Заказать третий номер

Просмотров: 1093
23 Ноябрь 2011 года

Сейчас любовь, которая являлась осью западной культуры, просто исчезла. Любовь соединена с количеством наслаждений, с ценой каждого из микронаслаждений, которые получает клетка. Все здесь разъято, расчленено, разложено по полочкам, к каждой филейной части тела приклеен ценник.

Тема любви в разных культурах понимается совершенно различно. Нам кажется, что это нечто универсальное. На самом деле, нет. В человеческом обществе нет ничего универсального. Сходные понятия, сходные явления, сходные системы отношений разными коллективами, разными цивилизациями, разными культурами оформляется совершено по-разному.

Была прекрасная книжка Дени де Ружмон, которая называется «Любовь и Запад». В этой книжке автор, замечательный французский интеллектуал, описывает, что любовь, как мы ее знаем, именно куртуазная любовь, любовь не в браке, не христианская любовь агапе, а любовь романтическая, является исключительно наследием западной культуры. И то, что нам кажется само собой разумеющимся – песни о любви, фильмы о любви, книги о любви, рассказы о любви, романсы, повествования, легенды – все это определенное течение, специфическое культурно-идеологическое мировоззрение, которое ставит любовь в центре внимания и абсолютизирует ее. Дени де Ружмон показывает, что для западного общества любовь как страсть – это ось, а для других обществ – нет.

Если рассматривать западноевропейское понимание любви, оно не сводится к платоновскому эросу. Платон считал, что страсть – та сторона любви, которая отвлекает от ее сущности, и настоящей любовью является стремление человека к высшему началу. Страстную любовь, которая лежит в основе западноевропейской традиции, Платон, наоборот, причисляет к изъянам, к заболеваниям.

С другой стороны, христианское агапе – другое название для любви – это уважение, почитание, вежливость, отдавать должное старшим, взаимная гармония друг с другом, лишенная всякой страстности. Но только уже не как у Платона в эросе, интеллектуалистском эросе, холодном и светлом, а на уровне социального уважения, социальной гармонизации. Речь здесь идет, скорее, о смирении, об обуздании самого себя.

Дени де Ружмон пишет: «Счастливая любовь не имеет истории». Любовь должна быть несчастной, любовь должна быть обязательно трагичной, любовь должна переходить в смерть, в страдание, она не может быть институализирована. Любовь, на которой стоит западная культура, – это всегда адюльтер. Это всегда преодоление норматива, любовь, которая рвется». В мифе о Тристане и Изольде, который лежит в основе книги де Ружмона, есть этот трагичный конец, когда Тристан и Изольда соединяются только в виде деревьев, которые вырастают на их могилах.

Сейчас эта любовь, которая являлась осью западной культуры, просто исчезла. После практик любви к себе, о которых писал Фуко, после утраты драматического напряжения, когда в образе другого возлюбленного выступала высшая сила, такая любовь на современном Западе потеряна.

Любовь выделена в дигитальные модели, соединена с количеством наслаждений, с ценой каждого из этих микронаслаждений, которые получает клетка. Все здесь разъято, расчленено, разложено по полочкам, к каждой филейной части тела приклеен ценник: этот палец вы можете потрогать за 5 долларов, а за ухо подержаться – за 15. Это, конечно, не любовь. Любовь распалась, как распалось западное общество. Как рухнули западные ценности, рассыпались на фрагменты, которые копошатся в грязи недочеловеческого недоразумения, так рухнуло здание любви.

Как сегодня говорят о конце науки, конце истории, можно говорить о конце любви как явления. Той любви, которую создала уникальная модель западной культуры.

Мы родились в мире, где, скорее всего, любовь еще была, и умрем в мире, где любви уже не будет. Она уходит на глазах. Вместо нее будет все остальное – сексуальность, контракт, наслаждение, машина желаний, пересадка органов, ботекс, латекс – все, что угодно, только не любовь.

Александр Дугин, "Взгляд"

 
 
КРЫМСКИМИ ДОРОГАМИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО
ПАВЕЛ КОСОВ. Севастопольские картинки (маленькая сюита)
С возвращением, Севастополь! С возвращением, Крым!
ИНГВАР КОРОТКОВ. ПАРИЖСКИЕ ЗАМЕТКИ
ЛИДИЯ ЛИТВИНОВА. «Жизнь Клима Самгина» - образ героя в контексте модернизма...
Наталья Тагорина. Литературная премия, сверхзадача и новые смыслы
Все публикации
А.Злобин

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Ср. Ноябрь 23, 2011, 20:12:44

Смысл жизни - человек, которого любишь, и жизнь этого человека - дороже собственного существования.
Бескорыстное самопожертвование
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Ср. Ноябрь 23, 2011, 23:45:11

Если умирает душа, она цепляется за все вышеперечисленное в статье. Это не "смерть любви", а лишь признаки вымирания души. Для живого человека "сексуальность, контракт, наслаждение, машина желаний, пересадка органов, ботекс, латекс" вещи невозможные, т.к. любовь - это та сила, которая движет живым человеком. И "все остальное" отлетает он него как палка от вертящегося колеса. Оставим мертвым хоронить своих мертвецов...
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Чт. Ноябрь 24, 2011, 17:14:08

Никогда не думала о любви в таком ракурсе, не могу определиться, сочувствовать или всё-таки недоумевать.
Возникло подозрение, что автор переоценивает важность куртуазной любви и недооценивает - любви христианской, давая им неточные определения.
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Пт. Ноябрь 25, 2011, 00:59:18

А я бы, знаете, не хотела, чтобы меня так любили, чтобы - как единственный свет в окошке, с жервованием жизни... Это жестоко по отношению к "объекту". :)
Наталья Баева

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Ноябрь 25, 2011, 10:50:12

"Любовь, на которой стоит западная культура, – это всегда адюльтер. Это всегда преодоление норматива, любовь, которая рвется"

Каша какая-то. "Преодоление норматива" - это, простите, всегда что? адюльтер?
"Конец любви", которую создала "уникальная модель западной культуры"... "Сейчас эта любовь, которая являлась осью западной культуры, просто исчезла".

Ну, если "осью" западной культуры являлся "адюльтер" - может, и не велика потеря? :)))
Ирина Митрофанова

Москва
Комментарий
Дата : Пт. Ноябрь 25, 2011, 11:11:55

Я согласна с Ларисой, автор дает неточные определения. Кстати, на мой взгляд, примеры русских литературных произведений об одновременно несчастной и христианской любви - это "Неупиваемая чаша" Шмелева и "Тупейный художник" Лескова. Если рассматривать любовь между мужчиной и женщиной с позиции христианской любви, это когда в любимом человеке видишь крупицу Бога, да даже не то, чтобы видишь, а всей душой чувствуешь неповторимость божьего творения именно в этом человеке, поэтому его и нельзя заменить кем-то еще, а "уважение, почитание, вежливость" - это следствие, а не причина. Товарищи, а может, не так уж все плохо с этим на Западе, может, это преувеличение, вроде "все русские пьют".:)
Поскольку если "Мы родились в мире, где, скорее всего, любовь еще была, и умрем в мире, где любви уже не будет". - то раньше умрет сам мир, а мы уж вместе с ним, это апокалипсис получается, если иметь в виду любовь не романтическую, а христианскую (в переводе для атеистов - общечеловеческую, когда люди видят друг в друге добро, и любят это добро друг в друге и любят само добро как явление).
Последняя правка: Ноябрь 25, 2011, 23:36:18 пользователем Наталья Баева  
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Пт. Ноябрь 25, 2011, 16:39:12

"Мы родились в мире, где, скорее всего, любовь еще была, и умрем в мире, где любви уже не будет" - вот это чистой воды выдумка автора. оригинальность? скорее глупость. чтобы данное утверждение имело место быть, либо люди должны полностью исчезнуть как вид, либо внутреннее строение человека (нервная, эндокринная и другие системы) должно быть переделано.
я бы сказал - любовь ушла в тень. а все перечисленные в статье "заменители" заняли ведущие позиции.
как вывод: в мире наступила смена приоритета человеческих ценностей. то есть и Ира и Наташа правы в своих комментариях.
вот
Саша Петров

Санкт-Петербург
Комментарий
Дата : Пт. Ноябрь 25, 2011, 17:00:24

да, и ещё, любовь - это уникальное лекарство, она может быть спасением, я бы даже сказал - панацеей.
к примеру, чтобы избавиться от пессимизма, от шопенгауэрского мироощущения, от приступов мизантропии, мне нужно влюбиться (со мной такое уже было).
вот

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте