Заказать третий номер

Просмотров: 2325
26 ноября 2011 года

    

 

Дон Кихоту Ламанчскому

 

Ночные книги – белые крыланы.

Ты знаешь всё об этих существах:

распаханные в полустишья страны,

темницы в пятистопных городах,

 

и звук дорог – катренный, жёлтый, пыльный,

с потертой, зарифмованной тоской,

где мельница распахивает крылья

и машет неоконченной строкой.

 

И вот теперь ты слышишь этот запах

прожженных слов. Дымит библиотека.

И ты стоишь на титульном листе

 

с копьём бумажным и в бумажных латах,

сгоревший до кофейного оттенка,

и пепел шелестит из-под ногтей.

 

 

                     Сорок два

                                      4 Цар 2, 24. 

1)      Темнеет лес – лохматый, дождевой,

         смеются птицы, выгибая хорды,

         и дети отправляются войной

         под знаменем крестового похода

    

         туда, где плоть, накрытая травой,

         охватывает горные породы

         и выдыхает воздух луговой.

         И под конец 12-го года

    

         (тринадцатого века), семью шесть,

         они заходят по колено в шерсть,

         глотая духовитый, потный ветер,

    

         туда, где спит нерусский городок,

         привязанный звериной бородой

         под горлом двухголового медведя.

 

<ребёнок говорит:>

15)  – Плешивые поля вокруг путей,

         где я иду, переставляя лица.

         Зачем я сотворен из двух людей

         (родителей), хотящих поселиться

 

         в моём пустопорожнем животе?

         И человечек за моей ключицей,

         задохшийся от плоти и костей,

         не может и с синицей подружиться.

 

         Я – мальчик, рассечённый на отделы,

         я буду кочевать из тела в тело,

         разрезанный ударом решета,

 

         пока внутри крестового похода

         густой, горячий, землемерный <кто-то>

         пытается меня пересчитать.

 

<медведь говорит:>

29)  – животные похожи на подделки

         людей, ребёнков или нас самих:

         вот птицы спят в летающих постельках,

         а вот – собаки просят накормить

      

         их животы; вот городок нательный

         сожжен одноголовыми детьми,

         зашитыми в непрочный эпителий;

         и звери, преисполненные тьмы,

 

         и дети, не желавшие свободы,

         хотят зарыться в наши пищеводы

         (так в кожу зарывается лемех)

                  

         и поселиться в комнатах глубоких,

         (так мы двукратно населяем Бога,

         и шелестит невыгоревший мех) –

                          

 

 

***

Барометры показывали дождь,

и стрелки их покрылись облаками,

тая в себе предгрозовую дрожь.

 

Раскидывая ветер плавниками,

я жил в холодных пажитях дождя,

в аллеях водяного вертограда:

движенье жабр, десятиногость краба,

изломанное в кровь крыло зонта,

 

ладони – перепончатые брызги.

Из почвы выползали обелиски,

проулки заросли речной травой...

 

В тот год я начинал дожди сначала,

нырял в ночную впадину вокзала –

счастливый и влюблённый в никого.

 

 

   

 

                   Деревья

 

Мы увидимся снова в той осени, где

города необжиты, пусты, непогожи,

где деревья, стремясь превратиться в людей,

красят листья в цвета человеческой кожи,

 

где забытые рынки – осенняя гарь –

помнят запахи рыбы, ботинок и клёна.

Мы увидимся снова. Пустой календарь –

в каждой клетке октябрь и гудки телефона.

 

Это время «нигде», это город вериг,

золотой пустоцвет лесопарковых зон,

мы увидимся там, возле зимних преддверий,

 

где мосты, повернув, замыкались в тупик,

где трамвайные рельсы кричат в унисон

человекоподобным деревьям.

 

  

 

                        ***          

                                                     

                       (Неправильный сонет)

Преврати меня, Боже, в солёный гранит.

Для чего у пустыни кремнистые руки?

Для чего этот столп опускается с юга,

и сова, сквозь него пролетая, горит.

Преврати меня, Боже, в отару берез,

всё равно мое тело прошито насквозь

гнёздами ласточек-береговушек.

Всё равно из-под ребер не вынуть греха;

и на горле моем затянулась река,

по которой текут молоко и вино

(переполнены медом ракушки,

и к поверхности липнут пчелиные рты).

Преврати же меня в длиннотелую рыбу,

я зароюсь в речное творожное дно;

надо мной корабли, огибая кадык,

уплывают обратно в Египет.

 

 


 
No template variable for tags was declared.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Вс ноября 27, 2011, 15:04:08

Эти стихи как лабиринт, в котором интересно находиться, блуждать, наблюдать за тем, как там сама по себе и неожиданно живёт сотворенная иная жизнь, реальность иная.
В этих стихах чувствуешь себя как Алиса, упавшая в кроличью нору.
Исполнено блестяще. Как самое лучшее хочется отметить "Барометры показывали дождь": ожившая стихия,осязаемая.
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Вс ноября 27, 2011, 18:48:43

Это самые таинственные из всех стихов, которые мне когда-либо приходилось читать. И таинственность эта не раздражает, а увлекает, включает в свою игру, и верится, что еще чуть-чуть - и прозреешь какой-то высший смысл в причудливых образах. Несомненно, это стихия воды так действует - в ней что-то постоянно рождается, переплавляется... нечто сущее до всего на свете. Как этому не удивиться?
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Вт ноября 29, 2011, 19:38:59

Сотворенность какого-то прамира, что ли, в этих стихах...

Незабываемые впечатления, совершенно оригинальное лирическое "Я". Дерзновенность и непосредственность в самых лучших пропорциях, и чувство меры идеальное, аристократическое... Здорово!
Не умею о стихах говорить, а об этих - так хочется сказать!!!
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Чт декабря 01, 2011, 12:55:13

Задумалась, что же меня так удивляет в них. Поняла: надграмматическая (неграмматическая) соединенность слов... :)
Любовь Гудкова

Москва
Комментарий
Дата : Вт декабря 20, 2011, 00:21:47

Иван, поздравляю с победой в конкурсе "Согласование времён"! )))
Андрей Самарин

Феодосия
Комментарий
Дата : Вт декабря 20, 2011, 21:15:46

Я в этих стихах понял только то, что это стихи. И что форма сонетная. Но это действительно наверное хорошие стихи, хоть я их смысл в общем не схватил. Удивился т.к. понял, что это неважно здесь, смысла как понятного сюжета, или описания чего-то знакомого, требовать здесь не выходит, здесь другие законы. Интересно. Но книгу из всех таких стихов я бы не прочитал, устал бы. Такой с меня читатель))

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте