Заказать третий номер

Просмотров: 1749
25 Январь 2012 года

- Налетай,  народ,  подешевело!

- Девочки, консультация  у  нас  бесплатная. Расхвалим! Покажем! Обманем!

- Ты  чё,  дед , крутишь?   Это  наушники  от  плеера,  они  тебе  вряд  ли  понадобятся.

- Отвертки? Конечно,  китайские! Где  ты  видел  по  такой  цене  что-нибудь  хорошее!

- Замки  наши. Гарантию?  Даю  пару  недель.

- Почему  дорого? А  сколько  сейчас  стоит  водка? Так  что,  водка  дорожает,  а  напильник  должен  стоить  как  в  семидесятых?  Нет,  дед,  дорожает  все!

 Я  ненавижу   торговлю!  Но  вот  уже  много  лет  именно  этим  занимаюсь. За  это  время  я  понял  несколько  вещей.

Во - первых, торговать  честно  можно.  Во - вторых,  этот  вид  деятельности  является  тяжелым  трудом.  И  в  смысле  физическом,  и  в  моральном  тоже!  В - третьих,  это  «Клондайк» для  человека  пишущего.

В  те  времена,  когда  «спекуляцию»  стали  называть  трудовой  деятельностью,  я  еще  не  был  готов  этим заниматься.

 ***

Редакция  районной  газеты,  которая  платила  мне  гроши, как  корреспонденту,  все  же  давала  возможность  где-то  еще  подрабатывать. Кем  я  только  ни  работал!  Был  плотником  в  больнице, оператором  котельной,  пожарником,  таксистом, возил  мясо  в  город,  был  сторожем. Работал  на  стройках,  каменщиком,  бетонщиком.  К  чему   все  это  говорю?  Я   просто  пытаюсь  вас  убедить,  что  перед  вами  не  какой - то  там  очкарик-интеллигент,  а  вполне  дееспособный  мужчина.

Впрочем, внешне  я  действительно  очкарик. И,  наверное, интеллигент .  Если  журналиста  с  четыремя  курсами  журфака  и  пятью  курсами  литинститута  можно  отнести  к  этому  сословию. Короче,  строить  дома,  водить  машину, комбайн,  трактор, слесарить,  тушить  пожары, писать  статейки я  умею.

Но  однажды наступил  момент,  когда  для  жизни  не  стало  хватать  денег.   И  неудивительно! В  стране  опять  начались   перемены. В   селе  с  населением  в  восемь  тысяч  человек   настали   тяжелые  времена.  За  три  года разорились  три  строительные  организации,  меховая  фабрика, кирпичный  завод,  три  автопарка,  один  совхоз.  Мужчины,  да  и  не  только  они,  косяком  потянулись  в  Москву,  Питер,  и  конечно -  же  на  Север.

  Мне  мигрировать  не  хотелось,  и  после  долгих  размышлений  и  настойчивых  просьб  жены я  понял,  что  придется  заняться  «бизнесом».

        

 Начало

 

Была   осень.  Шли  дожди,  грязь  обещала  простоять  до  нового  года.  Идея  созрела  как  бы  сама  собой.  На  семейном  совете  было  решено  закупить сапоги,  калоши  и  на  этом разбогатеть.

Завод  по  производству  вышеназванных  изделий находился  в  Астрахани.  До  него  ехать  семьсот  километров,  мой  двадцатилетний   «Жигуль»  такой  путь  не  выдержит. Надо  искать  машину!  Машина  нашлась.  Друг  обещал  свозить  меня  на  завод. Теперь   деньги!  Они  нашлись  у  брата в  количестве  шестисот  долларов.

На  всю  подготовительную  часть  ушло  две  недели. Землю  по  утрам  стало  подмораживать,  но  синоптики  обещали  тепло  и  дожди. И  двинули  мы  на  Астрахань.  Вернулись  оттуда  загруженные  под  самый  потолок  сапогами  и  калошами  разных  фасонов.

Синоптики  как  всегда  ошиблись. Видно,  и  Господь  был  не  на  нашей  стороне. Вскоре  ударили  морозы,  грязи  не  стало,  и  наши  сапоги  заняли  место  в  сарае,  до  следующих  дождей.

А  тут  еще  какая - то  сволочь  наверху решила  устроить  стране  встряску,  проделав    хитрую  комбинацию  с  долларом.  В  итоге  мой  долг  вырос  с  шести  тысяч  рублей  до  двадцати  с  лишним  тысяч.

 Почти  до  лета  я  занимался  всякой  всячиной.    И  вот  однажды,  сидя  как -то  за  бутылочкой,  мы  с  приятелем  пришли  к  выводу: чтобы  хорошо  зарабатывать,  надо  торговать  оптом. После  второй  бутылочки  мы  убедили  друг  друга,  что  бизнесом  надо  заниматься весело, с  душой.  Тут  же  было  решено  заняться   оптовыми  поставками  калмыцкого  мраморного   мяса  в  магазины  города  Волгограда.

 

Операция «мясо»

Мясо в  виде  замороженных  овец  мы  нашли  довольно  быстро.  В  соседнем  селе  находился  небольшой  мясокомбинат. Кресло  директора  этого  предприятия занимал  один  мой  знакомый  грузин.  Он  встретил  нас  хорошо,  выслушал  и  сказал:  « Мужики,  помогу,  чем  могу,  но  мясо  очень  худое.  На  колбасу еще  пойдет,  на  продажу  вряд  ли».

Нас  эти  слова  не  напугали.  Через  час  в  мою  старенькую  машину  было  загружено  одиннадцать  баранов.  Они  были  стройны,  вернее,  худы  как  манекенщицы  на  подиуме.  За  ворота  мы  выехали с  веселым,  боевым  настроением,  радостно  обсуждая  перспективы  мясного  дела.

Дорога  была   относительно  ровной, светило солнце,  вдоль  дороги,  около  лесополосы,  наглые  вороны,  противно  покрикивая  друг  на  друга, что - то  собирали  с  асфальта.   Мы  с  Игорьком   покуривали  хорошие  сигареты,  оглядывая  меняющийся  пейзаж. Хорошо!  Казалось,  все  у  нас  получится.  Но  какой-то  вредный  черт  думал  иначе. 

Не  доехав сорока  километров  до  города, оба  задних  колеса  у нашей  старушки  взорвались  в « лохматы». Разгрузив  половину груза,  мы  достали  запаску,  поставили  ее вместо взорванной и  стали  тормозить  попутные  машины с  надеждой  занять  у  них  колесо.  В  период,  о котором  идет  речь,  мобильных  телефонов  еще  не  было.  Но  народ  уже  был  испорчен  временем. И у  него,  во  всяком  случае,  у  той  части водителей,  которая  проезжала  мимо  нас,  мы  не  вызывали  сочувствия.  Короче,  камеру  пришлось  клеить  самим.  На  это  ушел  еще  час.  Наши  стройные,  замороженные  бараны  за  это  время  подтаяли, и  вид  у  них  был  явно  не  мраморный.  Это  поняли  не  только  мы,  но  и  все  те,  кому  мы  предлагали  это  мясо  в  городе.

Спасла  нас  от  разорения  тетя  Игорька, она  заведовала  одним  из  магазинов. Тетя  взяла  у  нас  мясо,  конечно,  заплатив  меньше, чем  мы  заплатили  утром  грузину.

Сев  в  машину, я   предложил заехать  по  пути  в  пекарню,  купить  хлеба  домой. У  нас  в  то  время  были  перебои  с  хлебом.  После  моих  слов  у  компаньона  в  глазах  мелькнула  искорка.  Хлопнув  по  панели, он  выдал  мысль:  « На  все  деньги,  что  у  нас  есть,  закупаем  хлеб  и  везем  в  село». Мне  такая  идея  не  очень  понравилась. Торговать  хлебом  мне  казалось  как -то  грешно.  Но  Игорь  убедил  меня, что  торговать  нельзя  дружбой, любовью и  совестью,  остальное  всё продается.

Ехать  с хлебом  было  приятнее.  В  салоне  пахло  чем - то  домашним.  Из  детства.  Хлеб  односельчане  разобрали  за  двадцать  минут. Продавали  мы  дешевле,  чем  в  магазинах,  но  все  равно  нас  дважды  обозвали  спекулянтами.  Меня  это  сильно  задело,  и  я  спрятался  в  машину.

Игорь,  распродав  остатки,  сел  в  машину. Подсчет  наличности и  вычет  расходов  показал,  что  мы  сегодня  заработали на  бутылку  водки,  сырок   и   пачку  сигарет.  Как  бы  ни  было  грустно,  но  нас  это  обрадовало.  Могло  быть  и  хуже,  если  бы  не  тетя.  Вот  за  нее  и выпили  мы  первую  рюмку.

Все  бы  ничего,  но  всё-таки  было  обидно  за  то,  что  обозвали  спекулянтом.

 

 


 
АННА ЛЕО. В ТЕМНОМ ПРОШЛОМ
ВЛАДИМИР ГУГА. JUSTDOIT, или ТРОПИЧЕСКИЙ ВКУС 90-X
ВЛАДИСЛАВ КУРАШ. СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЕМ
ИННА ИОХВИДОВИЧ. ЦЕНА ПОБЕДЫ
ИРИНА ГОРБАНЬ. ДОЧЬ АТАМАНА
АЛЕКСЕЙ ИВАКИН. ПРИКАЗА НЕТ
Все публикации
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Чт. Январь 26, 2012, 19:41:05

У автора проблемного очерка – получилось рассказать простым языком о сложном, о чуде выживания в современном мире. Лирический герой этого очерка "бьётся рыбой об лёд", стараясь прокормить семью, и всё время оказывается в "минусе" в торговых делах. Обижает его не столько внешние препятствия (поломка автомобиля, размороженное мясо), сколько отношение односельчан к частному предпринимательству. В спину лирический герой слышит язвительное слово «спекулянт», хотя товар – который он продаёт – ниже закупочной стоимости. Лирический герой – рад, когда при подсчёте «барышей» оказывается, что на всю прибыль можно купить «бутылку водки, сырок и пачку сигарет».
Чем привлекает этот лирический герой? Пожалуй, тем, что он готов довольствоваться малым, лишь бы дело, которым он занят, находило поддержку у окружающих.
Очерк получился правдивым, выдержанным в традициях жанра.
Последняя правка: Январь 26, 2012, 20:18:41 пользователем manager  
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Чт. Январь 26, 2012, 21:21:29

Прочла и так ярко вдруг вспомнились эти жутко-романтические, разбойничьи годы! Полезла в стол, нашла собственную старинную публикацию газетную, из первых, от 1993 года. Мне тогда было 17 лет...

С ужасом(!) перечла, восхищаясь выдержкой отца, который, мужественно прочитав "признательные" опусы, привёл меня за руку в редакцию маленькой газетки, и редактора газетки, опубликовавшего это...

Делюсь, потому что Магомед заставил вспоминать. "Дух эпохи" глазами семнадцатилетней дурочки... Вася, вот здесь - говорить не переговорить о нравственности! :)

"КАК БЕЛЫЕ ЛЮДИ"

В который раз бабушка пыхтит, как самовар, говоря о деньгах. Слушать надоело во сколько раз подорожало масло, колбаса и все остальное. Тебе-то хорошо, тебе ненужны лосины и брюки, кроссовки и сережки… А мои джинсы скоро разлезутся! М-да…
- Ба! А где тут в банке были шпроты? – кричу из глубины холодильника. Эта банка шпрот – подарок на Новый год от дяди.
- Да чёрт его знает! Стояла рыба какая-то открытая… Все поотравимся! Я её кошкам отдала… Нечего есть несвежее…
Вот это номер! Вот это спасибо! Да я лучше отравлюсь, чем «эту рыбу» кошкам отдам!
Я не могу больше есть картошку! Меня тошнит от оладьев без сахара и сметаны! Буду худеть…
- Всё! Ухожу на панель! Да! А что ж, когда денег совсем нет? А я хочу есть нормально! А я хочу хорошо одеваться, а я хочу есть то, что хочу, а не то, что есть…
- Иди-иди! Ишь! Шалавой стать! Да у нас в деревне…
- Да знаю я! Ты уже сто раз рассказывала!
- Вот… Срам-то… и писем писать не буду! – моя добрая, честная бабуля собирается заплакать.
- Да шучу я, господи! Просто… пожить бы денёк нормально, как белые люди живут…

В доме задребезжали окна.
- Ка-а-тя-а-а-а! – Да, звонков у нас нет. Так и зовём друг дружку, как в старые добрые времена… Накидываю облезлую куртку, ноги – в бабкины валенки… - Иду, иду!
- Чего вам?
Соседки пришли, сороки-белобоки…
-Ленка вчера на рынок ездила… - Наташка сияет от счастья. Ленка перебивает:
-Ой! Наконец-то эти сапоги продали! Весь день там проторчали, думала, с ума сойду!
- Если вы заставили меня вылезти из дома в такой холод, чтобы рассказать глупость, - я делаю страшные глаза, - то…
- Да нет! Живём! Я десять тысяч взяла! – Ленка старается говорить спокойно, мол, «ничего особенного».
Покрытый инеем мужик быстро-быстро пробежал мимо трех прыгающих девчонок.
- Ура-а-а! Сегодня гуляем! Поехали в город!
- В город!

Через час мы втроём идём по городу. В руке каждой дымится белая сигарета с зеленым ободком…
- А всё-таки, ментоловые здорово курить! – Наташка затягивается, молчит, потом, откинув голову, выпускает дым вверх. – Ох, черт, хорошо-то как!
- А давайте попробуем сигары! Вон те – за 300 рублей поштучно!
Купили сигары, похожие на детские дудочки. Одна затяжка – глаза на лоб… сдавленный кашель… Нет, это не для нас. Но оставим – перед пацанами хвастаться…

Идём мимо рядов, заваленных шоколадом, жвачками, туфлями… Чего здесь только нет! Шоколадом мы уже объелись. Пить охота.
Зашли в какой-то бар, уселись за столики. О! Ленка несет три «пепси», три коктейля, три пирожных! Я лопну, но всё это выпью и съем! Такое бывает один раз в жизни!
Вышли из бара. Всех троих поразил приступ икоты. Как некстати!

Идём по улице, останавливаясь у каждого ларька. Накупили столько мелочей… Совсем обнаглели – идём по улице и пьём баночное пиво! Вообще-то дрянское. Мне не нравится, но я выпью. Потому что… может, это в последний раз…

За этот день мы посмотрели 3 фильма… А объелись! А обпились! А обкурились… На всю жизнь хватит.
Вот и стемнело. И холодно что-то стало… Денег осталось всего три тыщи.
Напоследок заглянули в первый попавшийся киоск и купили бутылку ликёра. Вишневого!

Домой ехали на такси. Было так весело! Хотелось петь, но… еще не так поймут… это же не они провели день, как белые люди… "
Последняя правка: Январь 26, 2012, 21:24:00 пользователем manager  
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Чт. Январь 26, 2012, 21:43:24

Текст в текст - читабелен. Нашёл много близкого себе (курение сигар). Один только вопрос гложет меня: где была выпита бутылка вишнёвого ликёра?..
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Январь 26, 2012, 22:25:35

Катя, метаморфозы (из чудовищной куколки в любом случае будет бабочка), произошедшие с тобой, дают надежду, что и наши дети - это временно пропащее поколение!)

А в общем, страшно представить, что пережили и передумали наши родители. Отцы, которым надо было и семью накормить, и виду, насколько всё плохо, не подать. Поразительное время. Такое безнравственное на поверхности, устраивающее такие проверки на внутренную прочность.
Алексей Чипига

Таганрог
Комментарий
Дата : Чт. Январь 26, 2012, 22:41:44

Как-то легко мне с этим героем, который так умиляет и располагает к себе своей несмелой смелостью, этим "не интеллигент-очкарик, а вполне дееспособный мужчина" и тут же оговаривается. И очень легко читать во многом благодаря этой милой простоте сердца рассказывающего такой "сказ" героя, смущающегося и выдерживающего испытания.
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Май 24, 2012, 23:30:22

"Торговать нельзя дружбой, любовью и совестью, остальное всё продается". Так просто сказано, но как же это важно... Так приятно было читать не о сложном, запутавшемся, странном, "лишнем", среднестатистическом, а просто о хорошем человеке. Как же они нужны, эти просто хорошие люди, как в переходные, так и в стабильные времена.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Сб. Май 26, 2012, 01:20:52

"остальное всё продается"
А в Средние века ростовщичество считалось чуть ли не самым страшным грехом. Потому что это "торговля временем". А время принадлежит Богу. Вывод: нельзя торговать тем, что тебе не принадлежит... И вот тут-то рефлексирующему человеку "в очках" засада, ибо начинается философия: "а что мне по большому-то счету принадлежит?" Так что, Ир... Я бы не сказала, что рассказ о НЕ сложном человеке... Это все-таки об интеллигенте, попавшем не в свои обстоятельства. Настоящий торгаш на "спекулянта" обижаться не должен.
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Сб. Май 26, 2012, 07:08:06

Верно Наташей подмечено: спекулянт - человек-ловкач, и чем больше он наловчит за день, тем лучше спит ночью.
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Май 28, 2012, 20:21:41

Понятно, что и обстоятельства "не свои", и спекуляция - деятельность не благородная, но он всё равно какой-то хороший, скромный. Вообще, скромности сейчас днём с огнем не сыщешь, заменяется закомплексованностью, неуверенностью и прочим. А вот в персонажах Магомеда чувствуется именно скромность, что-то очень чистое, несмотря ни на что, и это так приятно, так располагает...
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Пн. Май 28, 2012, 20:54:27

Персонаж и автор - суть одно лицо. Проза Магомеда - это исповедальная проза.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пн. Май 28, 2012, 21:46:19

Ну, да, согласна: хоть и "в очках", и "интеллигент", но действительно теплый и хороший персонаж. Он ведь умеет наслаждаться "не своей" ситуацией, черпать в ней что-то "от народа", а потому он и не оторван от корней. Такой и хочется видеть настоящую интеллигенцию...
Василий Зозуля

Нижневартовск
Комментарий
Дата : Пн. Май 28, 2012, 21:59:36

Интеллигент интеллигентом, а сила у него, как у кузнеца Вакулы...

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте