Заказать третий номер

Просмотров: 1301
28 марта 2012 года

Русские самой судьбою избраны для остановки прогресса. Идея безлимитной эксплуатации Земли будет убита нами. В этом наше современное предназначение», – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД Эдуард Лимонов, придерживающийся нестандартных воззрений на историю.

Писатель и политик Эдуард Лимонов, автор культовой книги «Это я, Эдичка», которому в 2013 году исполнится 70 лет, в ближайшее время может быть причислен на Западе к разряду живых классиков. Более чем в десяти странах, включая США, планируют издать его биографию, принадлежащую перу французского писателя Эмманюэля Каррера. Кроме того, во Франции в течение весны-лета издадут книгу интервью с Лимоновым, два его романа и сборник его статей, опубликованных в свое время в газете L'Idiot internationale. Между тем на родине у Лимонова только что вышли две новые книги – роман «В Сырах» и поэтический сборник под названием «Атилло Длиннозубое», а музыкант Сергей Беляк спродюсировал альбом песен на его стихи, в создании которого поучаствовала целая ватага разных исполнителей. Своими мыслями о лимоновском буме, его причинах и возможных последствиях с газетой ВЗГЛЯД поделился сам писатель.

- В вашем новом романе «В Сырах» вы находите соответствия между вашей собственной судьбой и судьбой гетевского Фауста, а также самого Гете. Это риторический ход, метафора, способ более ярко сказать что-то о себе, или здесь есть реальный мистический смысл?

Эдуард Лимонов: История Фауста – это история Сверхчеловека, за-человека. Я сам себя воспринимаю в последний десяток лет как такового, потому  мне было важно остановиться на Фаусте. Сколько в этом мистического смысла – up to you.

- Верно ли впечатление, что исторический Фауст, реальный человек, живший в XV–XVI веках, интересует вас больше, чем персонаж Гете?

Э.Л.: Исторический Фауст как антипод Лютеру меня интересует. К сожалению, не знаю немецкого, а то бы пустился в исследования первоисточников. Факт, что в противовес тонкогубому Лютеру (Вагнеру из «Фауста» Гете) как бы сама стихия народа выдвинула Фауста, мне нравится. Здоровый народ так всегда и функционирует. И персонаж мне близок. Меня ведь тоже любят школяры и девки.

- В романе вы пишете о связи детей с потусторонним миром, а в книге 2008 года «Ереси» рассказываете об энергетических сверхсуществах, создавших людей, и пропагандируете новую хронологию Анатолия Фоменко. Вы полностью отвергаете мейнстримную позитивистскую науку?

Э.Л.: Я в бешенстве от застывшей неживой истории (которая на  самом деле литература, а не история), от плывущей  «науки» о Безднах Хаоса, много от чего. Я был знаком с одним выдающимся ученым, не буду называть фамилию, достаточно неординарным специалистом по Луне, так он меня в конце концов не выдержал, перестал принимать у себя. Из-за моих еретических взглядов.

- В ближайшее время выйдет коллективный музыкальный альбом «ЛИМОНОFF», спродюсированный Сергеем Беляком, где группа «Барто», Сергей «Паук» Троицкий и другие музыканты исполняют песни на ваши стихи. Слышали ли вы какие-нибудь из этих композиций?

Э.Л.: Да, я слышал, наверное, пьес 5 или 6.

-  Можно ли рассматривать это как способ донести ваши стихи до тех, кто их не знает?

Э.Л.: Проект Сергея Беляка. Что он хотел и до кого донести, рекомендую обратиться к нему. Стихотворение – это благородно-старомодный жанр, в Европе к поэтам относятся как к безобидным чудакам. Поэт Лимонов чудак тоже, но не безобидный.

- Ваш новый поэтический сборник «Атилло Длиннозубое» назван по имени существа, фигурирующего в одном из стихотворений в качестве брутального захватчика Европы. Кто стоит за этим образом? Мигранты? Мутанты? Революционеры с русскими корнями?

Э.Л.: Атилло Длиннозубое – это житель моногородов. У многих русских, и у меня в том числе, есть эти импульсы, атиллов комплекс. Сейчас скоро уже нужно будет останавливать прогресс (начал обосновывать в свое время еще Мальтус, вы помните). Так вот, русские – на мой взгляд, именно русские как ни одна другая сила, ну, может, еще исламский мир – самой судьбою избраны для остановки прогресса. Идея безлимитной эксплуатации Земли будет убита нами. Нам суждено остановить прогресс. В этом наше современное предназначение.

- В этом году на Западе появится необыкновенно много изданий, так или иначе представляющих вас и ваше творчество. Это какой-то проект, или так совпало?

Э.Л.: То, что случилось, – счастливая случайность. Другое дело, что это случилось бы непременно после моей смерти. Мимо меня нельзя было пройти в любом случае. Но я  удачливый тип, и вот удостоился европейского признания при жизни. Впрочем, сейчас они пока еще упиваются парадоксами моей неординарной биографии. Но неизбежно впитают и мои антиевропейские книги.

- Комментируя лавину зарубежных релизов, посвященных вам, вы написали у себя в блоге: «Все это выводит меня в первый ряд европейских писателей». Что представляет собой этот ряд, из кого он состоит?

Э.Л.: Первый ряд ничтожно немногочислен. Старики доживают (ну, там, Умберто Эко какой-нибудь), а нового поколения не получилось. Мой старый постулат: западная демократия с ее политкорректностью, с ее множеством табу не может генерировать  гения. Заметьте, как травоядно измельчали лауреаты Нобелевской премии...

- Что представляет собой «экспортный» Лимонов в настоящий момент, по каким книгам вас знают в Европе и Америке?

Э.Л.: Они меня знают в основном по первым десяти–двенадцати книгам, изданным во Франции в 1980-е годы, плюс «По тюрьмам» (была издана в 2009 году). Пока они переиздают и издают мои интервью и статьи. Дальше дело пойдет быстрее. Коготок увяз – всей птичке пропасть.

- А если брать не отдельно вашу литературную ипостась, а вашу деятельность в целом, то кто вы для знающих вас европейцев прежде всего – писатель или политик?

Э.Л.: Если судить по Гуглу, и то, и другое. И еще немаловажное третье – моя чертова биография. Сидя в Европе, такую не проживешь!

- В 2011 году во Франции вышел биографический роман «Лимонов», за который его автор Эмманюэль Каррер получил престижную премию «Ренодо». Что вы можете сказать об этой книге?

Э.Л.: Кратко: Каррер создал миф «Лимонов». Не такой, какой я хотел бы видеть, но как умный  герой я не возражаю. Миф «Лимонов» еще пройдет трансформацию, но вчерне он готов. Вы много знаете наших современников, которых бы мифологизировали при жизни? Я ни одного не знаю.

- Опыт Эмманюэля Каррера приводит на память отечественные работы, посвященные вам. Была любопытная книга Александра Чанцева «Бунт красоты. Эстетика Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова», есть также новинка – «Лимониана, или Неизвестный Лимонов» Евгения Додолева. Вы знакомы с этими книгами?

Э.Л.: Чанцева читал, книга хорошо написана, но в том, что касается меня, Чанцев не прав, его гипотеза неверна. Что опубликовал Додолев, я не читал. Скорее всего, это тенденциозно, так я предполагаю.

-  К концу лета во французском издательстве Flammarion выйдут два ваших романа. Какие именно?

Э.Л.: «Это я, Эдичка» и «История его слуги» – это переиздания.

-  Ваши статьи, публиковавшиеся в конце 1980-х – начале 1990-х во французской газете L'Idiot internationale, издадут отдельным сборником, который получил название, буквально означающее «Возбужденный в мире спокойных придурков». Кто это придумал?

Э.Л.: Название взято от одной из статей, входящих в сборник – L'excite dans le monde de fous tranquilles. Это не переводы, статьи писались мной по-французски.

-  Собираетесь ли вы принять участие в европейских или американских презентациях соответствующих книг?

Э.Л.: Я не могу выехать из России, даже если бы и хотел. Постановление приставов по моему долгу Лужкову не снято. Впрочем, я и не хочу презентаций, я, видите ли, своенравный и особый человек. Когда мне исполнилось 60 лет, мой юбилей в Москве отмечали, а я сидел в саратовском централе в тюрьме и избежал, таким образом, юбилея. Юбилеи, презентации – все это очень пошло.

 Кирилл Решетников, "Взгляд"

 
 
Юрий Смирнов: Фольклор, которого мы не знаем
Максим Кантор: "Давайте уважать историю русского народа. Всё. Точка"
«Мы ответственны сами за свою судьбу». Интервью с Юрием Арабовым
«Мы ответственны сами за свою судьбу». Интервью с Юрием Арабовым
Эскиз на мамином пианино. Беседа с художником Еленой Юшиной
Валентин Курбатов о Валентине Распутине: "Люди бежали к нему, как к собственному сердцу"
ЯНА ДЖИН. ANNO DOMINI — ГИБЛЫЕ ДНИ. Перевод Нодара Джин
ВЛАДИМИР СКОБЦОВ. ЖАР-ПТИЦА (Юнне Петровне Мориц)
Ингвар Коротков. "А вы пишите, пишите..." (о Книжном салоне "Русской литературы" в Париже)
Сергей Федякин. "Вышедший из крестьянского космоса" (о Василии Белове)
Мария Купчинова. "Плывут кораблики надежды..." (о книге Юрия Михайлова "Несбывшееся")
Геннадий Красников. "Сизифов мост над рекой Времени" (Дневник Сергея Есина. Опыт прочтения)
Все публикации

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте