Заказать третий номер

Просмотров: 1999
30 мая 2012 года

Я завидую Сергею Николаевичу Есину. Он молодой. Ему только 76 лет.

Правда. Хорошо, чтобы все писатели – да и не только писатели, а просто все, - дожив до такого возраста, сохраняли душевную молодость, как сохранил её Есин.

В чём она проявляется?

Жизненная энергия, жажда новых и новых открытий – людей, событий, ситуаций, способность к постоянному обновлению, желание работать.

Наконец, у Есина нет боязни сделать какую-либо литературную ошибку. И это действительно идёт от внутренней молодости, а не от старческого «мне уже всё равно». Ему как раз не всё равно. И эти черты касаются не только, скажем, известных есинских «Дневников», но и всех его книг последних лет. Читаешь их и поражаешься: да откуда же у него столько витальной силы?!

Новая книга Есина – «Валентина» - не только подтверждение всех этих мыслей, но и в какой-то степени ответ на вопрос. Во всяком случае, лично для меня.

 «Когда я приезжаю на Донское кладбище и по знакомым тропкам добираюсь до стены, где в урнах захоронено самое для меня дорогое – прах моей матери, моего отчима и её прах, - я знаю, что её там нет. В керамическом сосуде с зелёными разводами – её любимый цвет – её там нет. Она до сих пор не может покинуть меня и живёт рядом. Даже выглядывает из-за моего плеча, когда я подхожу к гранитной плите с тремя надписями и тремя портретами. Потом она, по-прежнему невидимая, садится рядом со мной в машину, и мы едем домой. Она всегда любила дом, одиночество и тишину».

Этот пассаж из самого начала книги сразу взял за душу.

Само собой стало ясно, что я открыл книгу предельно искреннюю, предельно человечную, предельно светлую. Этот настрой, взятый с первых нот, определил всю работу, её общую тональность.

Книга светлая, но написана всё же по печальному поводу – как дань памяти покойной жене Валентине Ивановой, кинокритику, журналисту, писателю.

Валентина Сергеевна зримо и незримо присутствовала во многих книгах Есина. В многотомных «Дневниках» она, что вполне естественно, один из постоянных героев («таинственная В.С.»). Несомненно, появляется она и на страницах «Марбурга», и эти страницы – самые пронзительные, самые щемящие и самые запоминающиеся во всём романе.

Но «Валентина» - книга, полностью посвящённая ей. Она состоит из нескольких частей.

Открывает работу повесть-воспоминание Сергея Николаевича «Никогда не забыть…» (жанр на самом деле определить сложно). Здесь рассказывается об истории знакомства, женитьбе, совместной жизни. Причём рассказ не доведён «до конца», он заканчивается на годах молодых.

Но заканчивается на такой мощной ноте, что продолжать, пожалуй, и не стоило.

Я не зря написал, что книга предельно искренняя. Даже откровенная. Заканчивается повесть Есина эпизодом, где он узнаёт, что у него мог быть ребёнок, но его никогда не будет… А то, что ребёнка никогда не было, для автора – предмет постоянных размышлений и переживаний, даже трагедия, что видно из тех же «Дневников».

 «Пока я бежал на станцию, сердце разрывалось не от потери этого никогда у нас с Валей не родившегося ребёнка, а от сознания утаённого от меня решения. <…> Я часто вспоминал этот случай и тогда, когда Валя тяжко заболела, и когда она ушла, оставив меня одиноким и беззащитным в этом мире. Я часто вспоминаю об этом даже сейчас, потому что предстоит умирать, и срок близится, и в ком же и в чём тогда воплотится память о нас?»

 Удивительно дело. В наше время, когда никаких преград и запретов в литературе не существует – каждый пишет то, что и как хочет, - небольшая повесть Есина производит сильнейшее впечатление. Дело как раз в той искренности и открытости, с какой Есин обращается к читателю. Ничего не скрывает, не таит. Он говорит с читателем, как с самим собой.

Для такого открытого подхода мало опыта – нужна смелость. Мне кажется, во многом именно она определяет молодость писателя Есина.

Нельзя не отметить, что Есин, литератор с, мягко говоря, «набитой рукой», в определённой степени отказывается в «Валентине» от литературных приёмов. Или же они настолько «размыты» (всё же мастерство на кончике пера, никуда оно не денется), что в таком качестве просто не воспринимаются.

 «…Валя догнала меня уже на станции, на платформе. Мне было ужасно обидно и невероятно жаль себя. Что ж, выходит, я совсем чужой ей человек и меня всё это не касается: её беременность, аборт?.. Так приятна была эта сердечная боль, так приятно было ощущать, что твоё лицо залито слезами. Валя обладала редким умением успокаивать и утешать меня. Как строптивого коня с осеннего луга, она снова привела меня на дачу, и всё, казалось бы, пошло по-прежнему, но трещина меж нами уже пролегла».

 ***

В конце книги помещены несколько разделов: библиография, в которой собраны сведения о публикациях Валентины Ивановой, небольшие воспоминания друзей и близких. Также собраны выдержки из «Дневников», которые касаются В.С. И эти выдержки по-своему – роман, со своими сюжетными линиями, с характерами…

Наряду с повестью-воспоминанием Есина, другую важнейшую часть книги составляет повесть (или «мемуары диализника») самой Валентины Сергеевны. Название у неё простое – «Болезнь», а вот сама болезнь была, к сожалению, непростой: тяжелейшее заболевание почек, которое приковало автора к аппарату диализа. Рассказ о том, как происходят процедуры, и составляет основу «мемуара».

Много лет назад они уже печатались в «Новом мире», а затем выходили отдельным изданием. Но, несмотря на это, остаются по-прежнему свежими и сохраняют сильнейшее воздействие.

 

Я хотел ещё подвести итог, что же такое в целом – книга «Валентина».

Но, конечно, лучше меня это сделал автор.

 «Эта книга о друге, о жене, о человеке, без которого, как оказалось, другому человеку жизни нет. <…>

Она трагически и мучительно ушла из жизни. Мужеству этого долгого ухода мог бы позавидовать мифологический герой. Я с этим уходом смириться не мог и продолжал, составляя эту книгу, всё время думать и вести диалог с её героиней. Мне хотелось как можно сильнее утвердить её облик в своём сознании и, если получится, в сознании людей, встречавшихся с ней или не встречавшихся».

 Заказать книгу по издательской цене можно здесь

 


 
No template variable for tags was declared.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс июня 03, 2012, 11:11:48

Уже по рецензии Павла чувствуется, сколько трагичности в этой книге. Как будто человек остается один на один с Бесконечностью... У меня книга уже есть, приступаю к ней не без внутреннего трепета. Такие вещи нельзя читать, например, в метро. Нужно хорошенько отрешиться от внешнего мира.
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Вс июня 03, 2012, 12:55:52

Да, видимо, вещь действительно пронзительная. Меня последний цитируемый абзац просто потряс. Это насколько же надо любить и уважать человека, чтобы сравнить с мифологическим героем, чтобы сделать его своей любовью бессмертным... Прав Павел, на такое способна только молодая душа.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вс июня 03, 2012, 22:11:20

А мне страшно читать такие вещи. Мой трепет - перед мужеством беззащитности...

Страшно ли было - С.Н. писать это? Не в том смысле, - оценят ли адекватно как литературный труд и как поступок, - а вот не страшно ли - увидеть в этой книге себя самого как есть, без панциря, зеркал и отражений, правду про себя увидеть, которая между строк?

К такой правде надо быть готовым, мне кажется, это очень трудно осуществить, трудно не сбиться с надтекстовой отрешенности в какие-то самооправдания или наоборот, самообвинения, адаптированные для публики...

Обязательно прочту.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс июня 03, 2012, 23:55:09

С.Н., мне кажется, уже привык к этому состоянию - когда страшно увидеть себя. Крамольная пришла мысль - а может, для того писатель (хороший писатель) и пишет? чтобы постоянно находиться в состоянии этого страха, постоянно его преодолевать, глядя на себя со стороны через написанный текст? Вот у кого надо учиться внутренней честности...

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте