротив удивленной женщины. На веранде со старым скрипящим полом сейчас было тихо и безлюдно. Легкий ветерок, медлительный и от того еще более желанный, приносил откуда-то тонкий аромат горных цветов, перемешанный с запахом хвои.

– Понимаете, тут такое дело… – Было видно, что Андрей подбирает слова. – У нас возникла проблема с одним дельфином…

– Ну и при чем здесь я? – удивилась Людмила.

– Нет, вы сами, действительно, ни при чем, – ответила Ирина. – Нам показалось, что все дело в вашем сыне…

– Как это? Что вы такое говорите, ребята? Причем здесь мой сын! Да, он болен, вы видели сами, что у него паралич нижних конечностей. И что? Что он сделал такого?

– Мы вас очень просим, дорогая Людмила, не волнуйтесь вы так! – Ирина взяла женщину за руку. – Мы просто пришли разобраться. И вас нашли специально для этого, даже сегодняшнее представление отменили – как бы по техническим причинам.

– Да в чем разобраться-то? Я пока ничего не понимаю!

– Андрей, расскажи, что у нас случилось, – попросила Ирина, не отпуская руку Людмилы.

– Вчера на представлении была такая игра: дельфины выбрасывали к зрителям большие надувные мячи. – Андрей смотрел на женщину с надеждой. – Помните?

– Конечно, помню.

– И помните, наверное, чтО мы при этом говорили в микрофон?

– Да, кажется… – задумалась Людмила. – Говорили, что нужно загадать желание. И у того, кто поймает мяч от дельфина, это желание сбудется.

– Ну, вот и прекрасно, вы все вспомнили! – обрадовалась Ирина.

– Да, ребята, трюк этот действительно классный! И придумали вы его не зря – как мне кажется, это самая эмоциональная часть вашего выступления! Понятное дело, что про желания – это выдумка, но все равно впечатляет.

– А если не выдумка? – Андрей пристально посмотрел в глаза Людмилы. – Что скажете?

– А что вы от меня ждете? Какой ответ хотите услышать? Я далеко не ребенок и прекрасно понимаю, что чудес на свете не бывает.

Наступила пауза. Людмила переводила взгляд с девушки на парня, пытаясь уловить, в чем кроется подвох.

– Кажется, я поняла, зачем вы пришли! – вдруг сказала она. – Говорю сразу: я согласна! Вы ведь хотите предложить индивидуальные занятия с Димой. Я слышала и читала в Интернете, что есть такая практика в других дельфинариях. И будто дети даже выздоравливают. Только знаете, я все равно не верю в эту прекрасную сказку! Все делается для рекламы! Вы хотите провести эксперимент? Я согласна! Что мне остается в этой ситуации? Ради ребенка…

– Не совсем так, дорогая Людмила, – перебил Андрей. – Хотя все, о чем вы сказали, существует на самом деле. Но в нашем дельфинарии подобных занятий нет. И у нас несколько иная ситуация…

– Так поясните, наконец!

– Дело в том, что Джесси – это одна из наших девочек – после контакта с вашим сыном перестала работать. Мало того, она замкнулась и не хочет общаться с нами.

– А причем здесь мой сын? Какой еще контакт?

– Вчера он поймал мяч, выброшенный Джесси. И после этого она…

– Ну, вы даете!

– Нет, послушайте. – Лицо Андрея стало серьезным, а голос убедительным. – Дельфины – это умнейшие и чрезвычайно высокоразвитые существа, к тому же тончайшие психологи. И если Джесси повела себя нестандартно, значит, она что-то почувствовала или поняла. А информация, скорее всего, исходила от вашего сына…

– Ну, вы даете, ребята! – повторила Людмила. Было видно, что этот разговор начал ее раздражать.

– Поймите, это важно не только для нас, – сказала Ирина. – Возможно, это важно и для вас.

– А не может быть так, что ваша Джесси просто заболела: поела там что-то не то, простудилась, ну, я не знаю, как у них это происходит…

– Это исключено, – ответил Андрей. – Здесь дело в другом. Причину нужно искать на энергетическом уровне.

– Так что вы от меня хотите?

– Мы просто хотим поговорить с вашим сыном. Возможно, нам удастся как-то прояснить ситуацию.

– Я не стану его для этого будить!

– А мы и не просим немедленно. Сколько он еще будет спать? Мы придем позже, когда скажете.

– Ну, не знаю… Ну, хорошо, – после раздумий согласилась Людмила. – Я буду ждать вас через час на кипарисовой аллее.

– Спасибо вам. И до встречи.

– Да, хочу предупредить: вы будете разговаривать с ним в моем присутствии.

 ***

Величественная громада Аю-Дага нависала над курортным поселком. У подножия горы плескалось ослепительное, ласковое море. На тенистой кипарисовой аллее, неподалеку от вяло журчащего фонтана, беседовали трое взрослых и ребенок.

– Скажи, Дима, тебе сколько лет? Восемь?

– Десять, ему десять, он просто всегда сидит, и от этого кажется меньше, – пояснила Людмила.

– А тебе  понравилось вчерашнее представление?

– Да, понравилось, – сквозь зубы выдавил из себя мальчик.

– А что понравилось больше всего? – спросила Ирина. – Как я стояла на спинах у двух дельфинов, и они несли меня через весь бассейн?

– Нет.

– Как дельфины прыгали через обручи?

– Нет.

– Как рисовали?

– Нет.

– А что же тебе все-таки понравилось?

Мальчик насупился и молчал.

– Ты не хочешь с нами разговаривать? – Ирина переглянулась с мужем. – Или причина в другом?

Мальчик молчал.

– Ребята, вы, конечно, большие молодцы! – сказала Людмила. – Но, похоже, Дима не настроен делиться своими впечатлениями. Ведь так, сыночек?

– Нет, – ответил мальчик.

– Хорошо, – согласился Андрей. – Позвольте только еще один вопрос?

Людмила кивнула головой.

– Знаешь, Дима, у нас в представлении участвуют четыре дельфина – ты сам, наверное, успел посчитать. Так вот, вчера одна из девочек – ее зовут Джесси – заболела. И очень просила, чтобы мы позвали тебя. Она хочет с тобой повидаться.

– Как это? – удивился мальчик и оглянулся на маму. – Дельфины не разговаривают человеческим языком. Как вы поняли, что она просила?

– Мы увидели эту просьбу в ее глазах, – сказала Ирина. – Не веришь?

– Не знаю. – Мальчик был смущен и растерян. – Может быть…

– Ты хочешь помочь нашей Джесси?

– Да…хочу. – Мальчик ответил не сразу. Долгая пауза, наполненная сомнениями, предшествовала его словам. – Только…

– Что? Говори, Дима.

– Только я не хочу, чтобы это видела мама.

– Сыночек, ты что! Что ты такое говоришь? Как я тебя оставлю? И почему ты не хочешь, чтобы я видела? Нет, Андрей, Ирина, тут что-то не так! Вы уж меня простите, но я не могу дать согласие…

– Это вы нас простите, – развела руками Ирина, – мы не предполагали, что Дима согласится только на таких условиях…

– А в чем, собственно, дело? – вмешался Андрей. – Вы нам не доверяете? Не так давно вы не возражали, чтобы Дима пообщался с дельфинами… Хотя бы в качестве эксперимента.

– Ну, вы же понимаете, что мой сын – мальчик особенный, и ему необходимо уделять именно особенное внимание. Я уже давно знаю все нюансы его поведения и его желания, а вы…как вы себе это представляете? Вдруг вы сделаете что-то не так?

– Да, тут надо подумать. – Андрей переглянулся с женой. – Вы, конечно же, правы…

– Дим, а почему все-таки ты хочешь пойти в бассейн без мамы? – спросила Ирина, доверительно взяв мальчика за руку. – У тебя есть какой-то секрет?

– У Димы от меня секретов нет, – вставила Людмила.

– Есть, – выдавил из себя мальчик и опустил голову.

– Сыночек! Что я слышу!

– Не обижайся, мамочка!..

Наступила пауза. Людмила достала из сумочки носовой платок, промокнула глаза. Ирина с Андреем терпеливо ждали, глядя в сторону.

– Так что же вы хотите? – спросила, наконец, расстроенная женщина.

– Мы хотим, чтобы ваш сын просто пообщался с Джесси, – ответил Андрей. – Если вы не против, мы могли бы это устроить прямо сейчас. Вы сами подождете где-нибудь в фойе, Диму мы подкатим к воде, а потом выпустим в бассейн Джесси. Вообще-то все дельфины у нас находятся в другом месте – в жилом отделении, так сказать, а не там, где они выступают.

– Я понимаю, – сказала Людмила. ­– А как долго эта…как выразиться…беседа с дельфином может продолжаться?

– Этого не знает никто, – ответила Ирина. – Можем только твердо пообещать, что с мальчиком ничего плохого не случится. Это мы гарантируем!

– Ну, хорошо, – согласилась Людмила. – И постарайтесь, чтобы мы ужин не пропустили.

 ***

Мальчика аккуратно сняли с коляски и посадили на край слегка шершавого белого помоста. Худенькие, едва загорелые ножки он опустил в воду. Рядом, на корточках, устроилась Ирина с ведерком рыбы.

 – А можно будет мне покормить Джесси? – спросил Дима.

 – Обязательно! Думаю, она не откажется.

 – А она не укусит?

 – Нет, что ты!

 – А когда Джесси приплывет?

 – А она уже здесь, – ответила Ирина, показывая рукой в противоположную сторону. – Она почти минуту плавает вдали от нас и почему-то не приближается.

 Вернулся Андрей.

 – Представляешь, Ир, – сказал он, – они все хотели плыть к нам!

 – Выходит, она им что-то рассказала! Посмотри, она кружит там, вдали.

 Андрей взял в руку свисток и подал дельфину сигнал приблизиться. Джесси показала из воды голову, посмотрела в сторону тренеров и снова нырнула.

 – Похоже, нам с тобой нужно отойти от мальчика, – решил Андрей. – Она не хочет, чтобы мы мешали. Оставь ведерко, и вставай.

 – Не бойся, Дима, – сказала Ирина, подвигая ближе к нему ведерко, – мы будем рядом.

 Она выпрямилась и вместе с мужем отдалилась от мальчика вглубь сцены, на которой обычно они проводили часть представления.

 – А я ничего и не боюсь, – ответил Дима. – Только вот плавать не умею…

 -  А плавать тебе, возможно, и не придется. Просто сиди, как сидишь, и чувствуй себя свободно и раскованно, как дома. И смотри, что делает Джесси.

 – Хорошо, я постараюсь.

 Заметив, что тренеры отошли в сторону, Джесси начала осторожно приближаться к помосту. Вначале она сделала два круга по периметру бассейна, оставляя над поверхностью голубовато-зеленой воды только спинной плавник,  и, наконец, остановилась в нескольких метрах от мальчика. Высунув голову из воды, Джесси стала пристально всматриваться в лицо Димы. Он сидел на краю помоста и, как зачарованный, не отводил взгляд от дельфина. И только руки слегка развел в стороны, будто за что-то извиняясь. А Джесси с монотонной настойчивостью ныряла и появлялась снова, то одним глазом, то другим изучая щуплую фигуру мальчика, который по-прежнему сидел, как изваяние, и боялся пошевелиться.

 Так продолжалось несколько долгих минут. Наконец, Джесси высунулась из воды на половину своего мускулистого туловища и, раскачивая головой из стороны в сторону, снова нырнула, падая набок и поднимая в воздух миллионы брызг. Потом еще раз покачала головой, и еще раз нырнула. По пустым трибунам катился усиленный акустикой оглушительный плеск воды. Афалина повторяла этот странный ритуал до тех пор, пока на лице мальчика не появилась улыбка.

 И в тот самый миг, когда губы ребенка зашевелились, Джесси подплыла к нему вплотную и уместила свою прекрасную морду прямо на помост рядом с ним. Ее рот ощерился в дельфиньей улыбке, в пронзительно умных глазах плескалась радость.

 Преодолевая страх, мальчик дотронулся ладонью до головы дельфина. Кожа афалины оказалась удивительно шелковистой. Потом, когда Дима убрал руку, Джесси соскользнула в воду и принялась на безумной скорости носиться вдоль стенок бассейна, выпрыгивая и ныряя бесчисленное количество раз.

 – Смотри, смотри! – Ирина толкала мужа в бок. – Она ожила, видишь?

 – Конечно, вижу! – ответил Андрей.

 Он снова подал сигнал приблизиться. На этот раз Джесси послушалась и подплыла к тренеру.

 – Ну что, что, моя девочка! – Ирина опустилась на колени, протянула руку и потрепала свою любимицу по морде. – Ты пришла в себя, да?

 В ответ Джесси развернулась, легла на спину, демонстрируя свой белый живот, и "захлопала" плавниками.

 Андрей присел на корточки рядом с Димой.

 – Малыш, – спросил он вкрадчиво, – можно нам с Ирой узнать, что ты загадал вчера, когда поймал мяч? Я полагаю, в этом и состоит твой секрет от мамы?

 – А зачем вам? – после паузы спросил мальчик.

 – Мы все же хотим понять, что между вами произошло. Я имею в виду тебя и Джесси.

 – Я… – начал Дима и осекся.

 – Смелей, – подбодрила его Ирина, – тебе нечего бояться.

 – Я загадал…чтобы поскорее умереть, – сказал мальчик и опустил голову.

 – Да ты что! – воскликнула Ирина. – Разве так можно?

 – Мне просто тяжело видеть, как она со мной мучается…

 – Господи! Ты думаешь, что если бы сбылась твоя мечта, маме бы стало легче?

 – Не знаю…

 – Теперь я понял в чем дело, – сказал Андрей, выпрямляясь. – Для Джесси желание Димы прозвучало, как сигнал SOS. Она прекрасно знает, что суицид противоречит самой природе мыслящего существа, он не входит в глобальную программу развития цивилизации. Это катастрофа, нонсенс, это сбой той самой программы, который необходимо срочно лечить…

 – И поэтому она замкнулась, она не могла понять, как такое может быть!.. – вздохнула Ирина. – И хотела в этом разобраться. Бедная моя девочка!

 – Выходит, это она подсказала нам, чтобы мы привели ребенка? – Андрей удивленно посмотрел на жену. – Представляешь?

 – Кто кого тренирует?.. – вздохнула Ирина.

 Тем временем Джесси подплыла к мальчику и стала подталкивать мордой его ножки, болтавшиеся в воде.

 – Она хочет, чтобы ты поплавал вместе с ней! – сказала Ирина.

 – Но ведь я не умею!

 – Не бойся, Джесси не позволит тебе утонуть, – подбодрил мальчика Андрей.

 Он снова подул в свисток, чтобы привлечь внимание дельфина.

 – Мне идти в воду, чтобы помочь? – спросил, глядя в глаза Джесси.

 Та отрицательно помотала головой и приоткрыла рот в улыбке. Потом подплыла к Диме и снова подтолкнула мордой его безжизненные ножки.

 – Давай, малыш, – сказала Ирина. – Я помогу тебе снять футболку. Если хочешь, оставайся в шортах. Вода в бассейне теплая – как в летнем море.

 – Мне все равно!

  ***

 

– Людмила, – позвал Андрей, – вы хотите посмотреть, что у нас происходит?

 Женщина встрепенулась и подскочила с дивана.

 – Как же долго вы там! – сказала она. – Я уже начинала беспокоиться и собиралась стучать в дверь. Зачем вы заперлись?

 – Для чистоты эксперимента, – улыбнулся Андрей. – Теперь пойдемте.

 – Что там у вас? Как мой мальчик?

 – Все хорошо! Сейчас сами увидите.

 Когда Людмила с Андреем вошли, Джесси находилась посреди бассейна. Стоя в воде вертикально и работая хвостом, она медленно и грациозно кружилась на месте – "танцевала". Дима, крепко обняв темно-серое тело афалины, танцевал вместе с ней. Это было волшебное зрелище. Глаза дельфина и ребенка сияли.

 – Господи! – вскрикнула Людмила. – Что вы делаете! Димочка, как ты там?

 – Хорошо, мамочка! Я тебя люблю, мамочка! – крикнул мальчик. – Джесси сказала, что я буду ходить!

 

 


 
ДМИТРИЙ ЛУКИН. ИЗ ЖИЗНИ ДИМЫ КАРАНДЕЕВА (главы из книги)
АЛЕКСЕЙ УМОРИН. РАССКАЗЫ ЛИСА (главы из сказочной повести)
ЛЕОНИД НЕТРЕБО. ГАВРОШ И ВОЛК
ИРИНА БАУЭР. ЕГЕРЬ
НАТА ИГНАТОВА. ВОЙНА ПРИХОДИТ СРАЗУ
ВЛАДИСЛАВ КУРАШ. НА ПЕРЕДОВОЙ
Все публикации
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Февраль 14, 2013, 22:52:28

Очень трогательная история. И читается легко. Меня, правда, "энергетические уровни" и прочая спец.терминология в художественной литературе смущает. Как-то бы перевести это на живой русский язык - цены бы рассказу не было... А вообще - светлое и радостное впечатление. Спасибо!
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Чт. Февраль 14, 2013, 23:56:36

Спасибо Вам, Наталья, за то, что первой оставили отзыв. Я, правда, не понял, где у меня в рассказе Вы обнаружили спец.терминологию, но это не мешает мне выразить вам признательность за прочтение. Спасибо!
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Февраль 15, 2013, 10:58:27

На мой взгляд, этот рассказ относится к детско-юношеской литературе. Отсюда и язык. Он не образный, а очень такой понятный, четкий. Тренеры говорят научно-популярным языком: "войти в контакт", "на энергетическом уровне", "суицид противоречит самой природе мыслящего существа, он не входит в глобальную программу развития цивилизации" и пр. Но кстати, такой язык детям понятен. Они, как ни странно, подобные конструкции довольно легко, ну если даже не дословно запоминают, то смысл улавливают. Кстати, похоже говорят члены космических экипажей авторов типа Кира Булычева (насколько я помню из своего счастливого школьного детства). Поэтому я думаю, этот рассказ и по форме, и по содержанию относится именно к детской литературе.
Денис Васильев

Пекинск
Комментарий
Дата : Пт. Февраль 15, 2013, 16:15:25

я бы сказал, очень добрый рассказ, почти сказка.
больше всего понравилась фраза тренера "кто кого учит?"
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Февраль 15, 2013, 17:47:03

А, вот Ира правильно определила - и отношение к детско-юношеской литературе, и назвала "спец. термины"))) Это терминология так называемой "эзотерической литературы", и... не стала бы я детей к этому приучать (мало ли, что им "понятно" по нынешним-то временам). Или нужно найти живые слова нашего с вами общего "великого могучего" языка для этих якобы новых понятий, или не пользоваться ими вовсе. Мне бывает, мягко говоря, жаль, когда "душа" превращается в "энергетический уровень"... Сразу вспоминается тег "робототехника".
Последняя правка: Февраль 15, 2013, 18:01:46 пользователем Наталья Баева  
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Сб. Февраль 16, 2013, 15:26:25

Форма комментариев не позволяет оставлять мне ответы под каждым из высказываний, поэтому приходится их объединять.
Первое. Уважаемая Ирина, когда я задумывал и писал этот рассказ, вовсе не имел в виду пополнить ряды авторов детской литературы. Рассказ - о взрослых и для взрослых, он - уж простите за кажущееся бахвальство - глубже и тоньше, чем кажется на первый взгляд.
Уважаемый Денис, благодарю, что подметили эту фразу!
Уважаемая Наташа, что касается языка и слов, которые Вас смущают: термины в своем разговоре употребляют взрослые люди - современные и, можно сказать, продвинутые, и мне, как автору, было бы нелепо исключать из их словарного запаса те слова ( "энергетика", "глобальная программа" - например), которые давно и прочно вошли в наш великий и могучий русский язык, нисколько не нарушая его красоты и гармонии. Что же касается красоты и живости языка, то, уж поверьте, я не меньше Вашего его люблю и ревностно отношусь к его чистоте. Возможно, Вам еще предстоит в этом убедиться, прочитав другие мои произведения.
Желаю всем удачи, вдохновения и благодарю за внимание к моему творчеству.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Февраль 16, 2013, 16:56:55

Юрий, добрый день! Я не просто верю, а точно знаю, что русский язык Вы любите не меньше, чем он того заслуживает, - ведь у нас опубликованы уже Ваши стихи))) Мне показалось, что Вы меня немножко не услышали. Я-то говорю о ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ литературы, а "продвинутость" тех людей, о которых Вы пишете, отнюдь не делает Ваш рассказ более ценным в этом самом, художественном смысле. Вы "как автор" вправе создавать свою реальность, а не просто транслировать то, что слышите. Слово "энергетика" вошло в русский язык на правах "топливно-энергетического комплекса")) "Глобальная программа" - это канцеляризм, нормальные люди так не разговаривают. На месте мамы ребенка, я бы, услышав такое, решила, что инструкторы - какие-то сектанты, и ни за что не отдала бы им свое чадо ни на минуту. Поймите, что мы здесь критикуем не ради критики, а ради того, чтобы помочь авторам по-другому взглянуть на свои произведения и сделать их лучше. Никто ведь не совершенен, и все мы учимся друг у друга. Помогая другим, помогаем и себе. В этом смысл наших дискуссий, и ни в чем другом...
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Сб. Февраль 16, 2013, 19:55:30

Наташа, добрый вечер! Не скрою, мне приятно общаться с Вами ( пусть и в виде откликов здесь), поскольку я в Вашем лице вижу единомышленника. Впрочем, литературного образования, как у Вас, у меня нет, что и помешало мне избавиться от "канцеляризма" в рассказе. Впрочем, хочу обратить Ваше внимание на то, что тренеры обсуждали сложившуюся ситуацию наедине ( только Дима был рядом), и мама больного мальчика никак не могла слышать этот разговор...
Что касается художественности литературы. Позвольте Вас пригласить на мою страничку на Прозе.ру. Захотите - начните с "Ночь в безымянном городе" или с "Неоконченная повесть", если понравится название "Молчаливая звезда" - буду вдвойне рад. Впрочем, чувствуйте себя свободной в выборе. Удачи Вам!
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Февраль 16, 2013, 22:24:15

Юрий, спасибо! С удовольствием зайду, почитаю. И Вам - успехов и удачи!
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Вт. Февраль 19, 2013, 21:14:59

Юрий, я попробую объяснить вам, почему Ирина отнесла ваш рассказ к детско-юношеской литературе (это, кстати,чрезвычайно ответственный "сектор", в котором работали великолепные авторы, включая великих классиков, и не каждому он по плечу).

Дело в том, что, во-первых, ваш рассказ линеен сюжетно: по сути, перед нами завязка в виде факта об отказе дельфина работать, развернутый эпизод беседы тренеров с матерью больного ребенка, развязка - "работа" дельфина с мальчиком. Всё последовательно, всё логично одно из другого следует. И это совершенно не минус. :)

Во-вторых, большую часть текста составляют "прямые", подробные диалоги (без пропусков реплик, с обязательным указанием, кто именно что говорит).
Наверняка вашей целью была достоверность; чтобы люди говорили в рассказе, как они в жизни говорят. Эта цель достигнута, но, на мой вкус, именно из-за этого несколько пострадала художественная сторона: мне как читателю не оставлено ни миллиметра, всё подробно объяснено, нет возможности хотя бы что-то себе "договорить", додумать самостоятельно. К тому же, "как в жизни" почему-то на бумаге всегда выглядит не вполне естественно, как некий ритуал. Парадоксально, но факт.

Может быть, стоит присмотреться и ещё раз посмотреть внимательно, без чего, без каких именно подробностей и реплик в диалогах рассказ ничего не потеряет?
Конечно, всё это просто частное впечатление, и вы могли псать именно так, руководствуясь совершенно иными творческими принципами и импульсами.

Зато меня совершенно не смутили энергетические уровни и глобальные программы))И поразила мысль о том, что ребенок мог загадать себе смерть, здесь, уважаемый автор, я говорю вам большое спасибо за неожиданный поворот такой, казалось бы, исхоженной темы.
Галина Мальцева-Маркус

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Февраль 20, 2013, 10:40:03

Лариса, а для меня как раз то, что задумал ребенок, было очевидно практически сразу.
Что касается детский - не детский, считаю, что "детский" - это как раз похвала, это уровень, для детей большинству одаренных авторов писать не удается вообще - именно так, понятно, глубоко и тонко, как Юрий. В этом с Вами согласна совершенно.
Как мало сейчас хорошей литературы для подростков - что они вынуждены читать и смотреть?
Но даже если Юрий задумал иначе - этот рассказ можно и нужно почитать прежде всего мамам. Совершенно очевидно, что проблема у мамы, у ее понимании собственного ребенка, такого "показательно-чуть циничного" отношения к проблеме. В итоге животное понимает ее сына гораздо лучше.
Что еще играет на тему - литературы для детей - это волшебство. Я знаю, что дельфины животные необычные, но все-таки это животные, а здесь им приписаны поистине сверхъестественные свойства, опять же, не говорю, что это плохо - это же здорово верить в сказку.
Написано легким языком, читается на одном дыхании.
Основную проблему рассказа я вижу совсем в другом. Много лет общаюсь с девочкой, от рождения прикованной к креслу. Это необычная девочка. Она каждого из нас, здоровеньких внешне, научит жить - радоваться солнцу, творить (она рисует ногой, руки не работают), сочинять стихи, помогать другим (!) - и по-настоящему помогать. Недавно она вышла замуж. Так вот, она пытается объяснить людям с ограниченными возможностями - что их возможности дружить, общаться, любить - не ограничены. Что и в этом положении можно сделать из лимона лимонад, что надо жить и радоваться жизни. А в рассказе... меня лично напугало обещание дельфинихи "ты будешь ходить"... А если не будет - тогда что? Снова мысли о самоубийстве? Получается варианта два - уныние - или чудо. А если чуда не случится?
В итоге умный, замечательный рассказ обещает только надежду... а не учит человека с проблемой с этой проблемой справляться и жить с ней.
Простите, если что-то не так сказала, Юрий. Мне очень нравится, как Вы пишите. И ответственность от этого в сто раз больше - ведь интересное и читается так, как будто это самое правильное...
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Ср. Февраль 20, 2013, 11:07:26

Галя, ну просто мысли прочла! :)) Несколько дней хожу и думаю о природе и возможностях сентиментального, в связи с этим рассказом.
Как мне кажется, возможности эти ограничены. И вот чтобы эти границы преодолеть, действительно, просится не сказочное чудо, а чудо внутреннего преображения...
Тогда будет не механика, а - химия :)) Которая будет не временно утешать (утИшать), а вдохновлять и ободрять.

И еще... может быть, стоит подумать над названием (в нашем деле любая мелочь иной раз играет решаюшую роль). Буду честна: если бы я не знала стихов Юрия Гельмана, я бы, скорее всего, не заинтересовалась рассказом, названным "Глаза Джесси" (а рассказ-то - замечательный!). Есть здесь лёгкий анатомический акцент и сериальный оттенок...
Я не вполне уверена на этот счёт и списываю это в основном на свою редакторскую мнительность и профессиональную придирчивость. Но лишний раз всё взвесить, чтобы утвердиться в своём или найти лучший вариант - мне представляется хорошей идеей.
Юрий Гельман

Николаев
Комментарий
Дата : Чт. Февраль 21, 2013, 01:09:26

Уважаемые Лариса, Галина и Катя! Я глубоко тронут тем искренним вниманием, которое вы проявили к моему рассказу. И дело даже не в том, что все три комментария позитивны и приятны мне, как автору. Дело в том, с каким профессиональным и человеческим подходом вы отнеслись к моему рассказу. Вообще пишу я довольно давно, и навык наработал немалый, но еще ни разу мне не приходилось сталкиваться со столь глубоким и всесторонним разбором произведения, в которое сам я вкладываю не только умение излагать, но и свой собственный жизненный опыт, вкладываю часть себя. В рассказе "Глаза Джесси" есть несколько штрихов, разбросанных мной, которые, к сожалению, остались вами незамеченными. Возможно, это мои личные недоработки. Что касается подробных диалогов - "как в жизни говорят". Я ведь учился на классике. И если прочитал однажды в каком-то литературном исследовании,что в своих произведениях Лев Толстой использовал 95 оттенков выражения глаз и 87 оттенков улыбки, то я понял, что это нужно читателю - идти вслед за автором, испытывать предложенные им эмоции, принимать ту или иную мизансцену. Диалог, состоящий только из прямой речи, для меня - пуст, он не наполнен красками голоса, поворотами головы, жестами и прочими проявлениями человеческой мимики, по которым чаще всего определяются вложенные в слова чувства. Вот я и стараюсь писать с подробностями, чтобы создать у читателя эффект полного присутствия, участия в разговоре. Может быть, это моя ошибка, может быть, я безнадежно застрял в прошлом литературы, и современным читателям не нужны всякие подробности. Им подавай простые, рубленные фразы - эмоции додумают сами. Но я так не умею. И потом, кто сказал, что это есть хорошо? Читательскую планку итак за последние лет 20 опустили донельзя, и я категорически не хочу в этом участвовать.
Дорогие мои читательницы-рецензенты, хочу вам поведать о том, что несколько месяцев назад я выставил "Глаза Джесси" для участия в небольшом конкурсе фантастики. Я не совсем попадал в тему конкурса, просто хотелось "обкатать" новое произведение. Позвольте привести здесь комментарий одного из членов жюри.
"Рассказ отличный! Совсем не фантастический, по сути (единственное фантдопущение – разумность дельфинов – практически уже принято современной наукой как факт), зато имеющий в основе мощнейшую психологическую проблему.
Итак, больной мальчик и его мать.
Если отбросить всё второстепенное, перед нами останется классический случай болезненной взаимозависимости, известной в психологии как созависимость. Желающие без труда смогут найти в интернете соответствующие определения, в нашем же случае взаимозависимость заключается в том, что не только мальчик Дима физически зависим по причине болезни от матери, но и сама мать зависима от его болезни – психологически. Эта зависимость женщины проявляется в гиперопеке, которой она окружает своего сына, чтобы оградить его от окружающего мира, от всех реальных и вымышленных опасностей… что явственно отражается в настороженности, с какой Людмила общается с дрессировщиками дельфинов. Да, мать заботится о сыне, она ищет способы лечения его паралича, но где-то в самой глубине души, на уровне подсознания она вовсе не желает его выздоровления. Конечно, она возмутилась бы и оскорбилась, выскажи кто-нибудь такое предположение, и всё-таки Людмилу вполне устраивает status quo. Вчитайтесь внимательно в диалоги, и увидите, с какой почти откровенной враждебностью она перехватывает вопросы, заданные сыну, раньше, чем мальчик ответил бы сам. Почему же всё это происходит, спросите вы. Да потому, что сложившаяся ситуация позволяет Людмиле полностью держать Диму под своим контролем, одновременно неосознанно наслаждаясь своей ролью «мученицы» – матери, самоотверженно посвятившей жизнь заботе о больном ребёнке. И подсознательный страх любого вмешательства извне, способного разрушить нездоровую взаимозависимость, ей удаётся вполне успешно маскировать опять-таки под заботу о сыне.
А что же мальчик? Он ещё слишком мал, чтобы увидеть то, что скрывается за внешней заботой матери. Его трагедия в том, что ему действительно не в чём упрекнуть мать, которая делает для него всё возможное. Он – хороший, умный мальчик, но материнская гиперопека порождает в нём опять-таки неосознанный комплекс вины, который и выливается в загаданное желание умереть.
Признаться, в процессе чтения рассказа рецензент опасался, что автор пойдёт по более лёгкому пути. Загадать желание выздороветь – это было бы банально и фальшиво. Автор нашёл в себе мужество выбрать психологически более достоверный вариант, за что ему глубочайший респект. Взаимозависимость всегда влечёт за собой комплекс вины, а комплекс вины зачастую ведёт к трагедии. Яркий тому пример – случай 10-летней Полины из Ульяновска, которая выбросилась из окна, чтобы не быть обузой… Подробнее желающие могут прочесть здесь.
К счастью, в рассказе всё заканчивается хорошо. Чуткая афалина Джесси уловила признак готовой разразиться трагедии и нашла-таки способ привлечь внимание Андрея и Ирины, сумела заставить их вмешаться в ситуацию и отвести беду. Вот кто бы теперь сомневался, что дельфины разумны?..
В рассказе болезненная взаимозависимость была разорвана помощью извне, и нет сомнений, что теперь у Димы и его мамы всё пойдёт совсем по-другому… А в жизни? Где взять тех дельфинов, которые могли бы спасти тысячи других детей, оказавшихся волею жестокой судьбы в той же ситуации, что и юный герой рассказа? Может быть, нам, людям, самим стоит поучиться чуткости у обитателей моря?"
Вот так - практически, как задумывал автор - увидел это рецензент, за что я был ему весьма признателен. Признателен я и вам, Екатерина, Галина и Лариса. Теперь я точно знаю, что написал хорошо. Вслед за Наташей приглашаю вас на свою страницу на Прозе.ру - там много интересного и разного. Или что-то выставить здесь? Как посоветуете, так и сделаю.
Всем желаю процветания, удачи и вдохновения!
Галина Мальцева-Маркус

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Февраль 21, 2013, 14:18:29

да-да, все, что рецензент написал про мать - совершенно точно, и описано очень верно.

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте