Заказать третий номер

Просмотров: 5672
03 апреля 2013 года

У одного трудолюбивого Человека был огород. Каждую весну он делил его на грядки и сажал разные полезные растения. Как-то раз рядом с привычными семенами и ростками посадил Человек арбузное семечко. Через положенное время оно проросло. Сначала огородное население не обращало на чужака никакого внимания.

Но в один прекрасный день Помидор шепнул своей соседке Смородине:

— Надо бы с ним познакомиться: ведь бок о бок растём.  

— Неизвестно, что это за фрукт и как его едят,— ответила та. И предложила:

— А пусть Огурец первым с ним познакомится. Гляди, как они похожи: и цветут одинаково, и стеблями по земле ползают. Может, они родственники?

Долго-долго Огурец рассматривал незнакомца, потом сделал вывод:

— Вон у него под цветком круглый плод образуется. А у меня нет круглой родни, вся моя родня продолговатая.   

— Значит, ты отказываешься? Скажи сразу, что боишься. Зря тебя весь огород называет Огурец-храбрец! — нарочно громко заключила Смородина.

Огурцу хотелось и дальше слыть храбрецом. Он подполз своим стеблем к Арбузу, уцепился усом за его стебель и громко спросил:

— Ты кто?

Арбуз обрадовался, что с ним наконец-то заговорили, так как очень нуждался в друзьях, и добродушно ответил:

— Я — Арбуз.

— Это нам ни о чем не говорит. Какого роду-племени? — вмешалась в разговор Смородина, которая поняла, что опасности нет.

— С ботанической точки зрения я — ягода! — гордо сообщил Арбуз.

Смородина, несмотря на ветреную погоду, даже застыла от удивления в своём углу у плетня.

— Ой, держите меня, а то осыплюсь! Тоже мне ягода! Вот мы — ягоды: я да Малина с Крыжовником.

Малина и Крыжовник, которые росли рядом со Смородиной, тут же закивали. Но она не унималась:

— Нет, ну какая наглость — ползать по земле и называться ягодой!

Тут Помидор подумал про Клубнику с Земляникой, но Смородине напоминать не стал. И без того красная, сейчас она покраснела ещё больше. Было ясно, что дело принимает недобрый оборот. Помидор, который считал ссоры занятием для сорняков, а не для культурных растений, стал спасать  положение.

— А нет ли у вас каких-нибудь доказательств того, что вы — ягода? — вежливо  обратился он к Арбузу.

— К сожалению, нет,— ответил Арбуз грустно,— он уже понял, что надежда завести на этом огороде друзей рухнула навсегда. Но на всякий случай всё же спросил:

— А какие этому бывают доказательства?

— Разные. Но самое главное — тебя зовут в конфитюр,— сообщила Смородина.

— Куда-куда? Во фритюр? — тут же переспросила Картошка, которая росла неподалёку. Смородина только отмахнулась от неё веткой.

— Нет, меня никогда в конфитюр не звали,— тихо сказал Арбуз.

— Вот то-то же! — подытожила Смородина, которая любила, чтоб последним было её слово.

Все, кто слушал или принимал участие в этом разговоре, вдруг потеряли к нему всякий интерес и занялись своими привычными делами: одни переманивали пчёл с соседних грядок, другие прикрывали листьями плоды от палящего солнечного луча, третьи, наоборот, подставляли солнцу свои бока. Ведь забот у огородного населения всегда выше самых высоких макушек: дело идёт к урожаю.

С Арбузом с тех пор никто не говорил. Да он и не напрашивался на разговоры, так как понял, что чужой на этом огороде. Рос молча. И не по дням, а по часам. А вскоре круглый полосатый плод уже был виден от плетня до плетня. Как-то Смородина не выдержала:

— Гнать его надо отсюда! Ишь ты, как быстро растёт! Скоро за ним и других не разглядишь!

Помидор бросился предотвращать ссору:

— Куда он пойдёт?! Ведь у него здесь стебли, корни… И кому он мешает? Чужого не берёт. А что быстро растёт, так это его дело.  

— А моё дело — предупредить: то ли ещё будет! — сказала на это Смородина.

Разговор услышали два закадычных друга — Лук и Чеснок. И тут же стали спрашивать:

— Что будет, что будет?

— А то… Всем известно, что я — многолетнее растение. И у меня имеются кое-какие воспоминания. Вот и вспомнила я одну историю про Арбуз,— громко сказала Смородина и замолчала на самом интересном месте.

— Что это за история? — хором спросили Лук и Чеснок.

— В одном огороде произошла. Посадил Человек Арбуз. Вырос Арбуз большой-преболь­шой,— ответила  она.

— А что потом было? — не отставали закадычные друзья.

— Дальше я не помню. Но можно себе представить: Арбуз занял собой весь огород, а всех, кто на нём рос, смял своими полосатыми боками. Так будет и у нас.  

Скоро эту новость знали на всех грядках. Смородина не зря рассчитывала на Лук и Чеснок – они умели давать о себе знать даже там, где на самом деле их и не было. Начался переполох. Огородное население забыло об урожае и занялось Арбузом. Сначала все, кто мог, уцепились за арбузные стебли. Потом стали тянуть их в разные стороны.

— Вот видишь, что ты наделала! — не выдержал Помидор и обвинил Смородину.

— Я же ещё и виновата! Для вас, между прочим, стараюсь! Мне самой-то что — я найду лазейку под плетнём, проберусь в соседний огород, только меня и видели. И Малину с Крыжовником с собой уведу. А вот что вы все делать будете — не знаю,— обиделась та.

Как ни пытались всем огородом, навредить Арбузу не удалось. Он вырос крепким и выносливым. Когда все это поняли, на каждой грядке стали придумывать свои способы спасения. Картошка сказала, что она — клубень, что всё самое важное у неё спрятано под землей, а несъедобная ботва пусть погибает под арбузными боками. Морковка и Свёкла услышали это и между собой решили, что и им, корнеплодам, ботвы не жалко. Лук и Чеснок тоже собрались схорониться под землей до лучших времен. Горох рос у плетня и придумал перекинуться через него в соседний огород. Капуста заявила, что ей этот Арбуз не страшен: в её кочанах листок к листку так плотно прижат, что ещё неизвестно — кто кого. Вскоре на огороде опять воцарилось прежнее стремление к урожаю. Только Огурец и Помидор не нашли для себя путей спасения. Обиженная Смородина не удержалась:

— Не видать тебе, Помидор, в этом году гаспачо, а тебе, Огурец, не видать оливье.

Помидор промолчал. Он и так держался изо всех сил — ведь культурное растение не должно показывать отчаяние и другие безрадостные чувства, чтоб не заразить ими окружающих. Помидор даже сохранил сочность плодов. И мужественно ждал своей участи. Огурец же увядал на глазах. Несколько раз приходил к огуречной грядке Человек. Он поднимал с земли стебли Огурца, заглядывал под листья и даже дополнительно поливал его. Но всё зря. Огурец лежал желтый, сухой, ни на какие плоды не способный. Все, кому видна была его грядка, старались не смотреть на неё, а как можно глубже погружаться в собственные заботы.

Однажды в полдень пришёл Человек, подошёл к Арбузу, погладил его полосатый бок, пощёлкал по нему пальцами и сказал: «Всё, брат, ты готов». Потом ножиком аккуратно перерезал тонкий хвостик, которым Арбуз крепился к стеблю, взял его на руки и унес с собой.

Огород так и замер. Но ненадолго. Вдруг все повернулись в сторону Смородины и закричали. Шум поднялся такой, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Картошка голосила и приговаривала, что она раньше времени ботву забросила, и от этого клубни выросли мелкими. К ней присоединились Свёкла с Морковкой. Горох вопрошал, кто вернет ему недостающие в стручках горошины, которых нет только потому, что все силы он бросил на лазания через плетень. Капуста причитала, что кочаны её не сочны, потому что для твёрдости она их всё уплотняла и уплотняла, даже бабочки-капустницы от них отказались. А от Лука с Чесноком такие обвинения исходили, на которые ни одно огородное растение и способно не было. Вскоре население выговорилось. И Смородина всем сразу сказала, как отрезала:

— Вас послушать, так я и во всемирном потеплении виновата. Займитесь лучше собой. Вам скоро грядки освобождать.

Никто из нападавших на неё больше не обмолвился ни словом: они не знали, что такое всемирное потепление и боялись опять во что-нибудь ввязаться. Несколько дней и ночей на огороде не происходило никаких разговоров. «Жалкие однолетние бедолаги, их жизнь так коротка, что ничего не стоит испортить её обыкновенным Арбузом»,— думала Смородина. Она даже стала испытывать лёгкое чувство вины. А оно-то ей было ни к чему: начнётся брожение в ягодах, тогда в конфитюр точно не позовут. Поэтому одним тихим летним вечером Смородина вдруг громко сказала:

— Простите, что так получилось.

Помидор обрадовался и тут же за всех ответил:

— Мы-то простим. А Арбуз, ни за что обвиненный? А Огурец, ни за что пропавший?

Следовало бы промолчать, но Смородина не удержалась:

— Огурец сам виноват — не надо всё так близко к сердцевине принимать.

Потом опомнилась и пообещала:

— А перед Арбузом я извинюсь. Человек обязательно соберет все семечки, когда будет есть Арбуз. И на следующий год их посадит. Вырастит не один, а много Арбузов. А я ведь многолетнее растение. Вот на следующее лето и извинюсь. Даже могу перед каждым Арбузом извиниться.

Помидор, хоть и был однолетним, но видел не на одно лето вперёд. Однако своих сомнений Смородине не высказал. А ответил так:

— Всё надо делать вовремя: и извиняться, и прощения просить.

А потом ни с того, ни с сего весело добавил:

— Гаспачо меня забери!

 

 


 
No template variable for tags was declared.
Лариса Ефремова

Москва
Комментарий
Дата : Чт апреля 04, 2013, 17:44:24

Читать сказку в качестве детской мне помешали фоновые знания. :) Дошло даже до того, что в какой-то момент мне показалось, что это вольное переложение "Скотного двора", возможно, из-за "фабулы заговора".
Не совсем ясно, для аудитории какого возраста написана сказка: она изложена хорошим и простым языком, персонажи очень колоритные, каждый со своим характером, но уж очень немирными мне показались планы и намерения огородного населения.
Смешанные чувства вызывает финал, ведь по сюжету, арбузу испортили всю жизнь, огурец вообще погиб, а "заводилам" лишь "ай-яй-яй, как плохо" сказали. при этом приняв участие фактически в травле...
И весело добавили: "Гаспачо меня забери!"

По поводу формы: предположу, что, если повествование сократить, сказка будет более динамичной. Очень медленно развивается действие,очень большой удельный вес разговоров. происходящее обсуждается, а не показывается.

Все мои критические замечания высказаны в русле соответствия жанру - детской сказки. Если эту историю адресовать взрослой аудитории, немного "увзрослив" текст, - думаю, все только выиграют. Было по-настоящему интересно (исключая стандартную "завязку").
Екатерина Злобина

Cевастополь
Комментарий
Дата : Пн апреля 08, 2013, 15:03:24

А я наоборот, на тему корней почему-то подумала: вот и дорос Чиполлино (по речевой интонации)до "Ревизора"))) Посмотрите, Лук и Чеснок - точь-в-точь Бобчинский и Добчинский)))

Напишу о самой яркой краске, которая меня рассмешила. Это возглас "гаспачо меня забери!", который прозвучал как пиратское "тысяча чертей!"
Очень вкусное слово, особенно в контексте. Только, боюсь, дети не владеют "матчастью"))
Лидия Юрьевна Волкова

Щёлково
Комментарий
Дата : Пн мая 20, 2013, 20:55:19

Никогда не понимала, что есть "детская литература", даже в детстве. Сейчас в этом понимаю еще меньше - и, на всякий случай, не пишу для детей. Зная, что это любимый предмет "профессиональных" игр-препирательств: для детей? нет, это не для детей! Моей дочери 9 лет, но она понимает, что я пишу, и с ней можно советоваться. Не надо думать, что дети дураки.
Я этот рассказ прочитала с огромным удовольствием!
У автора блестящий юмор и ясно, что написано не об овощах, а о людях, их характерах и правилах взаимоотношений. Попутно дети узнают от автора "матчасть": что арбуз - ягода, что "всё надо делать вовремя: и извиняться, и прощения просить". И спросят у мамы, что такое конфитюр и почему в него не кладут "забродившие" ягоды, что такое гаспачо. Получается, что рассказ именно детский - потому что он побуждает маленького читателя узнавать новое, сверх написанного.
Наталья - молодец!
Саша Н. Кестер

Зеро
Комментарий
Дата : Вс октября 05, 2014, 09:37:49

То, как построена сказка, стилистически, навело меня на мысль, что вы – учитель. Или работали им, или не до конца реализовали свой внутренний позыв – быть учителем, нести светлое, чистое, разумное в души и сознание людей. Подчеркну – людей, поскольку "сказка" на грани, между ребёнком и взрослым – подростковая. Вероятно, Вы в старших классах русский язык преподаёте. Вы, уж, постите мне мои домыслы, сам не знаю чего это меня так пробрало поразгадывать самим же собой загаданную загадку. Вероятно, на это сподвигла подача материала, очень по-педагогически правильно – исподволь, намёком, как бы ненароком заложить в подсознание маленькую истину, что нельзя судить огульно, впопыхах, на эмоциях; поставить вопросы, но прямо на них не отвечать, а дать возможность поковыряться, помучаться:) Читать было не скучно, с юмором, не затянуто, единственное, бросились в глаза канцеляризмы:
трудолюбивого Человека;
положенное время,
бок о бок растём,
очень нуждался в друзьях,
С ботанической точки зрения, … и т.п.
Они делают текст формальным, омертвляют. Канцелярский язык мёртвый, он и предназначен для того, чтобы исключить толкования, а художественное произведение (особенно сказка) – именно, и призвано создавать образы, наполнять глубиной и смыслом – изображать, а тут без толкования не обойтись.
Мне поравилось, вполне себе достойно!

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте